Стадия проекта: Завершен   |   Сроки проекта: 03.08.2015 - 15.10.2015

Инвестиции в жилищно-коммунальный комплекс

427
92
16
этапы проекта
Старт проекта
Внесение материалов
Внесений идей
Обсуждение
Экспертиза идей
Обращение в органы власти
о проекте

Уважаемые эксперты, представители организаций государственного и банковского сектора, ресурсоснабжающих организаций, частных операторов коммунальной инфраструктуры!

Информационно-аналитический портал «Контроль ЖКХ» приглашает вас к широкой дискуссии по вопросу повышения инвестиционной привлекательности жилищно-коммунального комплекса России.

Отрасль ЖКХ в последние годы стала одним из наиболее эффективных сегментов для инвестирования. По оценке Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства оборот отрасли превышает 4 триллиона рублей. Гарантированный спрос на услуги предприятий ЖКХ открывает перед инвесторами целый набор возможностей. В этом контексте магистральной темой является тема государственно-частного партнерства в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Вместе с тем, для притока инвестиций необходимо доработать существующие инструменты  и интегрировать в действующее правовое поле комплекс мер, повышающих заинтересованность держателей капитала в инвестировании в сферу ЖКХ. Проанализировать сложившуюся ситуацию, провести исследование мнений участников рынка и понять, как пилотные проекты поставить на поток - ключевая задача очередного проекта, реализуемого на краудсорсинг-платформе портала.

Вехи проекта.

Первый этап: Внесение идей, обсуждение идей
Сроки проведения первого этапа: 03.08.2015 – 01.10.2015

На данном этапе каждый авторизованный пользователь портала может предложить редакции портала свою идею по теме проекта, прислать документы, связанные с темой проекта и способные помочь разобраться в проблеме, дать аргументированную оценку относительно предложенных идей. Кроме того, каждый пользователь сможет высказаться в поддержку понравившейся ему идеи.

Второй этап: Экспертиза предложенных идей
Сроки проведения второго этапа: 01.10.2015 – 09.10.2015

На втором этапе редакцией портала формируется рейтинг внесенных идей, определяемый по числу голосов за каждую идею. Лучшие предложения направляются членам экспертного совета портала, которые проводят экспертизу идей, оценивают их качество и возможность гармонизации с существующими нормативными актами. Вместе с тем, на всем этапе экспертизы идей продолжается публичная дискуссия по теме проекта.

Третий этап: Подготовка заключения по итогам дискуссии, формулирование резолюции дискуссии
Сроки проведения третьего этапа: 09.10.2015 – 15.10.2015

Резолюция формулируется экспертным советом редакции и публикуется на портале. Параллельно с этим итоговый документ направляется в органы власти, обладающие полномочиями для принятия решений, рекомендованных на этапе экспертизы идей. 

Материалы проекта
итоги проекта
дискуссия
Сортировать:   По популярности   По дате  
03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Ввести уголовную ответственность за несанкционированные подключения к объектам энергетической инфраструктуры

Предприятия энергетического сектора по причине вороства ресурса недополучают миллиарды доходов - потенциальных инвестиций. Необходимо внести изменения в уголовный кодекс, предусмотрев уголовную ответственность за кражу ресурсов из электрических сетей. Проблема в том, что невозможно без приборов учета физически отфиксировать объем украденного ресурса и, как правило, подобные факты  не трактуются как кражи, что приводит к привлечению лиц, осуществивших несанкционированное подключение к административной ответственности с незначительными штрафами.  Необходимо, во-первых, трактовать  факт незаконного подключения как кражу ресурса без требований доказательства объема изъятого ресурса, во-вторых, в разы увеличить штрафные санкции за однократное нарушение, в третьих, ввести уголовную ответственность за повторное несанкционированное подключение к электрическим сетям  в течение 12 месяцев. 

Я думаю, что это будет неправильно. Тогда нужно будет просто половину россиян пересадить. Они будут сидеть, а мы же и будем их кормить. Конечно, мы теряем на несанкционированных подключениях. Относим это в графу коммерческие потери, но я считаю, что уголовная ответственность – это слишком

Обязательно должна быть уголовная ответственность, на мой взгляд, потому что вор должен сидеть в тюрьме. Помните такую фразу Жеглова? Но, к сожалению, статья, касающейся хищений, не работает. Очень сложно доказать объем похищенного имущества. Если у кого-то из квартиры утащили телефон, его можно взять и оценить. Электроэнергию потрогать нельзя, поэтому в судах очень часто возникают вопросы. Нас спрашивают, а что это такое, докажите, что он украл столько-то, а не столько-то.  Как это пощупать, сколько он украл? Наши формулы, расчеты во внимание не берутся, суд их не принимает.

Механизм должен быть и должен быть однозначным. Как считать, что брать в расчет и что не брать. На мой взгляд, помимо прямых ущербов, нанесенных этими ворами, они должны оплатить полностью все расходы на то, что их отключали, выезжали с пожарными, с милицией, чтобы впредь вообще было неповадно даже смотреть в сторону электролинии.

У газовиков, если похитили на сумму в десять тысяч рублей, то уже грозит уголовная ответственность. Вот по образу и подобию газовиков было бы очень неплохо установить наказания и в нашей сфере. 

Несанкционированное подключение – это, по сути, воровство электроэнергии. Если проводить аналогию, то за воровство любого другого осязаемо материально товара есть уголовная ответственность. И, если в этом ключе рассуждать, то будет логично ввести уголовную ответственность и за воровство электроэнергии. Это было бы правильно и хорошо. 

И сейчас есть определенные статьи в уголовном законодательстве, по которым можно привлечь к уголовной ответственности за кражу электроэнергии. Правда, там очень сложная процедура. Если бы сделать её более чёткой. В принципе, я не против уголовной ответственности за несанкционированные подключения. 

За факты хищения электроэнергии у нас уже давно есть уголовная ответственность. Постановлением правительства определена модель, по которой  можно всё посчитать. Суды у нас эти расчеты принимают, если, конечно, лицо,  незаконно присоединившееся к сетям,  не предоставит другие расчеты. К примеру, о праве собственности, которое у него появилось раньше, чем мы заявляем. И так далее. А в общем и целом доказать воровство и привлечь виновного – вплоть до уголовной ответственности –  у нас не так уж и сложно. 

Нужно дифференцировать наказание. Если речь идет о подключении к низкому напряжению – 0,4 – к примеру, в саду набросил линию, потому что или нет возможности сделать техприсоединение, или председатель общества не объявляется, или просто решил своровать по чуть-чуть, то можно ограничиться небольшим административным наказанием. Не думаю, что речь должна идти об уголовной ответственности и в случае с мелкими предприятиями и покрупнее. Просто для юрлиц или крупных ИП, ЧП нужно повысить размеры штрафов. Если сейчас за взятки размер штрафов умножают на сто, то почему бы здесь так не сделать? Чем взятка лучше или хуже такого вот  несанкционированного подключения? Один нарушитель заплатит огромную сумму штрафа, второй  – пройдет по стране слух об этом и, я думаю, что меньше станет таких подключений.

Наказание, по крайней мере, административное, есть и сейчас, но добиться его очень сложно. Мы, к примеру, установили факт воровства электроэнергии, акты составили. И не можем довести дело до логического конца. Это очень трудно. Это каждому контролеру  надо юристом быть, причем, опытным. Суд принимает сторону нарушителя. Закон ущемляет сетевые предприятия в этом случае. А ведь человек или организация мало того, что потребляют незаконно энергию,  они же могут создать опасные для жизни ситуации. Наказывать их надо. Продумать более четкий механизм. Но, может, все-таки не уголовную ответственность предусмотреть, а рублем. 

Я думаю, что уголовная ответственность – это слишком, а вот штрафы повысить нужно. Рассчитывать их, к примеру, по завышенным тарифам. И начислять на сумму сворованной энергии пеню. Её размеры нужно продумать. Да и сам механизм привлечения к ответственности должен быть более четким.

Тюрьмы у нас итак переполнены. К тому же, бывают вынужденные ситуации. Жестче надо наказывать, наверное, тех, кто подключается регулярно, неоднократно. У нас, как правило, этим занимаются частные лица. Мы их отключаем, они подключаются. И это повторяется снова и снова. Штрафы, которые выписывают, никого не пугают. Мы вынуждены менять схему: отключать нарушителей так, чтобы они уже не смогли подключаться. 

Уголовная ответственность – это слишком. Думаю, достаточно административного воздействия. Другое дело, что штрафы, быть может, нужно изменить. Увеличить их. Сделать наказание более жестким финансово. Без тюрем и без уголовных сроков наказания.

Я не большой сторонник наказательных мер, но ужесточение возможно. Может, не уголовная ответственность, но административная и материальная – она должна быть ощутимой и серьезной. Вопрос не в самом факте воровства, ибо люди воруют не от хорошей жизни. В свое время электроэнергия стоила три копейки за киловатт-час – не было воровства. Сейчас, когда 4,5 рубля киловатт – не каждый может себе это позволить. Так что воруют не от хорошей жизни. Административно, штрафами наказывать надо по той причине, что могут быть серьезные травмы при подключении. И плюс при этом несанкционированном подключении может выйти из строя вся энергетическая система. 

С моей точки зрения, несанкционированное присоединение к электрическим сетям - это все же кража прежде всего электрической энергии как товара. Поэтому, разграничивать кражу на административную либо уголовную ответственность не совсем правильно. Скорее всего, нужно изучить причины такого подхода населения: либо это проблемы с официальным подключением, либо банальное нежелание платить за энергоресурсы. Если последнее, то можно, как ранее писали коллеги, вводить большие штрафы (по сравнению с штрафами за возможно присоединенную мощность) и далее вводить уголовную ответственность. Если существуют проблемы с официальным присоединением (сроки, стоимость и навязываемые дополнительные услуги или товары) - то нужно сетевым компаниям дальше двигаться по совершенствованию и ускорению процесса технологического присоединения населения до возможного эталонного "авансового" присоединения. 

Обязательно надо ввести. Штрафы воздействуют плохо. По крайней мере, видимого эффекта от них нет. Может быть, уголовная ответственность остановит тех, кто подключается к сетям незаконно.

Административная ответственность не очень эффективна. Очень сложная процедура привлечения к ответственности. Вдобавок, многие просто не оплачивают штрафы. Но уголовная ответственность – это слишком жёстко, мне кажется. Надо просто продумать механизм взыскания штрафов, чтобы он работал более чётко. Есть же система, по которой за долги за границу не выпускают или могут имущество какое-то забрать. Наверное, в этом направлении нужно подумать.

Надо, конечно, вводить уголовную ответственность. Штрафов мало, они эффекта не дают. Не удерживают нарушителей от посягательства на наши сети. Но большие сроки я бы не вводил. В пределах года.

В случае бездоговорного и безучетного потребления электрической энергии законодательством предусмотрено наложение административного штрафа. При нарушении потребителем режима ограничения ситуация не выглядит однозначной. На практике известны случаи, когда мировые судьи принимали решения о наложении административного штрафа, но также известны случаи, когда нарушителей привлекали к уголовной ответственности (чаще всего речь идет об условном сроке). Относиться к существующим мерам, которые применяются в отношении незаконногоподключения, можно по-разному, но ясным остается одно - хищение электроэнергии наносит ущерб не только энергетикам, но и добросовестным потребителям, так как незаконные действия влекут за собой сверхнормативное увеличение нагрузки, снижение качества энергоснабжения, риски короткого замыкания и возгорания, а также опасность для жизни и здоровья людей. Тем, кто хочет сэкономить на электрической энергии стоит задуматься о других способах,позволяющих законно экономить ресурсы и свои финансы.

Проблема заключается в том, что невозможно без приборов учета физически отфиксировать объем украденного ресурса и, как правило, подобные факты не трактуются как кражи, что приводит к привлечению нарушителей лишь к административной ответственности с незначительными штрафами. При этом предприятия энергетического сектора по причине воровства ресурса недополучают миллиарды доходов - потенциальных инвестиций.

Наказание за кражу, будь то электроэнергия или какое-либо имущество, должно быть одинаковым. Безусловно, за воровство электроэнергии нужно вводить уголовную ответственность, как меру исполнения принудительных работ, так и меру лишения свободы. Зависеть мера наказания, должна от размера причиненного ущерба и, наверное, при рецидиве данного факта. К сожалению, ментальность наших людей, культивирующая принцип «электроэнергия - бесплатное благо», не позволяет мягкими инструментами изменить отношение к электроэнергии как к товару, почему и необходимы более действенные меры.

В настоящее время сетевые компании несут значительные убытки от неучтенного потребления электрической энергии вследствие несанкционированного подключения к сетям или потребления электроэнергии без заключенного, в установленном порядке, договора.

Электрическая энергия является товаром, и, по своей сути, неучтенное потребление - это кража, сопоставимая с хищением любого товара при его транспортировке. Однако, отсутствие, в большинстве случаев, положительной практики привлечения к уголовной ответственности за хищения электрической энергии, неодинаковое применение норм уголовного закона при рассмотрении этой категории дел, отрицание органами расследования электроэнергии как предмета хищения приводят к тому, что недобросовестные граждане, понимая свою полную безнаказанность, занимаются хищением электроэнергии, принося своими действиями значительные убытки сетевым компаниям. При этом, несанкционированное подключение может привести к серьезным повреждениям объектов электросетевого хозяйства и вызвать отключение жизнеобеспечения социально-значимых объектов.

Кроме того, нередки случаи, когда самовольное подключение приводит к трагическим последствиям. Не понимая всей опасности, которую таит в себе электрическая энергия, движимые жаждой наживы люди гибнут от воздействия электрического тока.

Поэтому считаю необходимым введение в УК РФ специальной нормы, предусматривающей ответственность за несанкционированное подключение к объектам электросетевого хозяйства. Введение уголовной ответственности за несанкционированное подключение позволит избежать гибели людей и снизить в значительной степени объем хищения электрической энергии, что приведет к уменьшению потерь электроэнергии при осуществлении ее передачи, и, как следствие, окажет положительное влияние на социально-значимый процесс формирования тарифа на электрическую энергию.

Несомненно, реальное несанкционированное подключение к системам мощных объектов без исполнения определенных регламентов должно наказываться. Однако не стоит переводить вопрос в плоскость уголовного права.

Ужесточать ответственность нужно. Скажу более, на последнем совещании блока безопасности обсуждали эту проблему. На сегодня внутри компании четко выстроена взаимосвязь между структурными подразделениями: профильными службами, службой безопасности и правовым департаментом. Например, при выявлении в действиях наших должников каких-либо мошеннических схем компания выступает инициатором уголовных дел в отношении руководства, собственников компаний. В ходе встречи сотрудники блока безопасности всех трех регионов указали на существующий ряд вопросов по взаимодействию с правоохранительными органами. Для того, чтобы обсудить с представителями полиции ряд проблем, энергетики ОАО «МРСК Урала» готовы выступить с инициативой проведения рабочих встреч и круглых столов, касающихся усиления данной работы и снижению процента отказов в уголовном преследовании нарушителей закона.

Необходимо отметить, что здесь вопрос не в жесткости мер, которые должны применяться к неплательщикам и энерговорам, а в их эффективности. Никто не будет настаивать именно на «карательной» составляющей, если на федеральном уровне будут выработаны действенные методы, которые сделают сами факты хищения электроэнергии и неплатежей за оказанные услуги по ее передаче невыгодными для недобросовестных потребителей.

03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Повышение платы за льготное присоединение к электрическим сетям

Инициатива предполагает установление платы за льготное присоединение к электрическим сетям вместо существующих 550 рублей рублей за 15 кВт до 2000 – 5000 рублей. Это связано с тем, что часто расходы энергетических компаний существенно превышают плату за присоединение и не позволяют формировать инвестиционные бюджеты.

Это может оказаться довольно проблематичным для физических лиц. Для начала тогда нужно, может быть, менять льготные категории. Такое повышение, конечно, скроет дельту расходов и доходов энергетических компаний, но нужно смотреть социальный уровень жизни населения. 

Это необходимо сделать, давно назрело. У нас льготное техприсоединение убыточно. И все это размазывается потом на остальных потребителей, которые вообще никакого отношения к техприсоединению не имеют. Нам приходится закладывать это в тариф на передачи и распределять на таких потребителей, которые не присоединяются, которые давно уже подключены. И ситуацию надо, конечно, менять.

Сиваев Сергей
Сергей Сиваев
ЭКСПЕРТ
12.08.2015

Не должно быть льготного присоединения, когда кто-то другой, вместо льготника (вместо кого?) покрывает расходы, связанные с подключением потребителя. Если мы исходим из того, что электроснабжение – конкурентный рынок, то плата за вход должна быть нулевой. А если этот рынок монопольный, то - по издержкам. Сегодня средние фактические издержки составляют не 550 рублей, а находятся в интервале от 2000 до 4000 рублей в зависимости от региона.

Баженов Сергей
Сергей Баженов
ЭКСПЕРТ
12.08.2015

Я принимал участие в решении этого вопроса в Совете при губернаторе Свердловской области. И в сфере энергетики меня беспокоит, что это государственные естественные монополии. Они постоянно получают дотации. С другой стороны, есть средний и малый бизнес, который работает в этой отрасли. И для них наше решение о повышении платы за подключение может быть равносильно закрытию производства.

Добавлю, естественные монополии были созданы нашими дедами и отцами – это все-таки не предпринимательство. Это было создано предыдущими поколениями. Сейчас появилась масса поставщиков и продавцов электроэнергии. А я считаю, что на этом зарабатывать не надо. Соответственно, не надо и повышать размер платы.  

Повышать плату нужно. Мы несем затраты при подключении льготной категории потребителей. Причем, не всегда их заявки оказываются затем востребованными. Цена минимальная и это позволяет некоторым потребителям относиться к вопросу небрежно. Предоставленные услуги не используются, а ведь наше предприятие затратило на это свои средства.По нашим оценкам себестоимость подключения – порядка 11 тысяч рублей.

Распространен и своеобразный бизнес, связанный с льготным подключением. Оформляют землю сельхозназначения, подключаются по льготным тарифам и потом меняют вид назначения участка. Или продают землю, которая, благодаря подключению, стала значительно дороже.  

Как представитель сетевой организация я считаю, что это нормально и нужно. Ведь мы несем большие убытки с существующими ценам. Нам должны возмещать, конечно, но компенсацию по выпадающим доходам нам дают просто мизерную. По законодательству существует цена в 550 рублей. Не выполнять льготное техприсоединение мы не можем. Приходит потребитель, платит эти 550 рублей, а работ ему мы выполняем на миллион. Бывает такое.   И убытки  очень большие.

С другой стороны, как потребитель, я понимаю, что если повысить цену до реальной себестоимости – это будет очень дорого. 

На сайте правительства РФ уже появился проект постановления, делающий подключения для льготников вообще бесплатными. Я против этой инициативы и как раз за то, чтобы повысить цену в каких-то разумных пределах. Себестоимость только бумажной работы по 15-тикилловатникам составляет порядка 12 тысяч рублей. Сюда входит подготовка документов, выезд на место, инспектирование, пломбирование, обработка актов, зарплата людей. И с учетом того, что опора стоит около участка. Если же опоры нет, и нужно ее поставить, то сумма вырастет еще более значительно.

Я против отмены платы за льготное присоединение. Объясню, почему. У потребителя-заявителя нет никакой ответственности за поданную им самим заявку. Подав эту заявку, он ничего не должен платить и ни за что не должен платить, поскольку типовые формы договора предусматривают санкцию только от суммы, которая указана в договоре. Если сумма договора ноль, значит и ноль санкций. Мы настроим безумное количество никому ненужных сетей, никто не сможет дать отпор вот этим некорректно поданным заявкам.

Плата должная быть и быть ощутимой. Размер платы в 20-30 тысяч рублей, на мой взгляд, адекватная сумма, о которой может идти речь при присоединении. Она может быть дифференцированная по мощности. Не всем ведь нужно по 380 вольт и 15 киловатт. Мне вообще непонятно, откуда взяты эти цифры. На сегодняшний день большинство лицевых счетов имеющихся точек поставки пользуются 220 вольт – самые наши обычные жилые дома. А люди не понимают – считают, что нужно брать больше, бесплатно же. 

Двумя руками «за». Вопрос цены специфичен. Кому-то сто рублей много, кому-то десять тысяч мало. Это зависит от благосостояния населения в том или ином регионе. Но если будем смотреть ставки на примере газовой инфраструктуры, то там плата за подсоединение  в среднем от 50 до 80 тысяч в нашем  регионе. Конечно, плата за электроэнергию должна быть несколько ниже, поскольку себестоимость строительства газовой инфраструктуру и линии электропередач различаются. Порядка 20-25 тысяч рублей – это будет экономически обоснованная плата.

Сейчас заявитель не задумывается, будет он в ближайшее время строиться или нет, нужна ему мощность в 15 киловатт или нет. Он приходит и пишет эту мощность. Сетевая организация заключает договор, выполняет в течение четырех или шести месяцев свои мероприятия, строит сеть. В итоге мы получаем такую картину: вокруг города растут поля, на которых выстроены линии электропередач и нет ни одного жилого дома. Затраты мы несем, а отдачи в виде увеличения объема передачи электроэнергии и её оплаты у нас нет. И заявителя более высокая плата стимулировала бы разумно подходить к срокам. Если тебе в этом году не надо электроэнергию, то ты и не просишь ее в этом году.

И второй момент – я считаю, что льготную плату надо привязать к киловатту. В этом случае она будет стимулировать заявителей к рациональному использованию. Ведь имея одну и ту же ставку платы за любой размер, мы всегда выберем больше – на всякий случай. А мы из-за этого «на всякий случай» обязаны резервировать мощность, строить сети с завышенными требованиями, с завышенной мощностью трансформаторов. Всё это выливается в неэффективное использование средств при строительстве. И увеличение потерь. 

Долговая нагрузка, которая ложится на сетевую компанию, довольно велика. И  подключение иногда сопровождается довольно-таки большими финансовыми затратами. Строительство сетей где-нибудь вдалеке, бывает, обходится и на миллион, и на полтора миллиона рублей. Когда это к нам вернется? Нам говорят: вам нужны потребители. Да, нам нужны потребители, но если с калькулятором посмотреть, то станет понятно, что такое присоединение, за 550 рублей, нам наверняка не окупится.

Я считаю, что плату необходимо повысить. Что такое 550 рублей? Даже затраты на подготовку договора выше, чем эти 550 рублей. Труд инженера отдела техприсоединения несопоставим с этой суммой. Ему ведь надо проехать, посмотреть документы, схему, выехать на место. Посмотреть, есть ли какие-то условия, препятствующие прохождению кабельной линии, воздушной линии, коммуникации, овраги, здания вокруг. Это стоит гораздо больше, чем 550 рублей. Я не говорю уже о самих мероприятиях. Сами мероприятия выливаются чуть ли не в  полтора-два миллиона рублей. Ставки однозначно нужно поднимать. 

У сетевой компании большие выпадающие доходы и огромные убытки в связи с нынешней ценой за подключение. Подключение к соседней линии стоит до десяти тысяч рублей. Капитальное строительство новых линий стоит намного порядков больше. И огромные убытки перекладываются  с плеч потребителей на сетевую компанию. 550 рублей – абсолютно несерьезная цена, и поднять её от двух и выше раз это необходимость. Техприсоединение люди делают раз-два в жизни. Я думаю, это не ударит по карману. 

Давно поднять нужно уже. Некоторые товарищи злоупотребляют тем, что закон нас обязывает. Какие затраты у нас при этом, какие миллионы мы должны потратить, никого это не интересует. 550 рублей – очень несерьезная цена. Так ведь бывает, что и эти деньги не платят. Заявку нам подали, мы присоединяем, потом должны выбивать эти 550 рублей несчастные. Надо, чтобы плата зависела от объема работ. К примеру, сейчас мы обязаны за 550 рублей до трехсот метров построить. А реально это стоит 5-10 тысяч рублей. И даже еще больше я бы сделал, чтобы люди ответственнее относились. 

Конечно, плату повышать необходимо. Ведь это будет дополнительное финансирование для того, чтобы этим же потребителям и строить. Из-за низкой цены мы несем довольно большие убытки. Она чаще всего не покрывает наших затрат. Так что повысить плату однозначно не мешало бы. 

Безусловно надо повышать! Очень много людей откровенно используют эту льготу. Сейчас немного правительство их ограничило. Льготой теперь можно пользоваться раз в три года. Кто покупает участки, строит дома, а потом их перепродает – им уже стало немножко накладно. Нам невыгодны сегодняшние цены, конечно.  Допустим, заплатил человек 550 рублей, а  требуется строительство магистральной линии. Она может стоить и 200, и 300 тысяч. Это называется выпадающие доходы предприятия, которые закладываются в тариф на передачу. Получается, что эта сумма раскидывается на весь город, на всех потребителей. Чем выше, дороже будет стоимость этого техприсоединения, тем меньше будет в тариф закладываться. По тому, каков должен быть размер платы, трудно сказать. Нужно экономистам рассчитать, чтобы окупить хотя бы перо, бумагу и езду – без строительства. Я бы пока не называла больших сумм. Ориентировалась бы, к примеру, на стоимость восстановления документов – это тысяча рублей. По крайней мере, от этой суммы стоит отталкиваться. Разница небольшая, а уже хотя бы какие-то расходы покроет. 

Существующая цена ложится бременем на сетевые компании. И непонятно, почему подход к электроэнергии иной. Газ поему-то просто так не подключают – там приличные суммы берутся. Воду и водоотведение просто так тоже не делают. А вот электроэнергию по низким ценам подключают. 15 киловатт – это практически коттедж подключить – построить сети, довести до границы с этим коттеджем. Я считаю, что это неверно. Первоначально в 861 постановлении  устанавливался тариф на подключение по мощности. Для одного количества киловатт один тариф, для другого – другой. Это было более правильно и верно. Я бы предложил установить цену за подключение киловатта ввести его твердую стоимость. Кому-то ведь и не надо 15 киловатт. Кому-то хватит и пяти. Пусть 1 киловатт стоит 550 рублей, к примеру. Эти деньги пойдут в копилку сетевой компании, и она сможет дальше развиваться. А сейчас получаются и убытки, и, вдобавок, все население, которое потребляет электроэнергию, частично оплачивает чужие льготные присоединения. 

С государственной точки зрения  доступ к электрическим сетям должен быть свободным. Не должно быть ограничений. Должны быть максимальные льготы. У нас, конечно, установленная цена не окупает даже телефонные звонки. И выпадающие доходы нам полностью не компенсируют. Отмечу, в отличие от многих других предприятий, мы эти убытки не раскидываем на население. Просто не выполняем какие-то работы, которые могли бы выполнить, если бы хватало денег.

Но надо смотреть точки зрения развития государственной экономики, с точки зрения развития всей энергетической системы. Если не давать людям подключаться, то и потребления электроэнергии не будет. Не будет потребления электроэнергии – не будет развития электрических сетей – не будет развитие генерации. Наша позиция такая – подключать по максимальной льготе, чуть ли не бесплатно, но компаниям, которые это делают, государство должно компенсировать затраты.

550 рублей - это политическое решение. Вопрос основной для сетевых компаний: как из политического решения подстроить экономику. Ответ один - практически невозможно. Поэтому 2000 или 5000 рублей за 15 кВт - это все же частичное уменьшение нагрузки для сетевых организаций, либо перекладывание нагрузки на промышленных потребителей за счет механизма перекрестного субсидирования. Мне кажется, что должен быть диалог, при котором сетевые компании начнут оптимизировать свои затраты, а население в силу специфики региональной экономической ситуации, будут совместно с первыми определять паритетную величину стоимости льготного присоединения с обязательным привлечением экспертов. 

Плату за льготное присоединение надо поднимать, конечно. Повышение должно быть экономически обоснованным, надо считать, на какую сумму повысить. Отмечу, 550 рублей включается в тариф как выпадающий доход. Есть много заявителей, которые платят 550 рублей, а им необходимо присоединение и строительство. Они потом заявляются уже второй раз не по льготному тарифу и платят за фактическое присоединение. Если правильно и честно подходить, то всех надо обязать платить столько, сколько они должны.

Я считаю, что если идёт фактическое присоединение, то 550 рублей – это нормальная цена. А вот бывают моменты, что за 550 рублей приходится строить  большие сети за большие деньги. И это ущерб для сетевой компании. Наверное, 3000 и 500 метров, определенные государством для льготной  категории  надо пересмотреть, разделить плату.  Если фактическое присоединение – это 550 рублей. Если расстояние больше, то какая-то другая сумма. И так по восходящей. Так было бы правильнее.

Конечно, надо повышать. Тариф нам государство дает. Больше мы установить не можем. Нам заплатили 550 рублей, а нам надо сто миллионов, например, на техприсоединение. Тариф нам при этом повысили всего на 2 процента – это будет 50 миллионов. И что делать? Необходимый размер платы за льготное присоединение затрудняюсь назвать. Это нужно расчеты делать, но что есть необходимость её повысить – это точно. 

На сегодняшний день законодательство предусматривает осуществление технологического присоединения для определенной группы потребителей по льготной цене - 550 руб. за подключение. При этом реальные затраты на присоединение могут составлять десятки, сотни тысяч рублей и даже доходить до нескольких миллионов. Разница между этими суммами должна компенсироваться государством в тарифе на передачу электрической энергии, который оплачивают все потребители.

С точки зрения потребителя это не может не радовать. Технологическое присоединение для многих стало более доступным. Но при этом сетевые организации, осуществляющие присоединение, несут колоссальные расходы. Даже если считать, что в дальнейшем с учетом тарифа на передачу электрической энергии, эти затраты будут возмещены, то подключить потребителя необходимо здесь и сейчас, и заплатить за это подключение также нужно здесь и сейчас. К тому же, никто не может гарантировать сетевой организации, что в дальнейшем подключенный потребитель будет потреблять электрическую энергию.

Увеличение стоимости с 550 руб. до 2000 или даже 5000 руб. не спасет ситуацию. Более эффективным решением этой проблемы может стать возмещение сетевой организации затраченных на технологическое присоединение средств государством. Соответственно, в этом случае необходимо пересмотреть тариф на передачу электрической энергии.

Безусловно, наша компания выступает за повышение платы за льготное технологическое присоединение к электрическим сетям.

Во-первых, необходимо ввести «льготную» ставку за 1 кВт для того, чтобы заявитель при подаче заявки анализировал реально необходимую ему мощность. В противовес действующих 15 кВт, при реальном потреблении 3-4 кВт.

Во-вторых, использование «льготной» ставки должно быть ограничено:

- предельным значением мощности, например, не более 15 кВт.

- расстоянием от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства Сетевой организации (не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности).

- более узким кругом категорий заявителей, имеющих право на применение «льготной» ставки, например, многодетные семьи, семьи, имеющие детей-инвалидов, и другие социально менее защищённые категории граждан. ПАО «МРСК Северо-Запада»  предлагает  установить «льготную» ставку в размере 1 000 руб. на 1 кВт.

Введение ограничения по использованию «льготной» ставки позволит ограничить затраты сетевой компании на строительство линий «в поля». Это связано с тем, что заявители заключившие договор за 550 руб., не несут ответственности за неисполнение договора в части возведения  энергопринимающих устройств. Кроме того, применение штрафных санкций в настоящее время к данным заявителям неэффективно, поскольку стоимость самого договора незначительна.

Увеличение стоимости договора позволит более эффективно применять штрафные санкции, что будет более чувствительным для заявителей, которые, в свою очередь, предварительно проанализируют необходимость подачи заявки на ТП.

Поддерживаю предложение по повышению платы за льготное присоединение по следующим причинам:

1. Расходы сетевой организации на выполнение мероприятий по технологическому присоединению данной категории заявителей должны включаться органом исполнительной власти в области цен и тарифов в тариф на передачу электроэнергии как выпадающие доходы.

Соответственно, затраты на технологическое присоединение, не компенсированные льготными заявителями, возлагаются на всех потребителей, оплачивающих потребление электроэнергии, что, по мнению сетевой организации, не является верным.

Поэтому считаю, что плата за льготное присоединение должна составлять не менее 5000 рублей. Это решение, в том числе, должно повлиять на снижение тарифа на электроэнергию.

2. Увеличение платы за льготное присоединение должно послужить сдерживающим фактором от подачи заявок «на всякий случай». На сегодняшний день заявитель, не приступая к строительству объекта и не имея финансовых средств, направляет в заявку на технологическое присоединение в сетевую организацию. Следовательно, у сетевой организации возникают обязательства по строительству электрических сетей к несуществующему объекту в сроки 4-6 месяцев.

Сетевые организации не имеют эффективных методов воздействия на недобросовестных заявителей льготной категории (плата за ТП объектов которых не превышает 550 руб.), поскольку предусмотренная действующей редакцией подпункта «в» пункта 16 Правил неустойка, исчисленная от льготной платы за технологическое присоединение, является настолько незначительной, что утрачивает свое стимулирующее значение и явно несоразмерна тем последствиям, которые возникают для сетевой организации в результате нарушения заявителем своих обязательств и (или) одностороннего отказа от исполнения договора.

Количество льготников, заключивших договор и не приступающих к строительству своих объектов в течение длительного времени, а то и вовсе отказавшихся от исполнения договора ТП после того, как сетевая организация выполнила свои мероприятия по строительству электросетевых объектов, исчисляется для сетевой организации тысячами штук и ежегодно увеличивается. В результате, по вине заявителей, не исполнивших свои обязательства, появляются невостребованные объекты электросетевого хозяйства.

Увеличение платы за льготное присоединение повысит ответственность заявителя после заключения договора технологического присоединения.

Изменения в тарифных решениях на технологическое присоединение, в целом, необходимы. Особенно, это касается льготных тарифов. Но, стоит учесть, что при вынесении этой инициативы необходимо четкая проработка решения и его возможных последствий для всех категорий потребителей. Тем не менее, решать проблему нужно, так как сетевые компании несут несопоставимые затраты при подключении льготной категории потребителей, отвлекают трудовые и финансовые ресурсы на реализацию заявок от недобросовестных клиентов, которые могут направлены на другие мероприятия в части технологического присоединения.

На сегодня при ставке в 550 рублей за подключение до 15 кВ сетевая компания тратит на техприсоединение более 100 тыс. рублей. При этом многие клиенты подают заявку на подключение к сетям не для реального потребления электроэнергии, а для того, чтобы дороже перепродать свой земельный участок. Справедливая плата за льготное техприсоединение составит 10-15 тыс. рублей. Это позволит в корне исключить злоупотребления льготой.

Услуга технологического присоединения должна иметь экономически обоснованную стоимость. К примеру, в 2014 году для энергокомпании стоимость «присоединения» одного киловатта составила 6 600 руб. Это объективные цифры, из которых видна экономически обоснованная величина платы за технологическое присоединение. Нужно понимать, что строительство нового объекта, который в дальнейшем планируется «присоединить» к электросетям, - мероприятие само по себе достаточно затратное. Поэтому гражданин должен сначала оценить все перспективы, понять, что электроэнергия ему действительно нужна для стройки и дальнейшего проживания, и он готов за нее заплатить, и только тогда  - «заявка – договор – оплата – строительство сети – «присоединение» за четыре месяца».

Впрочем, вопрос о размере стоимости за услугу технологического присоединения требует дальнейшей проработки и обсуждения всеми заинтересованными сторонами, которое сейчас и ведется на всех уровнях. При принятии окончательного решения необходимо исключать возможность любых спекуляций в этой области.

03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Пересмотреть перечень оснований для отказа в заключении концессионного соглашения

 

Исключить основания для отказа, которые зависят от компетенций и ресурсов муниципальных властей, такие как: «объекты теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения не соответствуют схемам теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения». Эти схемы, зачастую не отличаются качеством исполнения и не могут служить объективным критерием. Кроме того, следует исключить основание: « у публично-правового образования отсутствует ресурсное обеспечение для заключения и исполнения концессионного соглашения на предложенных условиях».  Муниципальные власти должны обеспечить частного инвестора всеми условиями для реализации концессионного проекта. 

Мы  с этим не сталкивались, у нас нет ни одного отказа. Но относимся к этому предложению положительно. Приведу пример. Муниципалитет прекрасно знает, что нужно построить котельную. Мы должны прийти и сделать это, но в силу каких-то причин в схеме теплоснабжения этой котельной нет. И если мы её построим, она будет неправомерной. Хотелось бы, чтобы эти моменты были отработаны.

Во многих регионах, районах, особенно в малых округах схемы выполнены с ошибками. Иногда они не соответствуют действительности. И, конечно, не могут служить критерием правильности, образцом. В таких случаях, наверное, можно согласиться с этим предложением. Но с другой стороны есть нормативные документы, которые регламентируют  проведение аудита систем снабжения и водоотведения и предписывают на основании этого аудита разрабатывать схемы. Если проводить подобные проверки и корректировать схемы постоянно, то они могут служить ориентиром и тогда исключать ничего не нужно. 

Неправильных схем очень много.  Их нужно перепроверять. Мы с этим сталкиваемся в работе. Но я считаю, что исключать из требований  для отказа их нельзя. Нужно привести всё в порядок. И работать по более совершенным, откорректированным схемам. 

Проблема противодействия со стороны местной власти при заключении и реализации концессионных соглашений существует. Способы ее решения нужно искать дополнительно.

Требование «объекты теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения не соответствуют схемам теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения» соответствует ФЗ «О концессионных соглашениях». Согласно данному закону задание концедента должно соответствовать схемам ВиВ, соответственно и предложение инициатора концессии должно соответствовать схема ВиВ.

Требование «у публично-правового образования отсутствует ресурсное обеспечение для заключения и исполнения концессионного соглашения на предложенных условиях» нуждается в уточнении, поскольку о каких ресурсах идет речь (расходы на техническое обследование или плата концедента) и кто определяет необходимость в ресурсном обеспечении (инициатор или концедент).

Этот момент – головная боль и наша, и департамента. У тепловиков одна карта, наших схемы водоснабжения и водоотведения на другой. Идет постоянно нестыковка. Порой никто не знает, что заложено и в какие годы до тех пор, пока не выкопаешь. Как уж на эти схемы равняться…

Я считаю, что должен быть комплексный подход. Пусть это будет единая рабочая схема. Надо привести документацию в соответствие с реальностью.

По поводу ресурсов – требования такие, конечно, исключить можно. Только насколько у нас муниципалитеты имеют возможности поддержать ресурсами? Может, у наших соседей в Кемеровской и Новосибирской областях могут. В нашем же Абакане это нереально.

Здесь вопрос в качестве документа, в том, какого уровня он разработан. Кроме того, со схемами водоснабжения целая проблема в связи с тем, что они были внесены в перечень сведений, относящихся к государственной тайне. Мы имеем на сегодняшний день ситуацию, когда орган местного самоуправления  разработал, утвердил эту схему, но пользоваться ею никто не может, потому что она лежит под грифом «секретно». Ситуация совершенно парадоксальная. И, конечно, надо учитывать качество документа. Если он настолько хорош, что там описано не только текущее состояние сетей, но и все  перспективы развития муниципальной структуры, то почему бы не ориентироваться на него? Однозначно сказать, как должно быть, сложно. Каждую ситуацию надо рассматривать отдельно. Наверняка может быть такая ситуация, что в схеме отсутствует информация о каком-то участке сетей, а есть насущная необходимость в их реконструкции или строительстве. Но вот не внесли в систему по какой-то причине. И это не должно быть, наверное, основанием для того, чтобы  отказать концессионеру.

По поводу ресурсного обеспечения – я считаю, что  его отсутствие должно являться поводом для отказа. Если нет такого требования, то любая организация, зарегистрировавшись под названием какая-нибудь «…Система» с минимальным уставным капиталом берет в концессию муниципальные сети стоимостью сотни миллионов и может быть даже миллиардов рублей. Чем она отвечает? Ей нечем отвечать, собственных ресурсов нет. 

У нас на предприятии со схемами всё в порядке. И несоответствие, я считаю, должно быть поводом для отказа. Если есть сомнения, то нужно провести инвентаризацию предварительно, привести все в порядок. Я думаю, что это довольно серьезные документы, на которые нужно ориентировать.

Если инвестор желает стать участником концессии, то у него должны быть свои ресурсы, хотя бы частично. Если их совсем нет, то это должно насторожить и может стать поводом для отказа

У нас в Саранске тоже очень много неясностей. Схемы не очень точные, но все-таки мы переложили, заменили многие сети, переделываем схемы. Стараемся, чтобы они соответствовали, делаем сверку. И, я считаю, что надо ориентироваться на схемы и требовать соответствия.  По ресурсам – муниципалитет должен помогать. Без этого сложно будет. Даже, может быть и вовсе ничего не получится.

У нас в Курске в  прошлом году разработали новую схему. И несоответствие с ней, я считаю, может быть поводом для отказа. Без схем нельзя работать. Все участники градостроительной и жилищно-коммунальной сфер должны коллективно и более пристально обращать внимание на эти документы. И делать соответствующие выводы, а на начинать застройку на пустыре, в десятках километров от существующей инфраструктуры. 

Схемы в данном случае не должны быть учтены. Это не должно быть основанием для отказа к реализации концессий. Можно обойтись без схем. Ведь иногда они готовятся поверхностно. Да и кроме организаций ЖКХ никто лучше не знает собственных сетей. Те организации, которые нанимаются для разработки схем водоснабжения, в любом случае пользуются информацией водоканалов. Отмечу еще раз: в большинстве случаев информация по схемам не соответствует действительности. И несоответствие не должно стать причиной для отказа.

Ресурсное обеспечение обязательно должно быть. Иначе на основании чего концессионер будет работать? Если у него нет ни своих, ни каких-то заемных средств, то как он будет управлять? В любом случае в водоканал нужно вкладывать инвестиции. Все говорят о ветхости наших сооружений, инженерных коммуникаций. И это правда. Для того, чтобы эффективно  управлять водоканалом, в первую очередь сюда нужно вложить инвестиции. 

Схемы – это рабочий материал. На мой взгляд, у нас многие законы слишком уж идеализированы и в связи с этим несколько оторваны от реалий.  Выполнение некоторых законов поэтому зачастую просто невозможно. Вот и по схемам – жесткие ориентир на них – это не совсем правильно. Это формальный подход. Не знаю, в каких городах смогут выполнить абсолютно все требования к схемам. И несоответствие схемам не должно стать причиной для отказа в концессии.

По ресурсному обеспечению – хорошо, если оно будет у концессионера. Хотя, какое-то оборудование может предоставить и муниципалитет. Ситуации могут быть разными. Если муниципалитету нечего предложить, то концессионеру самому придется изыскивать все ресурсы. И он заранее должен знать об этом и быть готовым.

Наверное, это не должно быть поводом для отказа. Или нужно давать время на восстановление схем. Во многих муниципальных объектах схемы давно не обновлялись, не приводились в соответствие с действующей инфраструктурой. Так что сейчас требовать соответствия с этими схемами особого смысла нет. 

С требованием исключения вопросов о достаточности ресурсного обеспечения и соответствия схемам не могу согласиться, потому что это может привести к инженерной дестабилизации систем водопровода и канализации.

Совсем отказываться от ориентира на существующие схемы, на мой взгляд, не стоит. Надо смотреть на год выпуска схемы. Если она действительно очень старая, не отражает актуальные явления, события, то нужно проводить работу по ее актуализации. А если схема была выпущена относительно недавно, инфраструктура не претерпела каких-то изменений, то почему нужно от неё отказываться?

Что же касается ресурсного обеспечения, то это требование закона. Предполагается, что любой участник конкурс собирается нести свои расходы по модернизации, реконструкции. Какой же это инвестор, если он идет на конкурс без денег в кармане?

У нас что технические задания к инвестпрограммам, что сами инвестпрограммы, что схемы – всё это красивая теория, не более того. Практика несколько другая. Для того, чтобы эта теория соответствовала практике, предприятию надо вкладывать туда совершенно другие деньги, нежели оно может вложить. Я просто понимаю, о чем речь идет. Сам делал схемы, инвестпрограмму. Мы еще не созрели до этого. К этому вопросу надо вернуться года через четыре.

Безусловно, должно быть ресурсное обеспечение. Если заходит просто  мешок с деньгами, то что дальше? Если у него нет коллектива, который будет управлять всем этим и, соответственно, каких-то ресурсов, то кто сказал, что у него что-то получится?

Изначально есть схемы водоснабжения, водоотведения и теплоснабжения  и на основе них делаются документы. Если схема добросовестно сделана, она будет соответствовать реальной инфраструктуре. И на схемы, конечно, нужно ориентироваться. Исключать их из требований не нужно.

По ресурсному обеспечению – в принципе, достаточно финансового обеспечения инвестора. Концессионер сможет привлечь какую-то специализированную организацию для выполнения необходимого объема работ. Но в данном случае надо рассматривать каждый случай отдельно. Одно дело какой-то областной центр, другое – колхоз. Подход должен быть разным.

Встречаются, конечно, неправильные схемы, но если их нет вообще – так не должно быть. Как можно работать, не зная, с чем ты работаешь? Ориентироваться на схемы нужно. И их несоответствие может быть поводом если не для отказа, то для более серьезной работы над проектом.

По ресурсному обеспечению – я считаю, что если инвестор берется, то  он должен этими ресурсами обладать. Раз пришли в бизнес, решили войти в концессию, то, будьте добры, работайте. Муниципалитет и регион, прежде всего, должны поддерживать само предприятие ЖКХ и защищать права граждан. 

Большинство схем сделано в семидесятых годах. И насколько я знаю, они не обновляются. Ставить упор на схему особого смысла нет. Есть и еще такой момент. Абоненты теперь сами могут проложить теплотрассу, водоснабжение, канализацию и прочее, получив разрешение ресурсоснабжающей организации, и обратившись в любую компанию, имеющую лицензию. И впоследствии они могут просто не сдать исполнительную съемку в муниципалитет. Городские власти могут и не знать, что где-то проходит та или иная линия.

По поводу инвестора – как он может прийти без ресурсов? Муниципалитет ему может помочь тем, что не будет ставить бюрократические палки в колеса. Если видят, что инвестор серьезно настроен, то должны помочь, сократить время бумажной волокиты.  Вот у нас «Водоканал» – акционерное общество. У нас всё свое. Единственное, что мы просим у муниципалитета – это ордер на земляные работы…

Существуют показатели, которые закладываются при разработке схем водоснабжения и параметры по качеству, экологии, безаварийности, которые  утвердило правительство. Их нужно соблюдать и на них нужно, безусловно, ориентироваться. Но достижение и исполнений этих мероприятий без государства невозможно.  Отдать все в частные руки и свалить всё на инвесторов-концессионеров – это утопия.

 

 

Я считаю, что исключать требования по соответствию схем нельзя. Схемы водоснабжения и водоотведения должны быть во всех крупных предприятиях. Если они старые, плохие, надо проводить инвентаризацию объектов, инфраструктуры. По-другому просто быть не может.

Я считаю, что если мы что-то серьезное делаем, то мы хотим, чтобы у инвесторов было ресурсное обеспечение, чтобы у них были оборотные средства, чтобы они показали свою состоятельность, могли вложиться. Чтобы не было ситуаций, когда люди пришли, собрали деньги и исчезли. Я считаю, что без ресурсного обеспечения не нужно даже допускать до конкурсов.

Согласен. На муниципалитеты и без этого возлагается слишком большая ответственность. А ответственность муниципалитетов – это ответственность их бюджетов, со всеми последствиями.

Схемы нужны для того, чтобы грамотно посмотреть, какие есть задачи. Схемы должен определять муниципалитет. Соответствие схемам нужно для того, чтобы концессионер знал, в каком направлении будет развиваться город. Если город не определил для себя ориентиры, то как это за него определит концессионер? Город должен определять, в какую сторону двигаться концессионеру. Для этого нужны и схемы водоснабжения-водоотведения, и генеральная схема развития города. В генеральной схеме предусматривают строительство новых объектов. И город уже распределяет, какое строительство идет за счет бюджета, а какое – за счет инвестора-концессионера. Задача муниципалитета – предусмотреть это в программе и утвердить. А задача концессионера – иметь какой-либо инвестиционный фонд, кредиты  или другие средства, которые он может вложить в предприятие. С помощью экономического развития и инвестиционной программы, через тариф инвестор должен вернуть затраченные средства и получить прибыль.  Механизм отработан и понятен….

Необходимо избегать формальностей в решении подобных вопросов. Если у муниципальных и региональных властей есть подобные замечания, то как минимум эти замечания должны быть подробно описаны: что детально не устраивает. Как максимум обе стороны должны провести анализ замечаний и найти совместное решение – для того, чтобы не останавливать развитие и модернизацию инфраструктуры ЖКХ. Необходимы допущения в каждом конкретном случае, т.е. индивидуальный подход к решению вопросов отказа.

По вопросу исключения из требований к реализации концессионных проектов оснований для отказа в соответствии с п. 4.6. Статьи 37 Федерального закона от 21.07.2005 N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях", находящихся в компетенции муниципальных и региональных властей, считаю исключение целесообразным в части подпункта 6) - в случае отсутствия у публично-правового образования ресурсного обеспечения для заключения и исполнения концессионного соглашения на предложенных лицом условиях.

03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Предоставление инициатору концессионного проекта в ЖКХ бонуса при рассмотрении равнозначных предложений

При наличии заявок о готовности к участию в конкурсе других лиц на условиях, предложенных инициатором,  при рассмотрении равнозначных предложений отдавать преимущество предложению инициатора.  Считать предложения равноправными даже в том случае, если стоимость предложения инициатора превышает стоимость лучшего предложения в пределах 5%. 

Концессионные соглашения очень активно обсуждались в последние годы. И в Петербурге есть несколько удачных примеров реализации этой инициативы, но пока проектов немного, насколько мы видим. Так что любые инициативы, которые будут привлекать потенциальных участников ГЧП, можно только приветствовать. Можно использовать, как мне кажется, любые бонусы и скидки. 

Идея не новая. Бонус должен быть. Но вот является ли пять процентов достаточным бонусом, чтобы были покрыты затраты и усилия инициатора по подготовке проекта? Мы же понимаем, что в любом случае он делает это за счёт прибыли. Вопрос бонуса уместен и требуется какой-то карт-бланш для инициаторов. А его размер и вид  требует уточнения у экспертов, которые непосредственно работают на этом рынке.

С 1 мая действуют поправки, где предусмотрены частные инициативы, но остались некоторые проблемы. К примеру, инициатор может подать заявку – её выложат на сайт. Если никто из других заинтересованных не подаст свою заявку, то с этим инвестором без конкурса заключают соглашение.  А вот если кто-то заявляется, тогда появляется проблема. Инициатор может потерять деньги, которые вложил в разработку документации. И бонус в данном случае – справедливая вещь. В западной практике это называется преимущество на стадии переговоров. А вот его виды бывают разные. 

Спорный вопрос. Все зависит от объема проекта, от его стоимости. Наверное, лучше руководствоваться сегодняшними законами, которые уже действуют,  предусматривают возможность предложить инициатору условия, на которых он готов сотрудничать. К тому же иногда речь идет о более выгодных условиях с точки зрения ценообразования, а иногда с точки зрения сроков и качества объектов. Сейчас  необходимо повысить фактор качества. К сожалению, в проектах на первый план выходит вопрос тарифообразования. А если речь идет о модернизации, качество имеет ключевое значение. 

Есть такая мировая практика. Очень хорошая. Мы на предприятии поддерживаем её двумя руками. Для человека, который инициировал концессионный проект, должны быть преференции. Он сам его рассмотрел, нашел, разработал. Какие-то потратил ресурсы и не имеет при этом никаких преференций. Должно быть иначе.

Такое предложение идет в разрез с существующими положениями антимонопольного законодательства о запрете предоставления преимуществ одному из участников торгов. Кроме того, возможен риск манипуляций, когда частная инициатива становится инструментом обеспечения преимущества на торгах.

Это является лишь одним из механизмов мотивации инвестора на разработку предложения. Появление такой нормы можно только приветствовать, но данный механизм нельзя рассматривать в отрыве от других. Более сильную мотивацию может обеспечить компенсация затрат инвестора на подготовку предложения.

Вариант с отклонением не более 5% представляется оптимальным, с альтернативой отказа инициатора от заключения клнцессионного соглашения и возмещения победителем затрат инициатора на подготовку.

Данное предложение будет являться стимулом частным инвесторам для выхода с инициативой заключения концессионного соглашения.  Практика 5%  действует во многих странах, так называемая «бонусная система», из этого можно сделать вывод, что потенциальное нововведение опробовано и можно использовать опыт других стран. 

Предоставление бонуса частному инициатору является распространенным в зарубежной практике реализации ГЧП-проектов механизмом «стимулирования» частных партнеров на инициацию ГЧП-проектов и обычно применяется в странах с так называемой «бонусной» системой частной инициативы.

Разработка инициативы требует от инициатора значительных временных и денежных затрат, а отсутствие каких-либо преимуществ или гарантий в случае, если конкурс все-таки состоится, значительно снижает интерес инвесторов в выступлении с частной инициативой в реализации проекта. Предоставление в таком случае, например, бонуса, когда предложения лучшего участника и инициатора считаются равнозначными, позволят обеспечить интересы инициатора. Ведь предложение лучшего участника, так или иначе, основывается на инициативе инициатора. Как правило, в зарубежной практике не всегда используется порог в 5%. Бонус рассчитывается по существующим методикам и может зависеть, например, от объема бюджетных инвестиций, необходимых для реализации проекта. Чем больше бюджетных средств требуется для реализации проекта, тем меньше бонус, предоставляемый инициатору.

Участвуя в совместном с Министерством экономического развития и Центром развития государственно-частного партнерства исследовании «Частная инициатива в концессиях: международный опыт и перспективы становления в России», мы провели опрос среди представителей органов государственной власти, инфраструктурных компаний, финансовых организаций и консультантов по ГЧП-проектов. Все респонденты поддержали установление преференций, однако большинство поддержали установление преференций в виде права последнего предложения, при применении которого в случае поступления лучшего предложения от иного участника, инициатор имеет право заключить соглашение на таких же условиях.

Предоставление частному инвестору-инициатору проекта определенных преимуществ – это механизм, который широко используется за рубежом. Речь идет об unsolicited proposals (незатребованных предложениях).

По мнению ряда специализированных исследовательских организаций в сфере ГЧП (например, PPIAF1), данный институт позволяет государству использовать знания и идеи частных лиц, но при этом нуждается в специальных процедурах, которые бы позволили наряду с привлечением частной инициативы обеспечить необходимую конкуренцию для достижения принципа “value for money” («соотношение цены и качества»). В том случае, если проект частного лица одобрен, заявитель на торгах должен получить определенные преимущества, но без нарушения принципа честной конкуренции.

Мировой практике известно большое количество различных моделей незатребованных предложений. Например, в механизме “Bid Premium (bonus)” инициатор проекта участвует в торгах вместе с иными участниками, но при оценке ему предоставляется определенный бонус, который дает возможность сравнять предложения даже в том случае, если инициатор проекта дал показатели ниже (установил выше цену). Максимальный процент преимущества, который может быть предоставлен заявителю, установлен на законодательном уровне. Данный механизм используется, например, в Китае, Корее, а в Чили заявитель имеет право продать свой бонус другому лицу.

Описанные механизмы могут быть применены и в России, однако они требуют внесения изменений в действующее законодательство (прежде всего, нормы о конкуренции, которые не позволяют предоставлять преференции участникам торгов). Конкретная форма преимущества должна быть определена по итогам комплексного сравнительного исследования всех механизмов, в том числе с точки зрения их соотнесения с российской правовой системой. Представляется, что механизм незатребованных предложений повысит инвестиционную привлекательность проектов и выступит стимулом для инвесторов. Отмечу, что механизм частной инициативы в России был введен недавно, и в ближайшее время, наиболее вероятно, будет корректироваться, исходя, в том числе, из практики его применения. Таким образом, вопрос о предоставлении преимуществ инициатору проекта является актуальным.

Жолин Андрей
Андрей Жолин
ЭКСПЕРТ
18.08.2015

Инициатор несет затраты, пусть и небольшие, по проекту. И я за поддержку инициатора. Он проявил инициативу, это социально ответственное поведение. Тем более мы говорим о ЖКХ, это такая многозначимая отрасль. Я бы установил какие-то бонусы, но это должно быть прописано в критериях оценки изначально, когда проводятся конкурсы. Плюс столько-то баллов инициатору, чтобы это как-то могло мотивировать участников проектов.

Закрепление такого преимущества просто необходимо для того, чтобы частная инициатива получила широкое распространение на практике. Подготовка концессионного проекта, как правило, требует серьезной квалификации, значительных финансовых и временных затрат. Поэтому разумно предоставить инициатору определенные привилегии на этапе проведения конкурса. Причем речь может идти не только о стоимости предложения, но также о сроках и других параметрах проекта.

Вялкин Алексей
Алексей Вялкин
ЭКСПЕРТ
19.08.2015

Не думаю, что предоставлять бонусы – это правильно. Предложения должны рассматриваться на одинаковых условиях и выбирать следует лучшее. 

Не бывает равных заявок. В конечном итоге будет учитываться привлекательность проекта, целесообразность, цена. Это же не субсидия какая-то. Победить должен лучший по комплексу факторов. Стоит ли давать бонусы не самому хорошему предложению?

Предложение справедливое, но, к сожалению, высока вероятность, что оно будет рассматриваться как нарушающее принципы справедливой конкуренции. К тому же, сам по себе такой механизм не защитит инициативного концессионера от возможных злоупотреблений со стороны местной власти и близких ей бизнес-структур.

В концессионном законодательстве должны быть установлены преференции для инициатора концессионного проекта, поскольку в ходе подготовки предложения о заключении концессионного соглашения инициатор несет ряд затрат. Предоставление бонуса инициатору проекта предусмотрено в ряде зарубежных стран.

Другой возможной и более понятной преференцией инициатору концессионного проекта может быть механизм, при котором инициатор будет иметь право заключить соглашение на тех же условиях, которые предлагаются лучшим предложением от другого участника. Но не стоит ограничиваться предоставлением преференции при проведении концессионного конкурса лишь инициаторам проектов в сфере ЖКХ – механизм нужно распространить в отношении всех возможных объектов концессионных соглашений.

В условиях необходимости более активного вовлечения частного капитала в инфраструктурную деятельность это может быть вполне оправданно. Дело в том, что инициатор проекта в любом случае несет определенные расходы. Разумно предоставить ему некоторые преференции.

Я считаю, что никаких бонусов не должно быть. Выиграть должен тот, у кого будут лучшие условия и предложения.  И при этом инвестор должен обязательно подтвердить свою финансовую состоятельность. 

По сути у нас в законе о концессиях уже введен огромный бонус для частного инициатора. По сути своей частный партнер имеет право обратиться в субъект, либо муниципальное образование и выставить концессионное соглашение на условиях, которые ему интересны. Если субъекту это будет тоже интересно, и он скажет «хорошо, давайте будем это реализовывать», то за те 45 дней, пока висит объявление об этом концессионном соглашении, ни один другой партнер просто физически не успеет заявиться. Конечно, если речь идут о нормальном концессионном соглашении, хорошо подготовленном и проработанном.  Так что бонус уже появился. По сути, если частный инициатора хорошо отработал на этапе заявления, это гарантирует ему почти на сто процентов, что с ним будет заключено соглашение.  

У частного инициатора итак есть преимущества. Дополнительные мне кажутся лишними. В соответствие с законом о концессиях в результате частной инициативы соглашение может пройти и без конкурса. Обращается частный инвестор, выдерживается определенный срок после подачи объявления. И если никто больше не подает заявки, то заключается концессия. Зачастую именно так и происходит. И этого преимущества вполне достаточно. 

Нет, не нужно давать бонусов. Здесь сразу же просматривается возможный коррупционный фактор. Возможен предварительный сговор. Не нужно никаких приоритетов. Пусть выигрывают лучшие. 

Я считаю, что можно предоставить преимущество. Кто первый заявился, прошел огонь и воду, а потом пришел на конкурс – ему можно предоставить бонусы. Даже если его предложение немного дороже. 

Не считаю это правильным. Инвестор, выходя с таким предложением должен адекватно оценивать свои способности и понимать конкурентоспособность своего предложения на рынке. Если он этого не делает, то государство не должно поощрять такую некомпетентность. Это риск, который несет инвестор.

Есть критерии конкурса. Стоимость, валовая выручка, сроки, опыт. Вот эти показатели будут влиять на итоговое решение. Сложно себе представить картину, когда  у всех одинаковые показатели. Но вот если они вдруг окажутся примерно на одном уровне, то тогда можно учитывать, кто первым вышел с частной инициативой. Но на конкурсе учитывается слишком много других критериев.  Первоочередность подачи заявки – это не самый существенный из них. Хотя, еще раз отмечу, при прочих равных условиях это можно учитывать. 

Концессионное соглашение идет в тематике ЖКХ и подчиняется 115-му закону. Там не может быть никаких вольных трактовок. Он однозначно действует. Кто лучше, тот и должен выиграть. Это справедливо и объективно. 

Я думаю, что нужно бонусами и льготами привлекать инвесторов в сферу ЖКХ. Не отдавать им на откуп, конечно, всё, но давать преференции надо. Возможно, при участии в конкурсе. Возможно, при работе, чтобы инвестор был заинтересован. Может быть, этим мы привлечем больше  инвесторов в коммунальное хозяйство. Если у нас не так много средств государство вкладывает в ЖКХ, то давайте тогда привлекать чем-то частного инвестора. Поднять тарифы до полной окупаемости мы не имеем права – население будет страдать. Значит, надо заинтересовывать чем-то другим. 

Не нужно никаких бонусов, тем более по таким критериям. Есть обязательный перечень, по которому оцениваются инвесторы. На мой взгляд, это довольно-таки качественный перечень. И зачем еще нужны бонусы первому или последнему заявителю, непонятно. В существующем перечне уже заложен алгоритм для выбору лучшей заявки. 

Безусловно, нужно предоставлять бонусы. Первый инвестор или инициатор в рамках закона берет на себя риск разработать проект в том направлении, где еще велики риски и доходы не очевидны. И, безусловно, начав работу, он, понеся расходы, привлечёт достаточно большое внимание к данному проекту. Ведь весь основной риск он уже взял на себя и всем остальным участникам рынка становится понятно, что можно войти в проект, приложив меньше усилий. Поэтому у инициатора должна быть какая-то гарантия. Либо компенсация расходов за проведенные работы, либо какая-то преференция при участии в конкурсе. Это объективно. Иначе у компаний не будет мотивации искать новые проекты, разрабатывать их.

Концессионный конкурс, соглашения – это не спорт. Здесь не должно быть такого принципа: кто быстрее подал заявку, тот и выиграл. На мой взгляд, такой подход  не имеет смысла. Добавлю, вскрытие всех заявок и рассмотрение происходит одновременно. Опасности, что кто-то воспользуется чужими наработками, нет. 

Кирьянов Артем Юрьевич
Артем Кирьянов
ЭКСПЕРТ
07.10.2015

Я думаю, что это лишнее. Такие преимущества не связаны с конечной целью соглашения. Если инвестор зашел первым или проявил инициативу – это не значит, что у него будет лучшее предложение. А надо ориентироваться всё-таки на лучшее предложение – по всем параметрам.

Я думаю, что на конкурсе должно побеждать лучшее предложение, а не то, что подано первым. Частному инициатору предоставлено право самостоятельно собирать документацию, предоставить их субъекту, выдвинуть свои условия. Наверное, это будет хорошо проработанный проект. Но тогда он наверняка и победит. Возможно, кстати, что конкурентов и не будет. 

Конечно, бонусы для инициаторов должны быть. В том числе и такие, при проведении конкурсов. Чем больше будет предложений от частных предпринимателей в сфере ЖКХ, тем лучше. А бонусы для инвесторов могут быть определенным стимулом. 

03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Обязать частного инвестора предоставлять обеспечение после принятия решения о целесообразности заключения инициированного концессионного соглашения

Считать решение уполномоченного органа о целесообразности заключения концессионного соглашения на предложенных инициатором условиях основанием для предоставления инициатором банковской гарантии в размере расходов, которые понесет уполномоченный орган в связи с рассмотрением заявки. Это снимет риск невыполнения потенциальным концессионером обязательств по заключению концессионного соглашения на предложенных условиях после прохождения всех процедур. 

В нынешних условиях это отпугнет и без того немногочисленных претендентов, потому что в первую очередь под обеспечением будут понимать банковскую гарантию. А это инструмент дорогой. В существующей экономической ситуации ещё и требующий очень существенного отвлечения средств потенциального инвестора, чтобы депонировать их в банк и получить гарантию. Это смогут сделать только очень крупные претенденты. Мне кажется, это  несвоевременная идея. 

Очень положительное предложение, позитивное. И это обеспечение я бы брал в тот момент, когда документы по формальным признакам соответствуют указанным требованиям. После этого начинается фактическая оценка предложения. И инвестор должен предоставить обеспечение, банковскую гарантию, но не равную стоимости объекта, а какую-то разумную величину. Она должна быть такой, чтобы не вынуждала инвестора отказаться от инициативы. По моим ощущениям – это три-пять процентов от стоимости проекта. И разумно предположить некую градацию. Если проект стоит более миллиарда, то это может быть и один процент. Иначе мотивация по подготовке крупных проектов может быть и не такой очевидной, если затраты и дополнительные издержки по представлению заявки будет слишком обременительны.

Если проводится конкурс, то в любом случае предоставляется банковская гарантия. Если речь идет о ГЧП и о частной инициативе, то в соответствии с Постановлением правительства, которое регулируют заключение частной инициативы,  инвестор предоставляет пока не гарантию, а письмо о том, что у него есть средства в необходимом для проекта размере. Если будет обязательная банковская гарантия, то это приведет к еще большим расходам частного инвестора. Может усложнить его работу, сделать более дорогой. 

Частный инвестор должен, если подает заявку, в любом случае предоставить обеспечение. На всех этапах процедуры, с момента инициирования до исполнения, риски должны быть распределены. Они бывают разные, и оценить объем обеспечения будет крайне сложно. Самое главное, чтобы любая новая инициатива не приводила к удорожанию процедуры

На практике большая часть публично-правовых образований рассматривает частные инициативы своими силами, то есть сотрудниками органов такого образования и не всегда несет дополнительные финансовые расходы на осуществление указанных действий.

В случае же привлечения концедентом сторонних консультантов для рассмотрения и оценки предложения инвестора о заключении концессионного соглашения, расходы на таких консультантов не должны перекладываться на инвестора, так как являются расходами, в том числе и в интересах публичного образования в рамках его инвестиционной деятельности. Частный инвестор в свою очередь несет расходы на подготовку предложения о заключении концессионного соглашения и иные расходы (в частности на подтверждение наличия у него средств или возможности их получения в размере не менее 5% объема заявленных в проекте концессионного соглашения инвестиций). Дополнительные инвестиционные затраты могут снизить круг потенциальных частных инвесторов.

Необходимо предусмотреть порядок расчета размера расходов, понесенных уполномоченным органом. В такие расходы, вероятно, не должны включаться расходы на исполнение тех обязанностей, которые включены в компетенцию уполномоченного органа в соответствии с нормативными актами и которые финансируются за счет бюджетных средств. Иначе получится двойное финансирование одной и той же деятельности в случае возникновения оснований для уплаты по банковской гарантии.

Нужно отметить, что уже сегодня предоставление банковской гарантии в обеспечение заключения концессионного соглашения является сложившейся практикой. При этом, размер такой банковской гарантии как раз призван компенсировать издержки публичной стороны, связанные с оценкой проекта и проведением конкурсных процедур. Такая банковская гарантия истребуется с инвестора наряду с задатком, размер которого является символическим, но который предусмотрен законом в качестве обязательного способа обеспечения обязательства инвестора по заключению концессионного соглашения.

Отрицательно отношусь к этому предложению, так как это приведет к бюджетным расходам.

Разумно обязать частного инвестора предоставлять обеспечение в размере расходов, которые понесет уполномоченный орган в связи с рассмотрением заявки. Это позволит снизить риски уполномоченного органа, который будет рассматривать заявку. В этом случае частный инвестор не откажется от исполнения концессионного соглашения, которое сам же инициировал.

Предоставление со стороны инициатора банковской гарантии позволит сократить число «недобросовестных» инициаторов, которые после проведения переговоров с потенциальным публичным партнером могут отказаться от заключения соглашения не на их первоначальных условиях. В настоящее время такой механизм не нашел отражения в концессионном законодательстве, однако был введен Федеральным законом от 13.07.2015 № 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» для частной инициативы в рамках проектов государственно-частного партнерства.

Вместе с тем, не только инициаторы должны предоставлять банковскую гарантию. В отношении потенциальных участников конкурса, выразивших заинтересованность в участии в конкурсе на предложенных инициатором условиях (что автоматически переводит процедуру частной инициативы в процедуру конкурса на право заключения соглашения), но не представивших свои заявки на участие в конкурсе, также целесообразно установить требование о предоставлении банковской гарантии. Выразив свою заинтересованность в участии в конкурсе, они накладывают на публичного партнера дополнительные обязательства и расходы по подготовке и проведению конкурса, а инициатору не позволяют заключить соглашение без проведения конкурса. Для частной инициативы в рамках проектов государственно-частного партнерства такое обязательство для потенциальных участников было введено. Можно ожидать, что в дальнейшем в рамках частной концессионной инициативы появятся аналогичные механизмы.

Вялкин Алексей
Алексей Вялкин
ЭКСПЕРТ
19.08.2015

Думаю, что это нужно делать. Обеспечение, банковская гарантия – это защищенность проекта. И бизнес должен давать гарантии. 

При любых государственных контрактах предоставляется банковская гарантия, это нормально. Любой субъект, участвующий в государственных закупках, и поставщик подтверждают, что проплачена сумма гарантии. Банковская гарантия говорит о том, что заявка обеспечена, что у инвестора есть необходимые денежные средства для осуществления того проекта, о котором он заявил. Это показывает добросовестность инвестора. Это нормально.

Если это предложение поддержать, то получится, что потенциальный инвестор должен предоставить целых 2 независимых гарантии. Положениями ФЗ «О концессионных соглашениях» и постановления Правительства РФ от 31.03.2015 № 300 «Об утверждении формы предложения о заключении концессионного соглашения с лицом, выступающим с инициативой заключения концессионного соглашения» уже предусмотрено предоставление копии независимой гарантии при направлении предложения о заключении концессионного соглашения. Получение гарантии, как известно, - достаточно сложный процесс и необходимость предоставления 2-х гарантий вряд ли обеспечит рост концессионных проектов по частной инициативе. Кроме того, указанная в предложении формулировка «расходы, которые понесет уполномоченный орган в связи с рассмотрением предложения», может широко толковаться и использоваться уполномоченными органами в целях завышения данных расходов.

Зачем это нужно? Частный инвестор и так берет на себя расходы по предварительной проработке проекта. Если публичному партнеру проект не интересен – он может просто не реализовывать его, да и все.  

Инвестор обязательно должен предоставлять обеспечение. Иначе возможны различные сюрпризы. Приходит, к примеру, представитель предприятия, начинает работать. Для него установят тарифы. Он будет собирать деньги. А через год-два просто уйдет, сказав, что у него нет денег. И при этом заберет деньги населения. 

Должен предоставлять, потому что это говорит о его добросовестности. Это, с одной стороны, является, конечно, некоторым удорожанием проекта, но с другой стороны это отсекает всех лиц, которые преследуют какие-то иные цели. Такие цели, которые не ставит перед собой нормальный, добросовестный партнер. На мой взгляд, обеспечение должно быть. Причем, добросовестные партнеры, которые участвуют в этих конкурсах – они всё это понимают и не против. А те, которые пытаются всячески обойти закон,  начинают выдумывать иные моменты, говорить о том, что для них это неприемлемо. Считаю. что обеспечение должно быть обязательно, особенно в коммунальном секторе. 

Исходя из общего подхода, обеспечение должно быть. Но с учетом действующей экономической ситуации, думаю, что такую гарантию очень сложно привлечь. Она будет очень дорого стоить для концессионера. И это либо негативно скажется на количестве желающих стать участниками концессий, либо удорожит сам проект. 

Конечно, надо обязать предоставлять, чтобы мы были уверены, что инвестор сможет выполнить свои обязательства, что это не «шарашмонтажконтора». Мы должны быть уверены в нем. И это нормальное требование. 

Обеспечение обязательств в любых денежных сделках с государством, по-моему, должно всегда предоставляться.

В законе это предусмотрено. Инвестор должен предоставить либо финансовое обеспечение, либо банковскую гарантию. Это позволяет муниципалитету понимать степень возможности реализации контрагентом того, на что он заявляется. 

Я думаю, что нужно обязать предоставлять обеспечение. Это поможет нивелировать риск не завершения проекта. Муниципалитет должен быть уверен в компетентности и квалифицированности частного инвестора. Информация о его платежеспособности и серьезности его фактического экономического состояния у муниципалитета  должна быть. 

Обязательно надо, чтобы инвестор предоставлял обеспечение. Может быть, не банковскую гарантию, но какие-то должны быть гарантии. Это риски двух сторон. И муниципалитет со своей стороны всегда обеспокоен, что придут, всё разломают, приведут в ещё более худшее состоянии, и мы ничего с ними сделать не сможем. Для муниципалитета должны быть какие-то дополнительные гарантии. 

Конечно, хотелось  бы подтверждения состоятельности инвестора. И банковская гарантия – это хороший вариант. Я бы сказал, что это необходимое условие, которое  избавит муниципалитеты, к примеру, от части недобросовестных заявителей.

Любой инвестор, который захотел бы осуществить такую концессию, должен иметь необходимый объём финансовых ресурсов. Чтобы показать свою состоятельность, ему все равно придется предоставить документы, гарантирующие эту состоятельность. Для органа власти самый оптимальный вариант защиты от недобросовестного участника – это банковская гарантия.

У муниципального образования или у субъекта федерации все-таки должна быть уверенность в том, что концессионер располагает ресурсами, и он в состоянии привлечь средства для создания объекта. Должны быть подтверждения его намерений, его серьезности.

Кирьянов Артем Юрьевич
Артем Кирьянов
ЭКСПЕРТ
07.10.2015

Я полагаю, это имеет смысл. В ГЧП не ставится задача немедленно начать получать прибыль. У концессионера должна быть возможность осуществления структурных преобразований за свой счет. И в данном случае вопрос гарантий уместен. У серьезных инвесторов есть возможности, механизмы прогарантировать свое участие в соглашениях на 20-50 лет.

Хотел бы добавить, что представляется важным прописывать в соглашениях конкретные технические характеристики, объемы работ, приложимых к конкретным объектам. Всегда надо иметь четкие обязательства инвестора по выполнению конкретных работ по замене узлов инфраструктуры, прокладки коммуникаций и тому подобного.

Для инвесторов предусмотрен определенный пакет документов и в нем наверняка должны быть те, что подтверждают финансовую состоятельность. Это необходимо, защитит от мошенников, недобросовестных заявителей. И покажет серьезность намерений инвесторов. 

Если инвесторы должны будут предоставлять банковскую гарантию, то им придется или имущество заложить в банк как обеспечение, или вносить определенную сумму. Концессионные договора сейчас исчисляются десятками и сотнями миллионов. Не каждый частник захочет заморозить определенную сумму. На мой взгляд, это усложнит ситуацию и сделает еще менее привлекательными концессионные соглашения. 

03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Компенсация затрат инициатору концессионного проекта в случае заключения соглашения с другим лицом

Законодательно установить возмещение расходов частному инвестору, выступившему с инициативой реализации концессионного проекта, на подготовку предложения о заключении концессионного соглашения за счет участника, победившего в конкурсе.  Установить фиксированный размер возмещения – 1% от стоимости проекта. 

Идея в целом правильная. Вопрос – как не допустить злоупотреблений с обеих сторон. Чтобы не раздували искусственные бюджеты. И чтобы с другой стороны не стали заявлять о дороговизне разработки, сообщая, что вы должны были заказать проект за 15 тысяч рублей. Нужно подумать, как правильно воплотить эту, в общем-то, хорошую идею. Ведь привлекать инвесторов надо. 

Важно определить, достаточно ли будет одного процента. Есть технически сложные проекты, которые требуют очень серьезной предпроектной  подготовки, значительных инженерных изысканий, предполагающие построение  модели объекта, ее тестирования. Здесь явно будет недостаточно одного процента компенсации. Можно поставить частников в ситуацию, когда такие модели будет строить экономически невыгодно. Может оказаться, что не нужно разрабатывать углубленную модель, достаточно сделать инновационные технические решения. К примеру, орган власти уведомляет участников рынка, что есть некое предложение. Критерии конкурса такие, что более детально и глубоко проработанное предложение не учитывается. Побеждает тот, у кого были ниже расходы. И поднимается вопрос, являются ли расходы проигравшего участника обоснованными. И тогда делается вывод, что достаточно меньше проработать проект. Государство могло бы воспользоваться результатами  глубокого, детально проработанного проекта и возмещать затраты фактически. Надо установить такой баланс, который предусматривает разумность процента в одних случаях и возмещение затрат по подготовке проекта в других.

Это обычная, нормальная практика. Правда, если проект большой, то одного процента хватает, а если речь идет о маленькой муниципальной концессии стоимостью 50-500 миллионов рублей, то может и не хватить. В регионах мало специалистов и консультанты очень дорогие. Получается, чем меньше проект, тем большего процента компенсации он требует.  

Я согласен, что компенсация должна быть за счет победителя конкурса. А вот на счет одного процента – есть сомнения. Хотелось бы полной компенсации. Что вложил инициатор, то он и должен получить обратно. Не какой-то виртуальный один процент, а сумму документально подтвержденных расходов, которую изначально может согласовывать, к примеру, муниципалитет…

В целом такая позиция выглядит справедливой. Несмотря на то, что в общем классическом понимании такие расходы являются предпринимательским риском инициатора, все же в случае внесения предложения по реализации структурно сложного проекта расходы частного инициатора могут составлять достаточно большие значения, что снижает круг потенциальных частных инициаторов, так как гарантий в отношении заключения концессионного соглашения нет.

Однако необходимо более тщательно подойти к вопросу об определении размера возмещаемых расходов частного инициатора в случае, если в итоге концессионного соглашение было заключено с иным лицом. Соотношение стоимости проекта и размера фактически понесенных расходов на его подготовку не всегда можно уложить в рамках фиксированного процента или напротив, фиксированный процент от стоимости проекта может значительно превышать размер понесенных расходов. Это в свою очередь может вызвать волну споров между инициаторами и фактическими концессионерами о размере возмещаемых на подготовку проекта расходов, а также различного рода манипуляции по этому поводу.

Сиваев Сергей
Сергей Сиваев
ЭКСПЕРТ
12.08.2015

Возмещение расходов инициатору – важный шаг для развития, как частной инициативы, так и конкуренции при заключении концессионных соглашений. Такая норма нужна. Если под стоимостью понимается предельная сумма инвестирования, то 1 % от стоимости проекта в коммунальном секторе - недостаточная сумма для компенсации издержек по подготовке качественной концессии. Цифра должна быть минимум в два раза больше. Правда, как показывает опыт, на некачественную концессию, где обязательства размыты и поэтому необязательны, желающих больше, чем на качественную. Но тогда 2 % от тех инвестиций, которых никогда не будет - большие деньги. В коммуналке такой критерий как возмещение расходов, на мой взгляд, должен быть функцией от ожидаемой выручки, а не инвестиций.

Необходимо предусмотреть указанный предел (либо более высокий), но в рамках этой суммы инициатор проекта должен документально обосновать понесенные расходы, во избежание злоупотреблений.

Не надо никаких компенсаций. Если для тебя слишком затратно и сложно подготовить предложение, если ты не компетентен, то лучше и не лезь. Из своего опыта скажу. Я работал в администрации. У нас был случай: на конкурс по ЖКХ выдвинулся футбольный клуб. Ну что это такое? Я считаю, что если не выиграл, значит, плохо подготовился. И никаких компенсаций тебе не положено. 

Возмещение целесообразно предусмотреть, однако его размер должен быть рассчитан исходя из реальных экономических данных. На практике подготовка проекта с оплатой консультантов (финансовый, технический, юридический, маркетинговый) составляет около 10% стоимости проекта.

Я считаю, что компенсация не нужна. Другое дело, что затраты на подготовку пакета документов не должны быть настолько большими, что человек может потерять бизнес, а в пределах разумной цены. Если он захотел поучаствовать, то должен осознавать и риски. Подчеркну: они не должны быть значительными. А если же победит, то, конечно, все затраты окупит.  

При пересмотре процентов по возмещению инициатору такая инициатива имеет право на жизнь, поскольку стоимость подготовки предложений  концессионного соглашения может быть разной и зависит от проектов, от специалистов, которые разрабатывают данные предложения. Соответственно, сумма затрат на каждый проект будет разной. Целесообразнее сделать градацию возмещения от сумм расходов на подготовку предложений о заключении концессионного соглашения.

Вопрос о компенсации затрат частного партнера в случае, если он не стал победителем конкурса (и соглашение не заключено с ним без конкурса) – один из наиболее обсуждаемых после введения механизма частной инициативы. По результатам анализа мнений респондентов, проведенного в рамках исследования «Частная инициатива в концессиях: международный опыт и перспективы становления в России», 85 % опрошенных подтвердили целесообразность наличия указанного механизма. Зарубежный опыт показывает, что, как правило, расходы, понесенные инициатором на разработку предложения, компенсируются за счет победителя конкурса. Действующее концессионное законодательство не содержит запрета на компенсацию инициатору расходов, но и удобных вариантов для структурирования механизмов компенсации не предусматривает. Например, остается открытым вопрос о порядке определении объема затрат инициатора. В некоторых странах это фиксированный процент от стоимости предложения, например, 1% от стоимости конкурсного предложения инициатора (Аргентина). Однако такая оценка будет приемлема не для всех проектов, ведь затраты на разработку инициативы не всегда прямо зависят от стоимости проекта.

В мире есть и иные примеры определения затрат, например, в Чили оценка затрат инициатора производится на основе среднерыночных цен на услуги консультантов, оказанные инициатору при подготовке предложения. В Италии компенсация производится в соответствии с расчетом, произведенным инициатором и включенным в бизнес-план, составляющий часть предложения о заключении концессионного соглашения. Таким образом, компенсация в 1% от стоимости проекта может быть целесообразна, но с учетом специфики концессионных проектов необходимо рассмотреть и иные механизмы.

Расходы заявителя, не победившего в конкурсе, на разработку проекта компенсируются не во всех странах, применяющих механизмы незатребованных предложений (например, в Корее, Тайване и на Филиппинах компенсация не выплачивается). Однако в Аргентине, Чили, Южной Африке и Италии расходы подлежат компенсации за счет государства или частного лица – победителя торгов. Например, в Аргентине победитель выплачивает заявителю компенсацию эквивалентно 1% предполагаемой стоимости проекта; в Чили размер возмещения определяется при разработке конкурсной документации. Считаю разумным использовать механизм компенсации и в России. 

Жолин Андрей
Андрей Жолин
ЭКСПЕРТ
18.08.2015

Участники конкурса закладывают в смету риски, в том числе там заложен процент на проигрыш. Так что ничего компенсировать, на мой взгляд, не нужно. Да и представьте, тот, кто выиграл, потратил средства на проект и еще, вдобавок, он должен оплачивать тем, кто не очень хорошее предложение выдвинул. Это разве справедливо?

Без возможности компенсировать расходы или иметь преимущества на конкурсе частная инициатива вряд ли будет интересна широкому кругу инвесторов. Если в рамках подготовки предложения инициатор проекта понес расходы, но в последующем не стал победителем конкурса, соответствующие издержки, безусловно, должны быть возмещены. Причем отнесение таких расходов именно на победителя конкурса представляется вполне обоснованным, ведь именно он в данном случае является основным выгодоприобретателем.

Однако привязать сумму подлежащих возмещению расходов к единому показателю (к примеру, 1% от стоимости проекта, как это делается в Аргентине) достаточно сложно. Все зависит от экономики проекта. Представляется, что сумма возмещаемых затрат в каждом случае должна устанавливаться индивидуально с учетом конкретных параметров проекта и понесенных инвестором затрат.

Правила определения и подтверждения таких затрат, а также проверки их обоснованности необходимо закрепить на нормативном уровне, чтобы инвестор мог оценить предстоящие затраты и  возможность их возмещения заранее (на этапе подготовки инициативы). Кроме того, условия возмещения (размер, срок, форма возмещения) должны быть включены в конкурсную документацию, чтобы все участники были проинформированы об объеме соответствующих обязательств.

Вялкин Алексей
Алексей Вялкин
ЭКСПЕРТ
19.08.2015

Скорее, я соглашусь с этим предложением, потому что бизнес себя чувствует сегодня плохо, надо ему помогать. Вопрос надо еще обсуждать, но за счет победителя  компенсации, наверное, не надо делать. Он, получается, виноват, что он выиграл. Возможно, из каких-то будущих доходов, не сразу. Победителя, а лучше из бюджетных средств. Я не думаю, что это огромные деньги. Если бюджет  закладывает определенную сумму на реализацию проекта, то какую-то маленькую долю может заложить и на частичную компенсацию проигравшему.

Если для участия в концессии приходит крупное предприятие, инвестор, то речь идет о миллионах, о достаточно серьезных средствах. Значит, в организации есть в штате люди: экономисты, бухгалтеры, которые могут провести расчеты, подготовить документацию. О каких дополнительных расходах идет речь? Руководитель лишь заплатил сотрудникам, которые работали. Но мы же понимаем, что предприятие (фирма) создается не под реализацию конкретного проекта. А если происходит именно так, то получается, что эта фирма - однодневка. Это вызывает подозрения. Добавлю, в серьезных организациях риски по затратам несет каждый. Это бизнес. Какой-то проект выстреливает, какой-то нет. Я считаю, что никакой компенсации не нужно. Иначе получается такая логика: я начал бизнес, прогорел, и давайте компенсируйте мне это. И в данном случае, о конкурсах: раз я не выиграл, то заплатите мне, я же потратил деньги. Так быть не должно.

На мой взгляд, нужно законодательно закрепить положения о возмещении расходов частному инвестору с одной лишь оговоркой, что процент будет устанавливаться в зависимости от стоимости проекта: самый маленький процент (1%) – для дорогих проектов, поскольку позволит покрыть затраты на подготовку, а более высокий процент (до 5%, что соответствует международному опыту) – для менее дорогих проектов.

Считаю это не целесообразным. Предоставить преференции при рассмотрении заявки, пожалуй, разумно. А вот возмещение расходов создаст лишние барьеры для других потенциальных участников и только снизит конкуренцию.

На мой взгляд, это не целесообразно. Хоть речь и идет о сфере ЖКХ, но ведь это всё равно бизнес. И почему кто-то должен что-то возмещать бизнесмену, который планирует заработать деньги на новом проекте? И, опять же, откуда возмещать? Из бюджета? Ни у кого денег лишних нет.   

Как представитель государства я считаю, что не стоит этого делать. Я понимаю, что частные партнеры хотят с себя снять все риски, какие только можно – вплоть до компенсации затрат. Но частно-государственное партнерство предполагает, что каждая сторона несколько рискует. И риск того, что вы не выиграете, но при этом потратили деньги на подготовку к конкурсу – я считаю, что это вполне нормальный риск, который должен быть. Значит, надо лучше готовиться и лучше разрабатывать документы. Значит, надо до этого совершать определенные действия, чтобы ваши документы победили. А если компенсировать всем, то это никаких денег не хватит. 

Считаю, что никаких компенсаций проигравшему платить не нужно. Проиграл – значит, проиграл. И уж тем более при этом не должен нести какой-либо ущерб победитель. 

Не думаю, что нужно это делать. Почему инициатору, который подготовился хуже, нужно что-то возмещать? Надо лучше готовиться и выигрывать. 

Никакой компенсации не должно быть. Да и какие там затраты? Инвестор несет только затраты на подготовку своего заявления – вот и всё. Он принял решение об участии в концессии. Должен сам думать о расходах и перспективах. 

Если это опытные компании в той сфере, в которой объявлена концессии – к примеру, в водоотведении, то по большому счету самая большая проблема будет заполнить технические характеристики. Если предложен проект с минимальными техническими характеристиками и концессионер понимает, о чем речь, он профессионал, то ему не составит труда заполнить эти документы. И никаких затрат он, в общем-то и не несет. Соответственно, и компенсация не нужна. 

Не считаю целесообразными какие-либо компенсации проигравшему. Это предпринимательский риск. Это его ответственность, на которую он согласился для того, чтобы попытать свои силы  в таком конкурсе. 

Я считаю, что проигравшему никто ничего компенсировать не должен. Это конкурс. Обеспечение ему возвращают, если он не выиграл. А затраты на подготовку предложений – с какой стати компенсировать? Надо лучше готовиться, чтобы предложение было признано лучшим.

Считаю, что в этом нет необходимости. Это конкурс со своим рисками. Выигрывать должен частный инвестор, которые вышел с лучшим предложением. И ни на него, ни на бюджет не должны перекладываться затраты инициатора, который подготовился хуже. 

Если участник конкурса проиграл, то это его проблемы. Давайте представим, что на конкурс заявилось сто участников. Один выиграл, а 99 проиграли. И что, каждому нужно что-то выплачивать? Из каких средств и кто это будет делать? Или вот другой пример: спортсмены участвуют в олимпиаде. Победитель всего один. Остальным тоже за компенсацией пожаловать?

Если в результате используются наработки проигравшего и эти наработки, допустим, переходят к победителю, то победитель получает выгоду. По идее, победитель тогда должен компенсировать. Главный же принцип в том, чтобы не отбить желание у частного бизнеса искать и разрабатывать новые проекты. Главное не задушить инициативу тем, что никто никому ничего не гарантирует, а подстегнуть её, чтобы было больше проектов, иначе эта мера была разработана напрасно.

Я считаю, что никакой компенсации быть не должно. Это коммерческие риски. Например, если кто-то производит какую-либо продукцию, то есть риск, что у него её не купят. Он, как предприниматель, оценивает  риски, должен быть готов к ним. Та же система и на конкурсах по концессионным соглашениям. 

Кирьянов Артем Юрьевич
Артем Кирьянов
ЭКСПЕРТ
07.10.2015

Это не имеет смысла, это бизнес-риски. И когда организация планирует в дальнейшем осуществить работу в рамках концессий, она должна серьезно подходить к своим бизнес-планам, проектам. В том числе иметь возможность финансировать работы по подготовке планов и проектов.

Инвестор, подавая заявку на конкурс, понимает, что есть возможность проиграть. И рискует, сознательно идет на этот шаг.  Я считаю, что ничего возвращать, компенсировать не нужно.

Это рынок. Свои риски предприниматель должен нести сам. Когда он выходит на конкурс, то наверняка предусматривает не только вариант выигрыша. Для того и проводятся конкурсы, чтобы побеждали лучшие предложения. О компенсации проигравшему вряд ли можно вести речь. 

04.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Инвестиции в капитальные ремонты многоквартирных домов

Предусмотреть новый механизм реализации программы капремонтов с привлечением инвестиционных средств через институт долгосрочных специальных инвестиционных контрактов. Распространить действие этого механизма на проекты, предполагающие капитальный ремонт многоквартирных домов совокупной площадью не менее 300 000 м². Разработать набор обязательных энергоэффективных технологий, используемых при проведении работ капитального характера. Обеспечить долгосрочное регулирование размера взноса на капремонт на весь срок реализации проекта (ежегодная индексация взноса на величину инфляции). Реализовать механизм, аналогичный применяемому при реализации энергосервисных контрактов, при котором инвестору отходят средства, получаемые за счет экономии, возникаемой после внедрения энергосберегающих технологий.

Мы работали в Петербурге в ГЧП и могу сказать, что любое максимально возможное расширение сферы этого института в виде концессионных соглашений в условиях дефицита денег у бюджетов и просто у частных инвесторов – это благо. Потому что направлено на то, чтобы соединить усилия частного и государственного сектора. В частности, например в вопросе ремонтов. То, что сейчас происходит с накоплением средств собственников на капитальные ремонты многоквартирных домов – я сомневаюсь, что приведет к позитивным результатам. Если можно строить, то почему нельзя ремонтировать по той же схеме? Вопрос – как это сделать инвестиционно привлекательным. Как гарантировать поступление каких-то денег потенциальному концессионеру? Не очень представляю, чем привлечь инвесторов. Как они будут собирать деньги с жильцов?

Интерес к ремонту дома должен стимулироваться за счет законодательства. Государство, решая проблемы с фондированием средств в капремонт, придумало новое законодательство, связанное с отдельным платежом. И уверено, что проблема решена. Вопросы распределения экономических эффектов – особенность отдельного контракта, связанного с капремонтом. Его нужно  переводить на непосредственное ведение жильцов домов. С них собирают средства, а государство выполняет здесь функцию агента. И исполняет техрегалменты – по доведению домов до нормативного состояния. Стоит спрашивать у получателей выгоды, заказчиков, как они хотят это делать. 

В настоящий момент многие многоквартирные дома требуют капитального ремонта, и без привлечения инвестиций осуществить работы будет трудновыполнимо без индексации тарифа взноса на капитальный ремонт, но необходимо понять, что будет иметь инвестор после реализации капитального ремонта за счет инвестиционных средств. Либо инвестор после выполнения работ по капитальному ремонту получит в собственность какие-то части общего имущества в многоквартирных дома (чердак, технические этажи, подвалы, земельный участок), либо разрешить инвестору расширять площадь многоквартирного дома за счет надстроек и пристроек, которые в свою очередь в рамках инвестиционного контракта будут переданы инвестору. В таком случае у инвестора будет интерес во вложение денежных средств.

03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Двухэтапная процедура рассмотрения предложения о заключении концессионного соглашения по инициативе частных лиц

При реализации двухэтапного подхода частный инвестор сначала представляет уполномоченному государственному (муниципальному) органу концепцию концессионного проекта и проект концессионного соглашения. При принципиальном одобрении данных документов и подтверждении интереса к концессионному проекту со стороны  уполномоченного органа, инициатор приступает ко второму этапу, предполагающему подготовку бизнес-плана, финансовой модели проекта с пояснительной запиской, технико-экономическим обоснованием и так далее. Разделение процедуры на два этапа позволит снизить риски частного инвестора (риски потери денежных средств, в случае отсутствия интереса к реализации концессионного проекта со стороны уполномоченного органа). 

Мне кажется, что на практике в некоторых регионах именно так это и работает. Сначала действительно обсуждаются некие эскизные концептуальные проработки, потом документы с детальным планированием. Если конкурс будет разбит на этапы официально, это облегчит задачу тем, кто будет участвовать в первом этапе. С другой стороны, появится больше вариантов для усмотрения принимающих решение. Оценивать концепцию без какой-либо детальной информации, на мой взгляд, достаточно сложно. Как известно, не всякая концепция, даже самая красивая, потом реализуется полноценно и подкрепляется соответствующими экономическими расчетами. 

Ситуация на рынке по ЖКХ складывается по-разному. В действительности у некоего инициатора могут быть такие тесные отношения с будущим объектом концессии, что у него уже может быть разработана проектная документация с детализацией. И в этом случае не нужен первый этап. Это дискреция, право выбора инициатора создания концессии. Одним участникам более интересна двухэтапная процедура, другим – нет.  Это должно быть сделано на усмотрение инициаторов. Двухэтапность или другая форма процедуры, наверное, призвана создавать более комфортные условия для участников, а не быть обязательным требованием. 

Насколько я знаю, уже сейчас законом предусмотрено два этапа конкурса в рамках концессии. Правда, это не жесткое требование. К примеру, если по результатам первого этапа поступает только одна заявка, то конкурс признается не состоявшимся, но с инициатором может быть заключено соглашение без второго этапа. Если ситуация складывается иначе, то проводится второй этап. И это нормально. Должен быть различный подход.

Особого смысла не вижу. Двухэтапная процедура увеличивает риски частного инвестора. И увеличивает коррупционную составляющую. На втором этапе на частного партнера могут оказывать влияние, не связанное с выгодностью или качеством его проекта. Я за один уровень контроля и за прозрачность процедуры.  

Это усложняет процесс. Зачастую у концессионера все готово уже на первом этапе: и модели, и бизнес-план, и прочее. Зачем нам второй этап? Другая есть проблема –инвестор не знает, как работает в целом система теплоснабжения. И после первого отопительного сезона понимает, что предложение не корректно для этой системы. А поменять условия не предоставляется возможным. Вот если бы здесь можно было решение какое-то найти. А два этапа – лишнее, лишь усложняет ситуацию.

Необходимость в двухэтапной процедуре рассмотрения предложений о заключении концессионных соглашений отсутствует.

Во-первых, не всегда и не каждый проект можно реально оценить на предмет его эффективности и реализуемости только на основании поверхностных данных. Для принятия решения о реализации проекта может возникнуть необходимость иметь представление об объемах инвестиций и иных финансовых показателях проекта. Не ясно, почему это должно переноситься на второй этап.

Во-вторых, все-таки элемента конкуренции в частной инициативе нет, и двухэтапность отбора не будет сужать (как в конкурсе) круг потенциальных инвесторов, поэтому отбор можно осуществить и за один этап, сэкономив значительный период времени.

Баженов Сергей
Сергей Баженов
ЭКСПЕРТ
12.08.2015

Необходимо  разрешить различные подходы. Самое главное – не зарегламентировать процесс. Я думаю так: чем жестче условия, тем меньше люфт для принятия решений. У нас страна большая. Существует множество нюансов. Пусть в процедуре создания концессий будут пункты и условия,  которые можно варьировать по-разному.

 

При таком подходе на первом этапе инициатор предоставляет концепцию концессионного проекта и проект соглашения. При одобрении данных документов и подтверждении интереса к концессионному проекту со стороны  уполномоченного органа, инициатор приступает ко второму этапу, предполагающему подготовку бизнес-плана, финансовой модели проекта с пояснительной запиской, технико-экономическим обоснованием.  Разделение процедуры на два этапа позволит снизить риски частного инвестора.

Я поддерживаю введение двухэтапной процедуры. Она позволит значительно сократить издержки инвестора в тех случаях, когда отсутствует потребность в создании/реконструкции объекта либо существуют иные основания, по которым публичный партнер может отказаться от проекта и которые не зависят от финансовых параметров предложений  инвестора.

Не нужно ничего усложнять. У нас в стране модно порождать кучу бумаг, дополнительных процедур. Зачем этот второй этап? Мы, например, участвовали в одноэтапном конкурсе. Сразу готовили технико-экономическое обоснование и прочее. В этом случае сразу видно, кто и с чем идет, способен ли не только поучаствовать в конкурсе, но и сделать что-то реальное. Я считаю, что процедура должна проходить в один этап. Любое усложнение и продление может привести к неокупаемым финансовым затратам. 

Не согласен с этим предложением, так как в период подготовки инициативы инициатор имеет право обсуждать проект с соответствующим государственным органом и  уже на этом предварительном этапе может оценить реальность реализации проекта.

Считаю, что данную процедуру можно реализовать в один этап, что значительно сократит сроки рассмотрения  предложения о концессионном соглашении. На стадии подготовки предложения концессионного соглашения целесообразно подготовить бизнес-план, финансовую модель проекта с пояснительной запиской и технико-экономическим обоснованием. Двухэтапная процедура повлечет за собой бумажную волокиту, что повлечет за собой увеличение сроков согласования частной инициативы.

С одной стороны, двухэтапная процедура рассмотрения предложений о заключении концессионных соглашений позволила бы сократить сроки частной концессионной инициативы в случае, если на первом этапе уполномоченный орган примет решение о нецелесообразности реализации проекта. С другой стороны, введение двухэтапной процедуры увеличит сроки рассмотрения тех заявок, которые пройдут первый этап отбора. При введении двухэтапной процедуры стоит особо обратить внимание на перечень предоставляемых на первом этапе документов и критерии прохождения первого этапа.

Например, на данный момент потенциальные публичные партнеры сталкиваются с проблемой, когда от инвесторов к ним поступают не проекты, а идеи: у инвестора есть примерное представление о проекте, но нет бизнес плана, финансовой модели, на основании которых можно определить рентабельность проекта. В рассматриваемом случае критерии, позволяющие отсеивать «идеи» от действительно проработанных проектов, в наибольшей степени способствовали бы развитию частной инициативы.

Наиболее целесообразным представляется создание двухэтапной процедуры частной инициативы, при которой на первом этапе инвестор подает только концепцию (ТЭО) проекта. В концепции, в частности, анализируется вопрос о соответствии проекта программам и стратегиям социально-экономического развития, схемам теплоснабжения/водоснабжения; дается оценка рисков проекта и описание способов их минимизации, рассматриваются основные параметры проекта (юридические, технические и финансовые) и устанавливаются основные условия будущего соглашения. На втором этапе после утверждения концепции разрабатывается проект концессионного соглашения, полноценная финансовая и техническая модель. Описанный порядок позволит снизить расходы частного инвестора за счет отсутствия необходимости в разработке полного комплекта документов на первом этапе. Как показывает практика, для решения вопроса о целесообразности реализации проекта и его привлекательности для инвестора необходимо проведение первичного исследования. То есть, обращаясь с предложением в рамках частной инициативы, инвестор в любом случае должен проанализировать все исходные данные. Указанные сведения необходимы и публичному партнеру, чтобы понять, насколько проект социально значим, и отвечает параметрам бюджетной эффективности.

Жолин Андрей
Андрей Жолин
ЭКСПЕРТ
18.08.2015

Мне кажется, что одного этапа будет вполне достаточно. Регион разрабатывает долгосрочную программу по организации проектов ГЧП и там уже предъявляются определенные критерии. Делить процедуру на два этапа – лишнее. 

Введение такой процедуры действительно может помочь инвестору сберечь ресурсы на разработку проектов, которые заведомо не являются интересными для публичных партнеров. Однако важно обеспечить, чтобы введение такого порядка не приводило к усложнению процедуры, в целом. Поэтому наиболее правильным было бы предоставить инициатору право (но не обязанность) направлять проект на предварительное рассмотрение в уполномоченный орган. Необходимо также установить последствия одобрения проекта для публичного партнера (например, ограничение оснований для последующего отказа от проекта по инициативе уполномоченного органа).

Вялкин Алексей
Алексей Вялкин
ЭКСПЕРТ
19.08.2015

С этой идеей я скорее соглашусь, потому что мы проводили недавно опрос предпринимателей, которые уже работают в сфере ГЧП – не только ЖКХ. И речь шла о том, что очень много времени и средств затрачивается на подготовку как конкурсной документации, так и всего, что связано с реализацией проекта. Причем,  без гарантий выигрыша. 

Сам принцип детальной проработки проекта на втором этапе после концептуального одобрения основных принципов концессионных соглашений поддерживаем. Правда, есть сомнение, что данный принцип будет признан соответствующим принципам рыночной конкуренции.

Считаю, что делить процедуру рассмотрения предложений на 2 этапа нецелесообразно. Законодательством уже предусмотрена возможность осуществления переговоров в том числе и до подачи предложения о заключении концессионного соглашения. Таким образом, потенциальные участники проекта могут договориться о его концепции до подачи предложения.

Предложение о создании государственной компании федерального уровня для управления реализацией проектов государственно-частного партнерства и передачи региональных и муниципальных объектов коммунальной инфраструктуры в концессию.

В целом двухэтапная процедура это хорошая идея. Хотя, конечно, я не встречал проектов, в которых можно было бы написать договор, предварительно не сделав фин. модель. Скорее помогли бы гарантии участникам конкурса – как инициаторам, так и прочим, от его немотивированной отмены. На практике приходилось встречаться с ситуациями, когда публичный партнер объявил конкурс, а потом «передумал». В принципе, для таких ситуаций Гражданский кодекс предусматривает т. н. «преддоговорные споры». Лучше обеспечить работу этого механизма, так как подготовка в конкурсу может быть весьма и весьма затратной.

По новому законодательству, которое начало работать с мая этого года, уже предусмотрены варианты. Муниципалитет может сам искать концессионера. Могут быть выставлены определенные условия, при которых инвестор может прийти.  И в данном случае есть опасность того, что условия-то выработают и объявят, а потом окажется, что пройдет год-два-три, а концессионер не придёт. И закон позволяет концессионеру объявить свои предложения. Концессионер говорит о том, что я готов прийти и работать на таких-то условиях.  Закон позволяет это делать без двух-трех этапов. У нас в Вязниковском районе, например, заключено соглашение, по которому будет построено три новых котельных. Кроме того, инвестор взял себе существующие и будет заниматься ими.  И это очень хорошо. Мы обговорили условия и выработали пункты, устраивающие как муниципалитет, так и инвестора-концессионера. 

Мы действуем сегодня в рамках федерального закона. Он для всех регионов одинаков. И процедура заключения не может сильно разниться. Если один заявился на конкурс, то всё проще, если несколько, то процедура в любом случае будет в два этапа. Проекты ГЧП не особенно идут. И особенно не идут в коммунальной сфере. Потому что законодательство настолько сложное, запутанное, тяжелое. Только для специалистов. По идее, в законе должен разбираться не только юрист, но и любой, кто прочитает. А у нас даже юристы не могут зачастую разобраться в том, что написано в нормативных  актах. Существующее законодательное регулирование является, на мой взгляд, не совсем эффективным. Надо исходить из того, какой у нас объект. Если объект ЖКХ, то есть  смысл проводить длительные конкурсы. Ведь эти объекты непосредственно влияют на население. Недобросовестность со стороны частного партнера может негативно отразится на проекте в дальнейшем и на большом количестве лиц. Но в маленьких проектах – например, строительство одного детского сада – устраивать  громоздкие процедуры абсолютно ни к чему.

Думаю, что в процедуре заключения концессий должно быть два этапа. С учетом того, каким образом вообще рассматриваются предложения о соглашениях, когда многие не уделяют должного внимания проработке концепции, проекта, имеет смысл проводить конкурс в два этапа. При этом, возможно, на втором этапе участники уже больше внимания уделят детализации. Если мы совсем упростим рассмотрение концессионных соглашений, то это, возможно, еще более снизит качество документации. 

Мы стараемся придерживаться именно двухэтапной процедуры. Существует инвестиционный Совет. Там предварительно рассматриваются инвестиционные проекты. Инициаторы говорят о концепции, о развитии своего проекта.  Если возникает много вопросов, проект уходит на доработку. Если одобрили, то инвестору предлагается перейти к детальной разработке проекта. И это, мне кажется, нормальная практика. 

Лучше, на мой взгляд, процедура в один этап, но инвесторам понятнее 44-й ФЗ, они им руководствуются. И, в принципе, двухэтапная процедура им кажется удобнее, проще. Это нормальная система работы. 

Если я не ошибаюсь, такая схема уже предусмотрена законом о ГЧП, не вижу препятствий реализовать ее и в концессии.

Я думаю, что уместны различные варианты – в зависимости от того, насколько проведена подготовка. Если у вас есть проект, то вам общая концепция и двухэтапная процедура не нужны. Вы предельно четко понимаете, что вам нужно. Если у вас нет проекта, и  вы, в принципе еще не понимаете, какой объект вам нужен и как  он будет технически зациклен, то вы можете пойти на два этапа. А если всё есть, то можно формировать конкретное четкое техзадание и заключать концессионное соглашение в один этап.

При рассмотрении уполномоченным органом предложений о заключении концессионных соглашений в рамках механизма частной инициативы в два этапа считаю целесообразным, поскольку это позволит снизить риски частного инвестора на предпроектном этапе и в будущем повысит заинтересованность бизнеса в реализации подобных проектов.

На практике процедура будет выглядеть вот каким образом: у бизнесмена появилось право сделать предложение, изъявить свое желание, уведомить муниципалитет о том, что он готов участвовать в концессионном соглашении. Это и есть первый этап. А второй этап проходит после того, как был объявлен конкурс. Такова практика работы по закону. И это нормально. 

Когда подаётся заявка на конкурс, там уже всё видно. Двухэтапная процедура, мне кажется, может добавить лишнюю бюрократию. Лучше в один этап. Подают заявку, там уже все будет понятно, видно. Муниципалитет разберется уже на этой стадии, что за инвестор пришёл. И затем конкурс. В один этап. 

Я думаю, действующая редакция 115-го ФЗ позволяет в полной мере реализовывать рассмотрение, заключение концессионных соглашений. Пока не вижу необходимости что-то менять. На мой взгляд, практика по концессионным соглашениям только нарабатывается. Еще рано делать какие-то выводы. В дальнейшем возможно, исходя из практики, можно будет и в два этапа проводить. 

У нас есть 115 закон, в котором все четко прописано. Какие алгоритмы, как определять победителя. Сначала оцениваются заявки на соответствие участников требованиям. После этого участники могут предоставить свои конкурсные предложения. Все это прописано. Зачем нам вводить двухэтапную процедуру, когда одноэтапная-то не всегда гладко проходит? Потом может родиться идея проводить конкурсы в три этапа и в четыре. Сегодняшние процедуры вполне логичны и понятны. 

Два этапа было бы конечно предпочтительнее, потому что в один этап нельзя предусмотреть различные нюансы в сложных проектах. Предварительные обсуждения сторон по проекту, до момента значительных финансовых вложений инвестора должны быть. И со стороны публичного партнёра на этом этапе транслируется подтверждение в необходимости реализации заявляемого проекта. Ведь в концессиях участвуют много людей и это затрагивает судьбы большого количества жителей региона. Лучше, если это будет качественно подготовлено, чтобы стороны знали условия, на которых каждый участник входит в данный проект. Двух этапная процедура позволит более качественно подготовить проект инициатором и снять часть рисков с инвестора на начальной стадии.

Кирьянов Артем Юрьевич
Артем Кирьянов
ЭКСПЕРТ
07.10.2015

Я думаю, что достаточно одного этапа, если в заявке все достойно изложено. Я не очень уверен, что нужны два этапа, поскольку ситуация имеет некоторые негативные моменты. На первом этапе претендент подает документы, не несущие технической нагрузки. Это демонстрация на уровне идеологии. Во втором этапе уже меньше участников. То есть, стоит задача исключить некоторых игроков на первом этапе. Я считаю, что мы можем столкнуться с ситуацией, когда дальнейшее техническое обоснование будет сильно отличаться от заявленных позиций первого этапа. А возвращаться к участникам первого этапа уже нельзя. Я бы предпочел, чтобы компании, которые выходят на рынок концессионных соглашений, как можно более полно формулировали свое видение процесса, свои условия соглашения уже изначально.

Сложно судить. Лучший вариант тот, при котором будет меньше бюрократических процедур. С другой стороны, два этапа позволяют осуществить больший контроль. В данном случае оптимальный вариант, наверное, должна показать практика. 

Я бы предложил пока не вносить никаких изменений по процедуре заключения концессий. Пока не наработан достаточный опыт. Очень маленькая практика. Концессий и концессионеров мало. Нужно время, чтобы убедиться, какой вариант лучше.

03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Установить единую ставку тарифа на технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства

В настоящее время у энергокомпаний и инвесторов нет возможности проводить среднесрочное и долгосрочное планирование затрат на техприсоединение в связи с существованием двух ставок тарифов: из расчета мощности или объема работ сетевой компании. Необходимо установить единую формулу расчета на основе ставки за единицу максимальной мощности (руб/кВт), которая устраивает как сетевые организации, так и застройщиков. Для этого необходимо внести соответствующие изменения в пункт 7 Приказа Федеральной службы по тарифам от 11 сентября 2012 г. N 209-э/1.

Я думаю, что это нереально. В каждом случае технические условия разные. И инвестиционные затраты тоже существенно отличаются.  Вряд ли здесь уместно уравнивание.

Сейчас существует расчет в двух вариантах. Один расчет по максимальной мощности. Второй по фактическим затратам. Я думаю, что сейчас формула более правильная, потому что единый расчет по максимальной мощности приведет к некоему неравенству. Кому-то нужно далеко строить, кому-то близко, а цена будет по сути одна и та же. Я считаю, это будет несправедливо. 

Мы уже работаем по  единой ставке, и если этот опыт будет распространен по всей России, то это будет неплохо. Из-за двух ставок тарифа сложнее планировать затраты на техприсоединение – как электросетевым организациям, так и инвесторам. К тому же единая ставка более прозрачна.

Для новых потребителей этот вопрос очень важен. Единая формула расчета существенно упрощает процедуру технологического присоединения объектов к сетям, делает ее значительно быстрее и уменьшают ее стоимость для малого и среднего бизнеса. А знание тарифов подключения, а также порядка технологического присоединения позволит предпринимателям избежать коррупционных моментов. 

Нам мой взгляд, единого тарифа быть не может. Или это, как минимум, не будет правильным. Ведь сети разные. Где-то высокое напряжение, где-то низкое, это совершенно разные затраты. Выпадающие доходы по техприсоединению получить очень сложно, так что это опять ложится на предприятие, приносит ему убытки. Я считаю, что должен быть индивидуальный подход к каждой компании, для каждой ситуации.

Категории заявителей разные. Мы все-таки вынуждены придерживаться того, что разным категориям заявителей выставляем разные ценники. Стандартизированные ставки – это некие цифры, близкие к затратам. Это никому не обидно. Человек оплачивает ровно столько, сколько необходимо, чтобы довести до своего земельного участка сеть. Ставка за мощность – несколько более социально направленная ставка, которая усредняет цену за присоединение. Получается, что если участок близко и сети строить не надо, то мы оплатим часть затрат тех, кто далеко от сетей. Эта ставка более справедливая. Вроде бы, все платят одинаково, и всё хорошо. Я придерживаюсь идеи оставить ставку за мощность, чтобы по ней все платили. 

Ранее уже была такая ситуация. Была ставка платы за единицу потребляемой мощности и вне зависимости от того, какие исполнялись мероприятия, плата взималась единая. Со стороны сетевой организации возражений особых нет, потому как, когда рассчитывается ставка платы, берётся  общий объём затрат и общая потребляемая мощность за прошлый период регулирования. Ставка получается более-менее достоверной.

Но с другой стороны, когда мы транслируем это всё на заявителя, то его не всегда устраивают эти условия. Заявитель, которому строят, условно говоря, 50 метров кабеля, платит столько же, сколько заявитель, которому необходимо построить трансформаторную подстанцию для того, чтобы его подключить. И с точки зрения справедливости для заявителя это будет не очень хорошо.

Нас, как сетевую организацию, устраивают оба варианта: и как сейчас, и то, что было раньше. Единственное, что необходимо правильно рассчитать новый тариф, либо достаточно глубоко дифференцировать тариф, который имеется сейчас. 

В любом случае, при определении ставки, должна быть градация: население, юридические лица. А вообще, нас устраивают сегодняшние стандартизированные ставки. Всё продумано, работает. Мы вошли в это русло. И опять менять? Слишком часто у нас меняется законодательство.  Было время, когда оно менялось почти каждые полгода. Уже использовалась для расчета и единица максимальной мощности. Мы от потребителей ещё продолжаем слышать вопросы на эту тему, которая была актуальна в 2007-2008 году. Нас продолжают некоторые потребители спрашивать, сколько берем за мощность. С того времени, отмечу, законодательство поменялось уже раза три поменялось. И каждый раз при переменах претензии от населения идут почему-то к нам… 

Спорный вопрос. Расчёт зависит от уровня напряжения и от  потребителя. Есть льготники-«физики», есть крупные потребители. Соответственно, существуют индивидуальные тарифные ставки. Расчет по максимальной мощности в каких-то случаях будет плюсом, в каких-то минусом. В любом случае нужен дифференцированный подход.  

Раньше и была единая ставка, потом переделали. Лучше бы был расчет за единицу максимальной мощности. Если бы это покрывало наши затраты, нам было бы проще, конечно. Но нужно будет категорировать – по 150 киловатт и свыше. Сегодняшние ставки не покрывают наши затраты. В ущерб себе работаем.

До 15 киловатт у нас платят 550-649 рублей. Все, что выше, рассчитывается либо по стандартизированной тарифной ставке, либо по максимальной мощности. Потребитель, естественно, выбирает то, что меньше. Обычно это бывает при максимальной мощности. По стандартизированным тарифным ставкам расчет идет по объемам капитального строительства, поэтому я  считаю так: хорошо было бы, если бы мы рассчитывали по стандартизированным тарифным ставкам. Сколько сети строят, столько бы потребитель и платил. 

Сейчас, если сетевой организации требуется строительство сетей, то это включается в плату за техприсоединение. Там есть специальная ставка. Эта сумма умножается на количество киловатт. Получается одна из наборных ставок. Плата зависит от того, что и сколько строят.  Если мы делаем единую ставку, она для кого-то будет ниже, а кто-то будет за другого дядю платить. Получается, мне не требуется строить сети, у меня есть все поблизости, а я должен заплатить какую-то сумму, из которой сетевая организация кому-то что-то будет прокладывать. Для одних заявителей это будет выгодно и удобно, а другим это покажется несправедливым. На планах предприятия – долгосрочных и ближайших – единая формула расчета никак не скажется.  В любом случае я не могу ничего планировать, пока не будет заключен договор. А вот в плане выгодно-невыгодно в денежном отношении – всё будет зависеть от того, какую утвердят ставку и какое будет строительство: в многоквартирном доме, где уже есть сети, или в отдельных зданиях, где еще ничего нет. 

Условия подключения в каждом случае разные. Невозможно их унифицировать. Невозможно дать одну и ту же цену на услуг, которая может стоить в каждом случае по разному. Возможны исключения, но при одном условия – если разница в цене будет компенсирована государством. В этом случае подключать можно вообще бесплатно. Если нет, то все должны быть дифференцированы, не может быть единой ставки. 

Единая ставка - это приоритет растущей экономики. Конечно, для сетевой компании единая ставка удобна в расчетах при среднесрочном планировании. Но, в долгосрочном - абсолютно бесполезна, так как не отвечает на вопрос динамичного (не точечного) развития электросетевого хозяйства региона (субъекта). Как только застройщики при стагнации экономики начнут считать деньги в рамках перекладывания затрат на квадратные метры, тогда у них возникнут вопросы в отношении возможности продажи недвижимости с учетом единой ставки на технологическое присоединение. В этом случае, мне кажется, для инвестора -застройщика более интересна стоимость присоединения, при которой он покрывает только фактические расходы сетевой компании, связанные с присоединением объектов инвестора.  

Сейчас наша компания работаем по двум тарифам. Есть стандартизированная за объем и фиксированная за мощность. Не скажу, что это для нас очень уж хорошо. Заявитель выбирает то, что ему выгодно. Лучше бы, конечно, он платил столько, на сколько выполнено работ. Кому-то нужно, к примеру,  строить 10 км линии, но присоединить три киловатта. Вот они платят минимум по мощности, а сетевая организация несет большие убытки. 

Обычно заявитель рассчитывает наиболее выгодный для него вариант. И получается, что для него дешевле расчет по максимальной мощности. Для предприятия это не очень выгодно. По крайней мере, при сегодняшних ставках. Раньше была система, при которой на определенную мощность рассчитывалась своя стоимость. И это было хорошим вариантом для предприятия. 

Это будет несправедливо для многих заявителей. Кто-то будет платить больше, кто-то меньше. Мы потребителей в неравные условия поставим. Что же касается нашего предприятия, то для нас важно, покрываются затраты или нет. И если покрываются, то, в общем-то, мы можем работать при любых ставках.

Применение усреднённых ставок платы на строительство воздушных и кабельных линий отвергает все принципы установки экономически обоснованного тарифа для каждого региона, а следовательно, приводит, во-первых, к недополучению сетевыми компаниями средств на строительство, и как следствие, несение убытков по технологическому присоединению; и, во-вторых, к вероятности, в отдельных случаях (при строительстве ЛЭП), получения необоснованной прибыли.

Считаю  возврат к расчету платы за технологическое присоединение за единицу максимальной мощности целесообразным решением. Причины следующие:

1. Точность определения цены договора ТП.

При определении стоимости договора по стандартизированным ставкам существует вероятность некорректного определения длины линий на стадии заключения договора из-за того, что протяженность линий определяется после разработки проектной документации. Она может отличаться от длины, заложенной при расчете стоимости договора ТП. Как результат, полученной платы может быть не достаточно для строительства объектов последней мили. Единая формула расчета ставки за единицу максимальной мощности исключает такую возможность.

2. Понятность расчета цены договора ТП.

Использование единой ставки позволит заявителю самостоятельно рассчитать стоимость договора ТП, оценить свои финансовые возможности и принять решение о подаче заявки. Кроме того, при определении стоимости договора ТП отсутствует зависимость от перевода ставок, установленных в ценах 2001, в текущие цены по переводным коэффициентам, изменяющимся ежеквартально.

3. Срок заключения договора ТП.

Вариативность способов расчета стоимости договора ТП (стандартизированные ставки/за единицу мощности)  приводила к затягиванию срока заключения договора ТП. Установление единой формулы позволит снизить эти сроки.

Опыт работы сетевых организаций показывает, что стандартизированная тарифная ставка покрывает все затраты сетевой организации на выполнение мероприятий, связанные со строительством «последней мили». Заявитель при выборе вида расчета практически всегда выбирает ставку за единицу максимальной мощности (руб./кВт), потому что стоимость, рассчитанная по данной ставке, гораздо меньше и не покрывает все затраты сетевой организации. В результате, сетевые организации вынуждены нести убытки, некомпенсированные платой за технологическое присоединение и, соответственно, для компенсации данных убытков жертвовать надежностью электроснабжения существующих потребителей.

Учитывая вышеизложенное, во избежание убытков сетевых организаций считаю, что необходимо отменить ставку за единицу максимальной мощности (руб./кВт) и установить одну единую стандартизированную ставку (руб./км).

На сегодня клиент вправе самостоятельно выбрать вид ставки для оплаты услуг по подключению к электросетям на стадии заключения договора – из расчета мощности или объема работ сетевой компании. Таким образом, из-за разницы в суммах при разных расчетах свои расходы не может планировать ни клиент, ни сетевая организация. Решение в виде установления единой формулы расчета на основе ставки за единицу максимальной мощности (руб./кВт) устраивает как сетевые организации, так и застройщиков.

Переход к усредненному тарифу за мощность позволит застройщикам более четко и более ускоренно верстать бизнес-планы своих проектов. Сетевой компании оптимизация тарифа позволит стать еще более открытой. Максимальная прозрачность в расчетах при установке одного тарифа исключит какие-либо обвинения в адрес ресурсоснабжающих организаций. Отмена двуставочного тарифа на ТП даст возможность сделать более адекватной стоимость услуги, придаст ей большую прозрачность.

Унификация формулы расчета ставки на технологическое присоединение позволила бы решить сразу несколько проблем. В частности, была бы исключена возможность манипуляций с объемом заявляемой максимальной мощности со стороны недобросовестных потребителей, приводящих к неоправданному увеличению нагрузки на инвестиционные программы сетевых организаций. При этом стоимость технологического присоединения, безусловно, должна напрямую зависеть от объемов сетевого строительства, необходимого для осуществления технологического присоединения конкретного заявителя.

03.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Создание государственной компании для управления реализацией муниципальных и региональных проектов в ЖКХ

Для эффективной реализации проектов государственно-частного партнерства и передачи объектов коммунальной инфраструктуры в концессию необходимо делегировать полномочия по подготовке и проведению концессионных конкурсов, а также по оплате обязательств концедента государственной компании федерального уровня. Это позволит координировать всю работу, избежать рисков недостаточной компетенции региональных и муниципальных властей и обеспечит дополнительными гарантиями потенциальных инвесторов.

Я скептически отношусь к созданию новых государственных компаний, корпораций. Мне кажется, что это лишь бюрократизирует любые процессы принятия решений. Они в конечном итоге станут более длительными и дорогими для потенциальных концессионеров. Мне кажется, что необходимые структуры, институты существуют и так. Просто нужно, чтобы они работали.  

Я бы для этого создал не государственную компанию, а некоего оператора закупок. Организацию, которая проводит непосредственно процедуру рассмотрения заявок с профессиональной оценкой, экспертизой и с обсуждением этих заявок с представителями муниципалитета. Это увеличило бы профессиональность, степень профессионализма подготовки этих заявок и со временем выработался бы единый подход по требованиям. По формату заявки. Он бы стал более детализированным. Сейчас все заявки имеют разную степень детализации, отличаются по проработанности и качеству. А хотелось бы выработать единую методичку – качественную – в отношении разработки. И этот орган решил бы эту проблему.

У регионов нет денег и нет профессионалов, которые провели бы экспертизу на достойном уровне. И этим могла бы заняться организация, управляющая реализацией проектов ГЧП. Но не государственная компания, а некое профессионально-хозяйственное сообщество, которое назначено исполнителем по управлению решением правительства. 

Ни в коем случае. Все государственные компании имеют одинаковую судьбу и ни к чему эффективному не приводят. Пусть все развивается в тех рамках, которые уже определены в законе. Там сказано, что и к чьему ведению относится, и кто каким может распоряжаться имуществом. Вот и пусть все действуют в пределах полномочий, которые за ними закреплены. Не надо дополнительных государственных корпораций и очередных бюджетных расходов. Пусть каждый занимается своим делом

Существует жесткий федеральный антимонопольный контроль, поэтому, скорее всего, выстрелит не создание государственных компаний, а дорегулирование вопросов совместных конкурсов, в которых будут выступать субъект и муниципалитеты в качестве оценщиков. В законе о государственно-частном партнерстве подобная возможность предусмотрена. Законодатель идет по пути этой процедуры, как боле мягкой и гибкой, позволяющей регулировать реализацию проектов ГЧП.

Я одобряю эту идею. Мы сталкиваемся с некоторыми проблемами  в разных регионах. В частности, защита тарифа нашего, например. В руках местных руководителей по тарифообразованию очень большой рычаг. Многие процессы в регионах не прозрачны. Некоторые решают вопросы в свою пользу. И нужен орган, который будет непосредственно отстаивать интересы инвесторов. Должны быть четкие правила. А то ведь получается, что один тарифный комитет оформил по своему, другой – уже иначе. Получаются разногласия. 

Мне кажется эта инициатива является излишней.Существующее регулирование компетенций и полномочий позволяет публично-правовым образованиям самостоятельно управлять своими инфраструктурными проектами в области ЖКХ.К тому же, риски недостаточной компетенции региональных и муниципальных властей присущи далеко не всем регионам России.

Интересная тема для обсуждения, потому что своими силами из-за низкого объема производства трудно восстановить изношенные сети в короткий период времени.  А если бы это были какие-то программы со стороны государства и финансирование с регионального бюджета, то гораздо проще  воплощать в жизнь различные проекты. Поясню: я только за соучастие государственной компании в финансовом плане. Контролирующих органов и так достаточно. Любое производство работ подразумевает технадозор и финансовый контроль. 

Сиваев Сергей
Сергей Сиваев
ЭКСПЕРТ
12.08.2015

Такой подход считаю актуальным в текущих социально-экономических условиях. Государственная компания должна обеспечивать реализацию стратегии реконструкции и модернизации коммунального хозяйства на основе концессионных соглашений и частных инвестиций. В рамках этой стратегии госкомпания должна выступать в качестве квалифицированного и дееспособного концедента по организации квалифицированной и массовой подготовки концессионных конкурсов и обеспечивать исполнение обязательств концедента по концессионным соглашениям на уровне суверенного.

Также создание государственной компании для управления проектами ГЧП в коммунальной сфере поможет дисциплинировать исполнение обязательств муниципальных и региональных властей по тарифному регулированию, принимаемых в рамках концессионных соглашений, компенсации выпадающих доходов и предоставлению бюджетных субсидий в увязке с федеральной политикой бюджетной поддержки коммунального сектора.

Госкомпания может исполнять обязанности концедента в отношении муниципального и регионального имущества на основе соглашений, заключаемых органами власти на основании локальных нормативных актов (региональных законов, решений муниципальных органов представительной власти в) в соответствии со специальным федеральным законом о создании такой компании.

Баженов Сергей
Сергей Баженов
ЭКСПЕРТ
12.08.2015

Создание государственной компании меня пугает, потому что это нечто громоздкое, большое, не способное действовать эффективно на территории всей страны. У нас ведь огромная страна, 12 часов с запада на восток лететь. Наверное, можно остаться в рамках существующих законов. И работать по концессиях на основе  сегодняшних взаимоотношений субъектов федерации и муниципалитетов. 

Данное решение позволит координировать всю работу, избежать рисков недостаточной компетенции региональных и муниципальных властей и обеспечит дополнительными гарантиями потенциальных инвесторов.

Однако, идея выглядит сложно реализуемой. По общему правилу, передача в концессию находится в компетенции собственника имущества. Следовательно, объекты необходимо будет передать в собственность такой компании либо вносить изменения в действующее законодательство по вопросу о том, кто может выступать концедентом по концессионным соглашениям (по аналогии с ГК Автодор, которая наделена правом выступать концедентом в отношении автомобильных дорог, находящихся в ее доверительном управлении).

Дополнительные гарантии для потенциальных инвесторов также не  очевидны, их необходимо будет закреплять законодательно. Кроме того, заранее сложно будет предусмотреть расходы на функционирование данной компании, необходимый штат, ресурсы и т.д., т.к. объем будущих региональных проектов ГЧП в коммунальной сфере можно оценить очень приблизительно.

Я за создание государственной компании. И не только для управления работой концессий. Работаю в ЖКХ очень давно. И сожалею, что жилищно-коммунальную сферу разорвали на части. Раньше у меня, к примеру, было восемь карманов и почти в каждом лежали деньги. А сейчас один карман. И в нем зачастую нет денег. Коммунальные службы надо объединять. И они не должны быть частными. У меня тоже теперь ООО, конечно, хотя 25% принадлежит администрации, но я уверен, что от перехода ЖКХ в частные руки ситуация не улучшилась. Скорее, наоборот. 

Отрицательно отношусь к этой инициативе. На текущий момент существует Министерство строительства и ЖКХ, которое в рамках своей компетенции должно проводить политику привлечения внебюджетных средств в отрасль, координировать мероприятия и оказывать методическую помощь заинтересованным лицам и органам власти.

Настолько стратегически важной, социально значимой оказалась эта сфера, что уже, наверное, многие поняли: отдавать это на откуп только коммерческим структурам без соответствующего контроля государства не получается. Конкретный пример, когда фраза «рынок  всё отрегулирует» не работает. А экспериментировать на людях, в общем-то, это непозволительно никому. Я поддерживаю эту инициативу – может быть, не в чистом виде, но присутствие государства должно быть.  

Данная инициатива обусловлена, скорее всего, неспособностью местных властей модернизировать коммунальную инфраструктуру. Государственная компания федерального уровня сможет более эффективно  управлять проектами  по передаче региональных и муниципальных объектов коммунальной инфраструктуры в концессию, так как будет независимой от местных властей. К тому же объединит в себе все проекты по передаче коммунальной инфраструктуры в концессию.

В настоящее время объекты коммунальной инфраструктуры отнесены к компетенции муниципальных образований, которые самостоятельно решают вопрос об их передаче в концессию. Перераспределение таких полномочий на региональный или федеральный уровень нецелесообразно и нарушает существующую систему разграничения компетенций и прав собственности. При таком перераспределении обязательства по финансированию отрасли ЖКХ также должны перейти на федеральный уровень. Вместе с тем, методологическая поддержка возможна и необходима. Сейчас такую поддержку муниципалитетам оказывает Министерство экономического развития РФ, Центр государственно-частного партнерства, а также профильные органы власти регионов.

Кроме того, на муниципальном уровне возможно создание уполномоченных органов в сфере концессионных проектов по аналогии с тем, как на данный момент это предусмотрено Федеральным законом от 13.07.2015 № 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» для проектов государственно-частного партнерства. Таким образом, поддержка проектов на муниципальном уровне не должна приводить к перераспределению полномочий.

Жолин Андрей
Андрей Жолин
ЭКСПЕРТ
18.08.2015

Я, как и любой экономист, против увеличения доли государства. Я не представляю, что может сделать государство в качестве менеджера. Управлять-то чиновники, конечно, возьмутся. Дай только им волю.  А вот будет ли от этого польза? Очень спорная идея.

Создание системы «одного окна» на федеральном уровне в данном случае может оказаться неэффективным и, вероятнее всего, приведет только к излишней централизации, степень которой и без того вызывает у многих серьезные опасения. Более целесообразно создавать такие структуры на уровне субъектов РФ, поскольку региональные власти лучше всего понимают местную специфику и именно они в наибольшей степени заинтересованы в привлечении частного капитала. От федерального центра требуется участвовать в реализации крупных межрегиональных проектах, устранять избыточные ограничения на уровне федерального законодательства, создавать условия, способствующие повышению эффективности системы правосудия, и при необходимости оказывать регионам методологическую поддержку.

Вялкин Алексей
Алексей Вялкин
ЭКСПЕРТ
19.08.2015

В рамках работы ТПП в регионах, в том числе экспертами комитета палаты по ГЧП, который мы создали  два года назад, выяснилось, что на данный момент не хватает достаточно компетенций, чтобы формировать проекты ГЧП – и не только в сфере ЖКХ, а даже в сфере градо и дорожного строительства. И, собственно, чем это госагентство заниматься будет? Повышать компетенцию местных властей или местного бизнеса, которые готовы в эти проекты вкладываться и работать? Можно, я думаю, ограничиться и деятельностью Центра развития ГЧП, который находится в Москве. Большинство его экспертов в наш комитет входят. Они регулярно проводят  в регионах какие-то мероприятия, которые позволяют  повышать компетенцию как бизнеса, так и властей. 

Наверное, государство должно контролировать процесс государственно-частного партнерства. Есть опасность, что подобная компания разведет слишком много бюрократии, с которой у нас итак перебор. Зато, возможно, это позволит снизить какие-то риски участников концессий. 

В этом есть определенная логика. Говорить об этом пока сложно, ведь нет актов и схемы работы подобной компании. По идее, наблюдать за реализацией проектов ГЧП, конечно, нужно. Частный инвестор, который строит или реконструирует некое предприятие, в том числе в ЖКХ, ставит целью получить назад денежные средства, которые вложил, и еще заработать на этом. Возможно развитие такой ситуации, когда ради прибыли участники концессии могут повысить тарифы за некие услуги. И как только это касается граждан, рядового потребителя услуг, вопрос становится болевым. И повышение даже на незначительную сумму может вызвать волну социального возмущения. Государственная компания могла бы проконтролировать соблюдение каких-либо гарантий, дисциплинировала бы инвестора и муниципалитеты, уравновесила бы интересы инвестора и потребителя. На мой взгляд, будет лучше, если это окажется именно государство, федеральный орган.

Концессии является перспективным механизмом ГЧП. Федеральный закон «О концессионных соглашениях» долгое время слабо работал из-за нерешенности ряда ключевых моментов: например, из-за невозможности принятия долгосрочных тарифов, были слабо прописаны механизмы определения победителей конкурсов на участие в концессии. Недавними поправками к закону эти вопросы попытались решить, и в регионах все больше появляется реальных проектов по заключению концессионных соглашений.

Одна из главных причин низкой привлекательности концессионных соглашений - в отсутствии гарантий долгосрочной реализации проектов. Концессионер не является собственником ни получаемого в концессию имущества, ни вновь созданного, а значит, сильно подвержен политическим рискам, связанным со сменой власти на муниципальном уровне.

Государственные гарантии выполнения всеми участниками условий соглашений были бы нелишними. Главное, чтобы новая госструктура не стала еще одним посредником между бизнесом и властью, лишь увеличивающим административную и финансовую нагрузки на концессионные проекты.

Создавать государственную компанию для управления проектами ГЧП в сфере ЖКХ не нужно. Можно для параллели привести деятельность «Автодора»: компания управляет федеральными дорожными объектами (платные дороги, дорожные сооружения итд) и участвует на стороне концедента/публичного партнера в проектах ГЧП федерального уровня. То есть это поштучные проекты, для управления которыми было логично привлекать специальную компанию. В указанном предложении предполагается создать компанию, которая будет управлять огромным количеством региональных и муниципальных проектов, что представляется затруднительным. ГЧП складывается в каждом случае как набор уникальных компетенций на основе баланса прав и обязанностей как частной, так и публичной стороны. Таким проектам необходимо «ручное» управление. Кроме того, создание такой компании породит больше бюрократии в системе управления ГЧП-проектами.

На местном уровне гораздо понятнее, какие проекты нужны, а какие – нет. Лишняя госкомпания только добавит еще один уровень управления, но не повысит эффективность. Вот проведение обучения для региональных и муниципальных властей с целью повышения качества подготовки проектов – это было бы хорошей идеей. Насколько я знаю, МЭР этим занимается.

        Полагаю, что создание государственной компании федерального уровня для управления реализацией проектов государственно-частного партнерства и передачи региональных и муниципальных объектов коммунальной инфраструктуры в концессию нецелесообразно и не даст никакого эффекта. Есть несколько причин.

Во-первых, большое количество объектов коммунальной инфраструктуры и соответственно концессионных соглашений не позволит эффективно ими управлять. А, во-вторых, каждое концессионное соглашение – сложный и многогранный проект подготовка которого из единого центра невозможна.

При этом необходимо повышать уровень компетенции региональных и муниципальных властей путем обучения их представителей и изучением лучших практик.

У нас на сегодняшний день достаточно контролирующих структур. Поможет ли нам еще одна – не знаю. Мы стремимся теперь всё отдать в частные руки. Заботимся о гарантиях и удобстве инвесторов. Губернатор будет получать дополнительные баллы в рейтинге за то, что больше предприятий передаст в концессию. Даже невзирая на то, что вода – это жизнеобеспечение. Мне кажется, это может быть небезопасным.

Создание общенациональной структуры для управления объектами коммунальной инфраструктуры представляется целесообразным в перспективе ближайших 5-10 лет. Подобная компания сможет работать не только в конкурентной среде, но и неконкурентной с точки зрения коммерсантов – в водокоммунальных и тепловых системах. В результате может получиться крупная вертикально интегрированная компания, сопоставимая по размерам с ведущими госкорпорациями.

05.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Субъект РФ – третья сторона договора концессии

Включить в договор концессии помимо муниципалитета и инвестора-концессионера третью сторону – субъект Российской Федерации (инициатива Минстроя РФ).  Данная мера снизит риски недостаточной компетенции муниципальных властей и узаконит существующее положение дел, когда субъект выступает негласным гарантом соблюдения условий, предусмотренных концессионным соглашением. 

Это применимо к определенным территориям с определенной инфраструктурой. Если в целом, то участие регионального бюджета или даже федерального бюджета  в наших концессионных соглашениях не будут являться актуальными. Во-первых, срок у нас не очень большой. Суммы, которые идут собственникам – тоже не большого объема. Вот если бы мы говорили о нескольких десятках миллионов рублей, тогда да – очень актуально было бы участие субъектов и даже федеральной власти. А для нас не актуально. 

Баженов Сергей
Сергей Баженов
ЭКСПЕРТ
12.08.2015

Как показала практика, когда существуют три соинвестора, то ничего не получается. Я бы поддержал такую схему: концессии отдать в частные руки, а обязательства по софинансированию и помощи в этом концессионном соглашении возложить на муниципалитет или на региональный орган власти. 

Обеими руками «за». Если субъект РФ участвует в концессии, то, значит,  несет материальную ответственность. Возможно, сможет чем-то помочь. Да и гарантий хотелось бы более четких. Вот я выиграл в конкурсе. Концессионное соглашение, вроде бы, заключено, а гарантий добиться не могу. Нам строят множество препон. Вообще, получается такая ситуация странная. Объявляется конкурс на концессию и затем создается такое впечатление, как будто концессионер просит имущество. А на деле он ведь не просит. Ему отдают предприятие как бы в аренду, чтобы оно нормально работало. И затем почему-то появляются сложности, в основном, бюрократические. Я сегодня трачу денег на согласования больше, чем на материалы. 

В плане консолидации ресурсов - положительно. Можно будет тогда оперировать большими объемами. А в плане управляемости – вряд ли, более мобильная должна быть система. Это возможно при меньшем количестве участников. 

Жолин Андрей
Андрей Жолин
ЭКСПЕРТ
18.08.2015

А чем гарантировать будет субъект? Здесь же вопрос фондов. Когда случается риск по договору, когда ущерб какой-то есть, невозврат у инвестора, он приходит и просит компенсации. У муниципалитета ничего нет, да и он не может отдавать ничего муниципального в силу закона. Инвестор обратиться к третьей стороне, к субъекту. А у субъекта тоже фондов нет. Может быть, тогда говорить о том, чтобы в субъектах создавать резервные фонды и этими фондами как раз гарантировать какие-то наиболее приоритетные проекты. ГЧП – это бизнес, деньги. Если есть риски у инвесторов, то нужно создавать какие-то фонды. К примеру, фонды денежных средств, имущества, которое могут быть реализовано. Допустим, той же землей субъект может прогарантировать какие-то юрисдикции. Схему нужно отрабатывать, конечно, чтобы не было манипуляций с этими фондами.

Вялкин Алексей
Алексей Вялкин
ЭКСПЕРТ
19.08.2015

Гарантом в любом случае выступает бюджет, потому что любой проект ГЧП должен защищаться бюджетными средствами. На него должны закладываться долгосрочные ресурсы, потому что проект ГЧП не реализуется за год-два. Как минимум, если мы будем говорить о ЖКХ, это будут порядка пяти лет. Он может, наверное участвовать какими-то бюджетными ассигнованиями, но, насколько я знаю, по действующим ныне концессиям это двусторонний  документ. Пока, на этапе становления этого инструмента, можно ограничиться двумя сторонами, иначе мы можем получить другие какие-то риски. Не столько и не только контроль, а риск для бюджета муниципалитета или региона. 

Я думаю, что достаточно и двух участников концессии. А субъект РФ может просто помочь, разъясняя некоторые положения, разрешая спорные ситуации. В договоре же о ГЧП он не должен фигурировать. 

Муниципалитеты владеют ситуацией. И в большинстве случаев субъекту РФ вмешиваться не стоит. Я думаю, что в договоре он присутствовать не должен. А приходить на помощь в каких-либо сложных вопросах, в спорных. Быть может, выступить контролирующим органом.  А если будет три участника – это может создать дополнительные сложности.

Субъект в любом случае выступает площадкой для реализации любых инвестиционных проектов. Области это всегда касается, потому что определенные преференции создаются для инвесторов, льготы и так далее. Так что субъект поневоле всегда участник. На мой взгляд, должно быть не три участника, а четыре. Федеральный орган должен наблюдать за тем, как в дальнейшем будет реализовываться концессионное соглашение.

Поддерживаю это предложение. Согласно инициативе как раз субъект будет брать на себя реальные обязательства по концессионным соглашениям.

Можно предоставить возможность для такого включения, но не обязанность. То есть если муниципалитет понимает, что не сможет сам реализовать проект – то он должен быть вправе привлечь к этому субъект федерации, почему нет?

Несомненно, включение в концессионное соглашение субъекта РФ положительно скажется на гарантиях инвестору, в том числе и в части установления необходимого уровня тарифов.

Считаю, что субъект РФ тоже должен принимать участие в этих концессиях. Предприятия ГЧП нужно контролировать. Мы то охраняем наши объекты с автоматом, то отдаем в частные руки. Что в итоге может получится? Предприятие заходит в новый район, строит сети. И они становятся частными. Закрыл задвижку и говорю: платите мне за эксплуатацию сетей. Я считаю, что сети жизнеобеспечения  – свет, вода – должны контролироваться и на уровне муниципалитетов, и на уровне регионов.  

В нашей Владимирской области субъект РФ уже активно участвует в концессии. Официально, конечно, его в договоре нет, а помощь оказывается и контроль осуществляется.  Было бы, наверное, правильно, если бы за субъектом РФ признали право официального участия в концессии. Они ведь всё равно участвуют. Например, у нас заключено концессионное соглашение по теплоснабжению. И, конечно, субъект не остался в стороне. 

Я считаю, что это нужно сделать. На сегодня субъект федерации имеет определенные полномочия, связанные с регулированием тарифа. Если он участник, как третья сторона, то берет на себя обязательства сдерживать уровень тарифа организации-концессионера. Две стороны могут договориться о каких угодно инвестициях и  отрегулировать тариф в каком-нибудь ненадлежащем размере. Надо их контролировать. 

Такая позиция у нас уже существует. У нас есть норма, которая говорит о том, что на стороне публичного партнера в концессионных соглашениях могут участвовать несколько публичных образований. Если это касается субъекта, если это входит в рамки его компетенции, он может участвовать. Если не касается, то может не участвовать. Я не вижу необходимости раздувать законодательство и прописывать там третью сторону субъекта. Бюрократизировано получается. Чем больше мы введём участников со стороны публичного партнера, тем у нас больше будет этапов согласования. Чем больше этапов согласования, тем дальше момент заключения этого концессионного соглашения и вообще то, что это соглашение может быть заключено. На мой взгляд, не надо усложнять. Можно откорректировать то, что сейчас есть, но эта корректировка должна скорее исходить из предмета концессионного соглашения и направлений работы.

Надо, чтобы субъект РФ был больше заинтересован и больше задействован в этом процессе, на мой взгляд. Это даст гарантии для концессионеров и защитит население. Избавит регион от неприятных сюрпризов. 

Я считаю, что надо ввести третью сторону. Субъект РФ даст хотя бы какие-то  гарантии. И это более важно для населения, мне кажется, чем для концессионеров. Ведь могут появится новые тарифы, неоправданные. И другие проявления того, что люди придут просто зарабатывать прибыль.

С точки зрения гарантий и привлечения финансирования было бы неплохо, но не знаю, стоит ли при этом включать субъект РФ в соглашение. Ведь субъект может это делать и вне договора. Защищая и участников концессии и, если понадобится, население. Контролируя процесс. 

Думаю, стоит это сделать. Это даст дополнительный контроль. Это обеспечит, может быть, лучший уровень подготовки договора и проекта. Это позволит улучшить сбор информации по проекту, который реализуется в регионах. Не всегда понятно, что происходит в муниципальных образованиях. Мы периодически делаем запросы по муниципальным образованиям – по  ГЧП – и оказывается, что они там тоже пытаются что-то делать сами. Нас об этом не всегда информируют. Бывают самые разные ситуации. Встречаются и не очень хорошие примеры реализации. 

Зачем нужна третья сторона? Есть закон. Есть две стороны. Они договорились и должны руководствоваться законодательством. У нас есть суды. Если правовая основа не устраивает или какая-либо из сторон не соблюдает условия, то пожалуйста, обращайтесь, защищайте свои права. 

Вряд ли это нужно. Если для контроля тарифов, то их  регулирует единый тарифный орган. Кстати, концессионеру и концеденту имеет смысл консультироваться с ЕТО – и до объявления конкурса, и во время исполнения. Получается, субъект так или иначе все равно включен в процесс. Включать его ещё и в договор как третьего участника концессионного соглашения, наверное, не стоит.  Достаточно и двух сторон. Вряд ли он должен и выступать в роли гаранта. Если муниципалитет или инвестор нарушают условия соглашения, то можно обратиться  в суд. 

Поддерживаю инициативу Минстроя РФ, поскольку включение в концессионное соглашение третьей стороны - субъекта РФ позволит снизить ошибки при осуществлении предпроектной подготовки (концепция проекта, ТЭО, финансовая модель, проектная и техническая документация).

Это спорный момент. Нельзя сказать однозначно «нет», но если мы говорим «да», то нужно понимать, что это за собой повлечёт на практике. Я думаю, что это повлечёт повышенные административные процедуры. Хотя, с другой стороны, всегда ли муниципалитет готов представить объем гарантий в нужном виде инвестору? Теоретически, в рамках своих полномочий он обязан это сделать. Просто на практике насколько это будет реально?

Насколько я знаю, такое предложение уже рассматривается по внесению в 115-й ФЗ. Что это даст? Дополнительные гарантии для концессионеров? На мой взгляд, может быть две стороны медали. С одной стороны, может быть, добавит какие-то гарантии для концессионера. Но с другой стороны, муниципалитет может просто сесть на шею субъекта, свесить ножки и говорить: раз вы взяли на себя обязательства, то и работайте. 

Этот вопрос больше касается полномочий. Субъект и  сейчас может принимать участие, привлекать для поддержки проектов ГЧП региональные инвестиционные фонды. Кроме того, в  каждом субъекте есть законы о государственной гарантии, которые зачастую распространяются на объекты ЖКХ. Законодателем урегулированы эти вопросы. Никто не запрещает пользоваться госгарантиями и другими формами поддержки. Включать в договор сторону, которая не обладает полномочиями концедента, может быть, нет смысла. Хотя, вопрос требует более широкого обсуждения специалистами, которые работают с имущественным комплексом. 

С учетом того, что глава города отвечает за муниципальное имущество, которое ему вверено, я думаю, что третий участник в договоре не обязателен. Если что, глава субъекта поправит муниципалитет – другим способом.

Включение третьей стороны поддерживаю, так как этот шаг поможет упростить процедуру возможного включения инвестора в региональные программы в части ЖКХ.

 

Если мы вводим в договор субъект РФ, получается мы ставим под сомнение компетентность  концедента, города? Здесь возникают вопросы и правового характера: почему  субъект, либо другой участник концессии будет контролировать других участников, на основании чего? Это сфера относится к вопросам местного значения. Я не думаю, что нужно вводить какой-то прямой  нормативный контроль одного участника за двумя другими. 

Надо включить субъект РФ в договор. Статус поменяется. И субъект хоть будет в курсе, где и что происходит. Конечно, каждую деревню по концессионному конкурсу контролировать субъекту, может, не надо бы – слишком мелко. Но когда в этой деревне не станет воды – это будет головная боль субъекта. 

Смысла никакого не вижу. Мирового опыта такого нет, чтобы была третья сторона. Фактически, что такое концессия? Частный бизнес. Люди вкладывают  деньги. В итоге их возвращают с прибылью. Государство может здесь действовать только в рамках нормативно-правовой базы. И не более того. 

Наверное, нужно, включить субъект РФ в договор, потому возврат инвестиций будет в том числе и субъекту. По крайней мере, он будет в курсе, что происходит, да и контроль не помешает. 

Если будут участвовать деньги субъекта, то тогда обосновано включение третьей стороны. Проблема недостаточной компетенции решается через специальные образовательные программы для муниципалитетов, которые может взять на себя субъект РФ. Муниципальные власти достаточно самостоятельны в принятии многих решений, и очень много концессий касается именно локальных территорий.

Я думаю, что руководители муниципалитетов поставлены при контроле субъекта. И если включать в договор субъект с дополнительными контролирующими функциями – это получится недоверие муниципалитету. И, вдобавок, появится еще одна бюрократическая прослойка. Надо этих прослоек делать, наоборот, как можно меньше. Так что я думаю, что не нужно включать в договор третью сторону. 

Третьей стороны в договоре не нужно. Муниципалитет сам в состоянии проконтролировать работу концессий и гарантировать соблюдение условий. И этого вполне достаточно. 

В концессионных соглашениях может выступать как муниципалитет, так и субъект. Полномочия разграничены. Совместного имущества у муниципалитетов и субъектов нет. Для трехстороннего соглашения я не совсем  представляю схему. Вряд ли она будет удобной. Такая схема мне кажется нецелесообразной.

 

Конечно, субъект РФ мог бы стать третьей стороной – для контроля и гарантий. Но особого смысла в этом я не вижу. По большому счету сейчас у нас контролеров больше, чем производственников. Это ненормально, когда работает десять человек, а контролируют полсотни. От этого надо как-то уходить. Если человеку не доверяем, значит, надо его заменить. Наращивать количество контролеров и разводить лишнюю бюрократию не нужно. 

Кирьянов Артем Юрьевич
Артем Кирьянов
ЭКСПЕРТ
07.10.2015

Думаю, что субъект РФ, как правило, имеет серьезную заинтересованность в развитии государственно-частного партнерства на территории своих муниципалитетов, поэтому он, конечно, в любом случае участвует в переговорном процессе. Во многом на нем лежит также функция обеспечения привлекательности региона в целом. Вряд ли можно работать с муниципалитетом, если нет внятной и четкой позиции по этому поводу у субъекта федерации. Однако прямое участие в договорных отношениях по концессиям, мне кажется нецелесообразным. И без этого процессы подписания таких соглашений очень сложны. Здесь, мне кажется, надо отталкиваться от практики конкретных историй. Если такого рода участие третьей стороны требуются в рамках оформления гражданско-правовых отношений – это возможно. Но вряд ли это необходимо в обязательном порядке и во всех соглашениях.

Очень важный момент для субъекта федерации – оказание методической и юридической помощи органам местного самоуправления. Это могли бы быть консультационные услуги. У нас уровень управленческих кадров, юристов органов местного самоуправления не всегда соответствует необходимому уровню профессионализма при заключении концессионных соглашений. Одно дело, если речь идет о столичном городе крупного субъекта. И другое дело, когда речь идет о районном центре небольшого региона. Нередко возникают вопросы по качеству подготовки соглашений, по их оформлению и по результатам концессионных соглашений. В определенных вещах методическая помощь необходима, чтобы ситуация не ухудшилась с приходом концессионеров.

Полностью поддерживаю эту инициативу, полагаю, что субъекты обязаны быть гарантами соблюдения условий концессионных соглашений. Возможно, мнение о недостаточной компетенции муниципальных властей слишком общее и может быть оспорено, но субъект РФ должен быть гарантом концессионных договоров. Особенно в той отрасли, в которой 90% участников рынка близки к банкротству.

В концессии входят не только муниципальные образования. Может входить и субъект, если это в сфере его интересов. Для контроля и гарантий вводить третьего участника, наверное, не надо. Субъект и без того ведет контроль, знает обо всех концессиях и в какой отрасли они появились. Например, в Краснодарском крае их пока не так много. Мне известны две. Они заключались в муниципальных образованиях. И их, конечно, контролируют в краевом управлении. 

Субъект РФ уже включен. Он может отдать свои полномочия муниципалитету, а может не отдать, сохраняя за собой влияние на результаты, которые будут достигнуты. У нас в ЖКХ регулируемые тарифы. В любом случае контроль субъекта будет. Невозможно заключить соглашение по тарифному регулированию без субъекта РФ. Не думаю, что необходимы дополнительные указы, чтобы субъект на что-то влиял. Он уже делает это в рамках своих полномочий. 

Да, считаем, что данную инициативу вполне обоснованной.  Однако роли всех участников процесса должны быть четко определены – для снижения рисков затягивания согласований работ в рамках концессионных соглашений. Регулирование тарифов осуществляется на уровне субъекта РФ, т. о. если субъект РФ станет участником концессионного соглашения, то будет располагать всей информацией для регулирования в рамках конкретного проекта. Также участие субъекта обеспечит равновесие интересов муниципалитета и концессионера.

В основном, договоры заключаются с муниципалитетами, потому что они являются собственниками имущества. Если включить третью сторону – субъект РФ, то это снимает всю ответственность с муниципалитета. Я считаю, что муниципалитет должен полностью выполнять свои функции. И вводить третью сторону для контроля и гарантий – лишнее. 

Субъект обязан участвовать: обеспечить  организационные мероприятия, проконсультировать, оказать методическую помощь. Но быть третьей стороной в договоре – в этом я не вижу смысла. Это лишний барьер. Получается, что предлагается все муниципальные образования вытаскивать на уровень субъекта. А там и Минфин тогда подтянется. И каждый со своим мнением. Такую бюрократию разведем. Я считаю, что это лишнее. 

Считаю, что следует поддержать инициативу Минстроя РФ о включении в договор концессии в качестве третьей стороны договора субъекта РФ, так как тарифные решения, с учетом концессионного соглашения, принимаются на уровне субъекта РФ и их качество является основным гарантом выполнения такого соглашения.

07.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Разработать региональные регламенты по проведению конкурсов концессии предприятий коммунальной сферы

Одной из основных проблем заключения соглашений в области ГЧП является низкий уровень компетенции публичного партнера. Необходимо выработать методологические рамки для субъектов Российской Федерации, которые помогут им структурировать проекты и поставить процесс заключения концессионных соглашений на поток. Разработка регламентов, индивидуальных для каждого региона, по проведению конкурсов концессии предприятий водоснабжения, водоотведения и теплоснабжения, в которых учитываются не только отраслевые, но и географические и финансовые особенности субъектов, позволит значительно упростить процесс привлечения потенциальных инвесторов в коммунальную сферу.

У нас существует единый концессионный закон, который действует на всей территории страны. И это обеспечивает  стабильность. Чем больше вариантов регламента концессионных соглашений и процедуры конкурса, тем более сложно исключить субъективный фактор и непредсказуемость для потенциального инвестора. Региональные регламенты могут усложнить процесс. А наша задача сделать эту процедуру все-таки более прозрачной и удобной – для планирования инвестиционного процесса и для применения в судах.  

Схема должна быть одна, правила игры должны быть прозрачны. Другое дело, что есть регрессивные регионы, где уровень доходов низкий. В в этих регионах должна быть поддержка федерального уровня. Надо помогать им – деньгами или чем-то еще. Есть регионы устойчивые, где ситуация нормальная, они справятся сами. Эти нюансы нужно рассматривать и отдельные регионы поддерживать. А давать каждому региону разрабатывать индивидуальный регламент по конкурсу – это означает очень усложнять процесс концессионных соглашений. Получается, мы поработали в одном регионе, приходим в другой и – опять с нуля начинать. 

Разработка индивидуальных региональных регламентов проведения концессионных конкурсов в области водоснабжения, водоотведения и теплоснабжения мне кажется нецелесообразной.

Критерий прозрачности отбора частных партнеров и объективность такого отбора является одним из важных критериев участия инвесторов в проектах ГЧП. В том числе и поэтому концессионные проекты получили большую распространенность, нежели региональные соглашения о ГЧП, процедуры отбора которых часто весьма неопределённы, непредсказуемы.

Единые для всех участников на всей территории России правила проведения торгов и требования к ним, закрепленные в Законе о концессионных соглашениях, способствуют повышению прозрачности концессионных проектов, объективности отбора их участников.

Установление региональных регламентов проведения концессионных конкурсов может значительно снизить привлекательность концессионных проектов, ограничив тем самым инвестиционную активность в тех или иных регионах.

Согласен с этим предложением. Для некоторых территорий это очень актуально. Концессионные соглашения должны быть индивидуальны на каждом субъекте, в каждом поселении. Это не усложнит процедуру, ведь основные механизмы останутся едиными. Просто при этом будут учтены нюансы различных территорий. 

Баженов Сергей
Сергей Баженов
ЭКСПЕРТ
12.08.2015

Канва должна быть общей, а тактику лучше определять регионам. Хочу от метить, что концессионные соглашения – одна из передовых форм повышения эффективности, но к каждому случаю необходимо подходить индивидуально. Ведь концессии – это не панацея от всех бед. Если есть мотивированный инвестор и производство, инфраструктура, которую невозможно другими способами восстановить, повысить ее рентабельность, тогда хороша концессия.

А если отдаем в концессию нормальные рентабельные предприятия, то это странно, в данном случае лучше испробовать другие формы. Ведь  концессионные соглашения подразумевают под собой необратимый на некоторое время процесс. Допустим, от года до ста лет. Возможны изменения экономических условий в стране, в регионе или в муниципалитете, изменение организационно-правовых норм. И если в начале концессия казалась эффективной, то затем возможны не самые приятные сюрпризы. И в любом случае нужен учет региональных нюансов, индивидуальный подход к созданию концессий. 

Страна  у нас большая и везде свои тонкости. Наверное, стоит их учитывать и разрабатывать индивидуальный регламент. Это не усложнит процедуру проведения конкурса – если, конечно, использовать принцип разумного подхода, а не преследовать цель наплодить дополнительных бумажек, препон и лишних условий. 

Регламент конкурса должен быть идентичным для всех. Идеальнее было сделать фонд господдержки проектов, для регионов, которые не в состоянии финансово обеспечить участие проектах, с контролем основных мероприятий.

Регламент в целом отдельный для каждого региона не может быть, наверное, но вот отдельные составляющие – это возможно. В каких-то положениях общего регламента должна быть учтена особенностью субъекта. Какой-то рамочный стандарт, а потом  внутри него, для гибкости, добавлять нюансы субъекта.

Порядок проведения концессионных конкурсов установлен на федеральном уровне и достаточно детально регламентирован, особенно в части проведения конкурсов в отношении объектов ЖКХ. Установление правил проведения конкурса на федеральном уровне обеспечивает конкурентность, прозрачность и равенство процедуры для всех участников вне зависимости от того, какой субъект или муниципальное образование выступает в качестве публичного партнера. Выйти за рамки установленных на федеральном уровне процедур субъекты РФ не могут. Тем не менее, определенные параметры конкурса, а также условия соглашения устанавливаются концедентом, и именно при определении таких параметров и условий и могут проявляться особенности региона. В этой связи разработка регламентов не представляется целесообразной.

Жолин Андрей
Андрей Жолин
ЭКСПЕРТ
18.08.2015

Конечно, все должно быть общее, мы живем в одной стране. У нас единое экономическое пространство. Есть, к примеру, общий регламент по закупкам. Им все пользуются. Как их будет 85, этих регламентов? Мы все с ума сойдем. Или инвестор, который оперирует в 5-6 регионах – как ему работать по нескольким разным регламентам?

Вялкин Алексей
Алексей Вялкин
ЭКСПЕРТ
19.08.2015

Считаю это не нужным. Регламент должен быть общим для всех, правила – едиными. 

Регламент должен быть единым. А географические и финансовые особенности можно оговорить и учесть уже на местах.

Считаю, что надо учитывать индивидуальные особенности. Нельзя всех под одну гребенку. У нас территории очень отличаются. И географию, и финансы надо учитывать, и погодные условия, и прочие нюансы.

Концессионное соглашение не обязательно должно быть какой-то унифицированной формы. Это внутреннее соглашение. Очень многое зависит от специфики региона, доходности бюджета. Я думаю, что надо учитывать местные нюансы.

Отраслевые, географические, финансовые и иные особенности регионов и муниципальных образований необходимо учитывать в конкурсной документации и в концессионных соглашений. Порядок проведения конкурсов должен быть единый на всей территории РФ.

Нужно учитывать, на мой взгляд, некоторые особенности различных регионов. К примеру, климатические условия дают большую разницу затрат и усилий при проведении работ. И стоимость воды везде разная. Условно говоря, у нас она стоит семь рублей, у вас пятьдесят. Надо на местах разбираться и индивидуально подходить. 

Общий регламент должен быть единым. А местные нюансы и без того учитываются. Ведь в соглашении большой перечень вопросов. И для разных регионов этот перечень может быть разный. Считаю, что существующий ныне регламент – нормальный. Можно было бы внести изменения разве что по регистрации имущества.  Сейчас муниципалитеты должны имущество зарегистрировать и выдать концессию. А было бы удобнее при наличии возможности заключить сначала договор, а потом, в течение двух-трех месяцев зарегистрировать имущество. 

Я не вижу такой необходимости. Сейчас, конечно, в каждом регионе органы местного самоуправления находятся в замешательстве, как правильно выполнить эту процедуру, чтобы ничего не нарушить.  И, наверное, лучше, пусть регламент будет единым, чтобы не возникали дополнительные сложности.

На мой взгляд, должен быть правовой акт, который может регулировать определенные понятия общего соглашения. А вот нюансы должны быть отрегулированы в соответствии со сферой применения и в соответствии с условиями региона. Не учитывать абсолютно, где находится регион, какие у него  финансовые возможности – я считаю, это неправильно. У всех регионов абсолютно разная как географическая, так и экономическая позиция. 

Наверное, нужно разрабатывать для каждого региона свой регламент. Это, конечно, сделает процедуру более тяжеловесной, но зато учёт местных нюансов даст свои плоды в будущем. Концессии будут работать более эффективно. 

Я думаю, что регламент должен быть единым. Если составлять для каждого региона, то процесс может затянуться, да и работать станет сложнее. Региональные нюансы можно учитывать на местах. И географические, и финансовые, и другие… 

Я думаю, что индивидуальные регламенты не требуется. Общая процедура стандартная должна быть. Нужен типовой регламент, который будет детально описывать саму процедуру, потому что мы понимаем, что документация, которая разрабатывается муниципалитетами, оставляет желать лучшего. И не всегда есть возможность  оценить эту документацию. Муниципалитеты не всегда обращаются даже на областной уровень, чтобы им оказали содействие в разработке документации, каким-то образом проконтролировали их действия. 

Действительно, есть регионы, в которых своя специфика в ЖКХ. Например, у нас в Калининградской области на схемах не отмечены многие коммуникации. Сказалось то, что немцы многое уничтожили при отступлении. Часть документов пропала в более поздние сроки. Есть своя специфика ЖКХ. И, возможно, какие-то регионы нужно вынести в отдельный список, учитывая эту специфику.

Индивидуальный регламент не нужен. В этом случае процедура будет более непонятной. Это лишнее. Должен быть единый регламент, общий, которым все должны руководствоваться. В том числе и в сфере ЖКХ. Закон должен быть единым для всех. 

Действующий закон о концессии с учетом изменений в совокупности с принятым законом о ГЧП, на мой взгляд, позволяют в полной мере учесть все необходимые региональные особенности.

 

У нас вышел 115 федеральный закон, регламентирующий отношения по концессиям. Он общий. Форма концессионного соглашения разработана. И далее в регионах регламент структурируется под объект концессии. Он зависит от самого объекта. Либо это часть нового строительства, либо существующий объект, который надо модернизировать.  И, конечно, зависит и от того, в какой сфере будет концессия – водоканал это, теплофикация или электрическое хозяйство. Специфика в любом случае будет в самом техзадании. Так что регламента, который сейчас есть, достаточно. 

Для эффективности механизма заключения концессионного соглашения необходима его дополнительная регламентация с учетом особенностей каждого субъекта Российской Федерации. Это расширит возможности отдельных регионов применения концессионной модели при реализации проектов в области водоснабжения, водоотведения и теплоснабжения.

Закон о концессионных соглашениях, 115-й, един для всех и действует на территории всей Российской Федерации. Но дело в том, что прежде, чем мы сформулируем какой-либо концессионный проект, мы должны расставить все точки над и. И ответить на ряд вопросов, которые возникают в силу отсутствия подобного опыта в регионах. Например, разработать методически рекомендации с точки зрения прикладной юриспруденции для отдельных муниципалитетов. Дело не только в концессионных соглашениях. Сейчас, в связи с тем, что закон о государственно-частном партнерстве был принят наконец-то, существует много различных вариантов. Отсутствие соответствующей юридической практики в муниципалитетах не позволяет эффективно работать с этим инструментарием. Получается, что помимо того, что нет квалифицированного инвестора, еще и муниципальные власти не готовы к этому. 

Наверное, это было бы каким-то подспорьем. Везде есть свои нюансы и особенности. Может быть, это позволило бы создать более благоприятные условия для заключения концессий. Есть мнение, что это сделает процедуру более громоздкой, но более бюрократической и тяжелой, чем сейчас, мне кажется, сложно что-нибудь придумать. Просто опыта у наших муниципальных образований очень мало. Нет потока желающих инвесторов. В очереди мало кто стоит.  А если кто и стоит, то не за тем, что может предложить муниципалитет. 

Единый регламент определен федеральным законом и делать исключения для каких-либо регионов нецелесообразно. Это вряд ли как-то поможет. Дело же не в порядке заключения соглашения, а в наличии финансовых средств. Здесь существенную роль может сыграть разве что государственная поддержка.

Я думаю, что регламент должен быть единым. Нужно жить по одному закону. А нюансы можно  учесть и на местах. Существующий регламент позволяет это сделать.  

Считаю, что правила должны быть едиными для всех. Мы же работаем в водоснабжении и водоотведении по единым правилам по всей стране. Зачем же в концессиях для каждого разрабатывать свой регламент? Нужно, наоборот, стремится, мне кажется, к единообразию. 

Идея интересная, но тут могут быть злоупотребления. Это же будет выстраивание этих индивидуальных особенностей под того или иного руководителя  региона. И зачем нам это надо? Вдобавок, получится очень громоздкая система. 

Географические особенности могут оказывать воздействие на состав концессионных требований. Целесообразно решать этот вопрос на уровне регламентов.

 

Особых  географических и финансовых особенностей в российских регионах нет. Если говорить о точках крайнего Севере или о Крыме – тогда да. Хотя, и там речь идет лишь о различиях в объемах затрат. Я считаю, что не нужно разрабатывать индивидуальный регламент. 

А кто будет разрабатывать индивидуальный регламент? Если делать привязки к регионам, учитывать их особенности, то должно это производиться на уровне правительства. На откуп регионам, я считаю, отдавать нельзя. 

Я думаю, что индивидуальных регламентов можно не разрабатывать, потому что регламенты будут общие, обусловленные федеральным законодательством. Но Федеральный закон все равно сопровождается в регионах еще и нормативно-правовыми актами. К примеру, потребуется разработать порядок межведомственного взаимодействия в субъекте.

Общий регламент не подходит. Некоторые пункты законодательства сделаны таким образом, что они подходят для Москвы, Петербурга, а для регионов – не годятся. Мы неоднократно сталкивались с такими моментами.  Мне кажется, надо индивидуально подходить. И географическое положение имеет значение, и финансовые особенности и много других факторов. 

Я думаю, что стандарт должен быть единым. Никаких особых отличий в российских регионах  нет. А разработка индивидуальных регламентов только усложнит процедуру. 

Условия концессионного соглашения индивидуальны всегда. Когда разрабатывается конкурсная документация, там прописываются требования к объекту. И всевозможные нюансы учитываются. Регламент, который сейчас есть, вполне рабочий.  Не думаю, что нужно изобретать что-то новое.

В принципе от этого хуже не будет. Всех под одну гребенку не стоит грести. Действительно, в Сибири и на юге, в Центральном округе есть нюансы: климатические, географические, ресурсные и национальные. Может быть, стоит в связи с этим разрабатывать индивидуальные регламенты.  

Кирьянов Артем Юрьевич
Артем Кирьянов
ЭКСПЕРТ
07.10.2015

Индивидуальный регламент для каждого региона однозначно разрабатывать не нужно, потому что регламент – это методический инструмент. Возможно в общем регламенте учесть особенности регионов, но для каждого региона разрабатывать самостоятельный регламент не нужно. Это может привести даже и к проявлениям коррупции, потому что в этом случае он может корректироваться под тех или иных заказчиков без учета их реального вклада в экономику.

Уверен, что условия конкурсов должны быть одинаковыми. Общие правила делают ситуацию более контролируемой и стабильной. Поэтому с необходимостью разработки индивидуального для каждого субъекта Федерации регламента по проведению конкурсов концессии в области водоснабжения, водоотведения и теплоснабжения, в котором должны учитываться не только отраслевые, но и географические и финансовые особенности регионов не согласен.

У нас уже подготовлены концессии, документы по ним. Есть общий регламент, федеральный закон. Зачем повторять его, переписывать? Нюансы учитываются на муниципальном уровне. Существующий регламент работает, применяется на практике. Пока, я думаю, ничего менять не нужно. 

Каждый муниципалитет разрабатывает конкурсную документацию  концессионных соглашений. В этой конкурсной документации и могут быть учтены индивидуальные особенности. Этого вполне достаточно. 

Да. Ситуацию каждого региона необходимо рассматривать комплексно. Каждый субъект РФ в своем роде уникален, приводить все к единым требованиям – это то же самое, что средняя температура по больнице. Результат в итоге нулевой, либо отрицательный. Сталкиваясь в практике с другими предприятиями в рамках холдинга РКС, можно уверенно сказать, что даже внутри отрасли технологические, экономические и т.д. процессы различны. Например, в одном регионе преобладает поверхностный водозабор, в другом скважины. В первом затраты на электроэнергию будут гораздо ниже, чем во втором, так же будут разные технологии в очистке и транспортировке воды.  Также необходимо рассматривать регион с т. з. платежеспособности абонентов. В депрессивных областях этот показатель низкий, что может быть причиной неисполнения платежных обязательств перед концессионером, а, соответственно, как одна из причин невыполнение условий соглашения. Таких особенностей регионов значительное количество, поэтому при формировании конкурсных документов необходимо учитывать все сферы региона и отрасли.

Я считаю, что нужно все требования по концессии разрабатывать индивидуально под каждый регион. И в регламенте должны учитываться особенности. Даже не только регионов, а отдельных районов. У нас, например, есть населенный пункт, где проживает до двух тысяч человек. Преобладает частная застройка. Там  большая протяженность сетей, собственников мало, а тариф поднять нельзя. Конечно, при заключении концессии, если у кого-то появится вообще такое желание, нужно учитывать эти особенности

По вопросу разработки индивидуального для каждого субъекта Российской Федерации регламента по проведению конкурсов концессии в области водоснабжения и водоотведения, полагаю, что регламент по проведению таких конкурсов должен быть единым для всех субъектов РФ. Особенности регионов, в части географических и финансовых различий, могут быть учтены на этапе составления конкретной конкурсной документации.

12.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Отменить законодательный запрет на предъявление квалификационных требований к участникам концессионных конкурсов в отношении объектов водоснабжения и водоотведения

Системы водоснабжения и водоотведения состоят из технически сложных и капиталоемких объектов. Реконструировать и управлять ими может только опытный и квалифицированный оператор. Кроме того, допуская к участию в концессионных конкурсов большое количество участников, создавая искусственную конкуренцию из непрофильных для рынка игроков, в отрасли формируются искусственные барьеры для участия серьезных компаний и международных операторов. Крупные инвесторы оценивают свои затраты и вероятность победы в конкурсе и зачастую отказываются от участия. Отмена запрета на предъявление квалификационных требований позволит значительно повысить качество заключаемых концессионных соглашений.  

Я считаю, что системами водоснабжения и водоотведения должны заниматься профессионалы. Должны учитываться квалификация, опыт участников. Деньги, конечно, важны и, соответственно, те инициаторы, которые их предлагают, но в нашей сфере без знаний и умений не обойтись. Человеку со стороны не справится.

Анализ проведенных конкурсов на заключение концессионных соглашений показывает, что в 2014 среднее количество заявителей на 1 конкурс было 0,66. В текущем году среднее количество заявителей на 1 конкурс - 0,3. Таким образом, введение дополнительных требований к квалификации участников приведет к уменьшению их количества. При этом, зачастую, концессия – единственно возможный способ для муниципалитетов в законном порядке передать управление объектами ВКХ.

Отмечу, что определенный круг специалистов в нашей сфере всегда будет. Без этого не обойтись. Что же касается требований, то нормальное предприятие, которое хочет достойно работать, конечно же, привлечет высококвалифицированных специалистов. У нас в городе для участия в конкурсе квалификация необходима. На государственном уровне это сейчас не обязательно. Я считаю, что это не совсем правильно. 

Надо, конечно, чтобы были квалификационные требования. Судя по тому, что происходит в стране с жилищно-коммунальным хозяйством, какие-то требования к лицу, претендующему на обслуживание и эксплуатацию инженерных сетей, должны быть. Иначе неизвестно, к чему мы придем.

Это довольно сложный вопрос. С одной стороны, хочется, чтобы в концессиях принимали участие специалисты, а с другой стороны надо же привлекать инвесторов. Наверное, если они будут работать, то потом найдут и специалистов. Мне кажется, по этому поводу нельзя вынести однозначное и категоричное мнение. 

Конечно, должны специалисты принимать участие в концессиях, иначе развалят нашу отрасль. У нас уже есть такие примеры. В итоге "специалисты" разбегаются, работы еле ведутся, сети запущены. 

Безусловно, в конкурсах должны участвовать профессионалы. Еще до нас кто-то умный сказал, что вода – это дело компетентных. И развалить могут систему, хотя уже, кажется, дальше некуда разваливать. А самое главное, что можно половину России отравить. Я считаю, что есть такая опасность. Добавлю свое личное мнение: я не понимаю и не принимаю идею государственно-частного партнерства в системе водоснабжения. У нас 20 процентов неплатежей – 400 миллионов рублей. Мы при этом не имеем и миллиардного оборота. И на законодательной базе практически ничего реального не сделано, чтобы решить проблему неплатежей. И может ли при таком положении существовать государственно-частное партнерство в сфере водоснабжения-водоотведения? 

Конечно, нужно, чтобы были требования к квалификации и опыту. Как предприятию сдаваться в концессию, если  управлять им будет не профессионал? Если я, главный инженер водоканала, буду управлять зубопротезным производством –  что из этого получится? Одних денег в данном случае мало. Инвестор или сам должен быть профессионалом или у него обязательно должен быть нормальный управленец. 

Я считаю, что квалификационные требования обязательно должны быть. Сейчас выигрывает тот, кто называет меньшую цену. И получается, что победители конкурсов приходят за довольно маленькие деньги и не выполняют работу.  И что потом, по судам бегать? Должны быть нормальные критерии и квалификация. 

Требования к квалификации все-таки должны быть. Это может, конечно, ограничить количество инвесторов, которых итак немного. Но можно просто расставить приоритеты. К примеру, подавать заявки могут все желающие, но при проведении конкурсов приоритет отдавать квалифицированным участникам. 

Это может привести к ограничению конкуренции. Нужно осторожнее к этому подходить. Следует учитывать масштаб конкурса. Если, к примеру, речь идет о небольшом поселке, то смысла отсекать немногочисленных участников дополнительными требованиями, наверное, нет. 

Требования к квалификации однозначно должны быть. Более того, их нужно ужесточить максимально. Пусть даже это ограничит количество участников. Вы посмотрите на концессию сегодня. Нет ни одного нормального примера концессий. Вся концессия сопровождается скандалами, возвратами, отжатием собственности. Я вообще против концессий. Я считаю, что олигархи себе расчистили законодательную поляну для того, чтобы отжать отрасль водоснабжения – всю. 

Требования к квалификации нужны, потому что эксплуатация подобных объектов возможна только компаниями, которые имеют серьезный опыт работы в данной сфере.

Требования к квалификации должны быть. Вопрос лишь в критериях, чтобы минимизировать риски рынка. Есть опасение, что эта мера уменьшит количество участников концессий. Но зато требования ограничат и количество недобросовестных участников – вы нашей сфере это нельзя позволять. Нужно соблюсти баланс интересов. 

Однозначно и опыт, и квалификация должны учитываться. Мое личное мнение, что нужно допускать до концессий в сфере водоснабжения и водоотведения только профессионалов. Иначе неизвестно, к чему мы придем.

Не всегда у профессионалов есть деньги. И не всегда те, у кого есть деньги, являются профессионалами. В принципе, если у бизнесмена есть деньги, то и специалистов он может найти, которые смогут работать. По-моему, в наше время финансы имеют приоритетный формат. Без инвестиций, вложений никакая концессия ничего сделать не сможет. 

Я считаю, что в конкурсах  на объекты водоснабжения-водоотведения, в том числе в концессионных, должны участвовать профессионалы. Вообще, везде должны участвовать профессионалы, чтобы  система развивалась и работала на достойном уровне. 

Я считаю, что если для участия в конкурсе пришли люди, которые смогли заработать немалые деньги, то не так уж важно, близки или далеки они от сферы водоснабжения, ЖКХ. Они найдут профессионалов, которые решат поставленные перед ними задачи. 

На мой взгляд, это предложение имеет основания, высокая профессиональная квалификация и качественный опыт потенциальных концессионеров имеет решающее значение для развития отрасли и для благополучного разрешения критичных ситуаций, которые, как правило, характерны для предприятий водоснабжения и водоотведения, нуждающихся в поддержке при помощи концессии.

Если определять участников по соответствующему профилю, профессии – это тогда не концессия. Определяющий фактор здесь всё-таки другой. Если инвестор заходит, он однозначно будет считать деньги, будет оптимизировать расходы. И, конечно, он наймет какого-то специалиста, который сможет обеспечить эффективную работу предприятия. 

Я считаю, что требования к квалификации и опыту должны быть, потому что опыт – это то, что помогает давать положительный результат. Тот результат, который нужен. Если мы не знаем, имеет ли фирма, которая планирует взять в концессию то или иное предприятие, опыт работы, квалификацию, это немножечко нас настораживает. Конечно, возникают вопросы о том, что есть люди, которые хотели бы участвовать, и они могут привлечь специалистов, обладающих этим опытом. Этот вопрос должен законодательно решаться. Должны быть выработаны более четкие критерии к концессионерам.

На этот вопрос нет однозначного ответа. С одной стороны, да, квалификация и опыт участников концессионных конкурсов необходимы, более того, считаем, что непрофессионалов нельзя допускать к управлению объектами коммунальной инфраструктуры. С другой стороны, время проведения конкурсов может значительно увеличиться, т.к. увеличиться необходимый перечень документов и соответственно срок их рассмотрения. Введение данных критериев необходимо делать, продумав все детально, чтобы не внести в процесс конкурса значительную долю бюрократизма.

Считаю целесообразным возвращение требований к квалификации и опыту участников концессионных конкурсов в отношении объектов водоснабжения и водоотведения. Это позволит снизить риски выполнения концессионером обязательств в соответствии с концессионным соглашением.

20.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Обязать субъекты РФ нести ответственность за долги неотключаемых потребителей

Необходимо предусмотреть механизм предоставления государственных и муниципальных гарантий в качестве финансового обеспечения оплаты коммунальных ресурсов предприятиями, отнесенными к неотключаемым потребителям.

Неотключаемых  потребителей у нас придумали государственные органы. Перечень этих потребителей утвержден правительством Российской Федерации и, на мой взгляд, правительство РФ и должно нести ответственность за них. Именно правительство должно гарантировать платежную дисциплину этих неотключаемых товарищей и никто другой. Причем, в обязательном порядке.

Есть некие потребители, физлица или юрлица – неотключаемые – мы на них не можем никоим образом воздействовать. Социально неблагополучные, например, слои населения, которые не могут платить за электроэнергию, которые делают набросы, зачастую устраивают несчастные случаи, в том числе и с летальным исходом.  Государство должно обеспечить гарантию собственными силами по электроснабжению этих объектов и нуждающихся в помощи людей. Каким образом?

Мне видится, если по итогам года  или иного расчётного период возникает задолженность, то государство оплачивает сбытовой компании, поставщику всю сумму, которая необходима к оплате по договору электроснабжения или по публичному договору для физлица. И государство после этого самостоятельно разбирается с этими юридическими лицами или «физиками». Каким образом – оно уже само вправе придумать самостоятельно. Выдать какой-то им кредит, заставить работать. Суть в том, что именно государство ввело ограничения по неотключению этих потребителей. Вот государство, на мой взгляд, и должно отвечать за них. 

По поводу подобных должников мы периодически получаем предупреждения от прокуратуры о том, что отключение связано с серьезными последствиями, эти предприятия в зоне особого риска. Неотключаемые потребители этим, конечно, пользуются. Долги растут. По действующему законодательству всё должно решаться между сторонами, которые  заключили договор. Через судебные инстанции. В итоге, решить проблему довольно сложно. Можно было бы, конечно, предусмотреть механизм гарантий. Но муниципалитеты и региональные власти по закону не могут взять на себя финансовую ответственность. Да и бюджет вряд ли осилит эти долги. А мы, конечно, были бы не против, если бы это поможет возврату долгов. 

Нам бы в какой-то мере такой механиз помог. Часто бывают сложности с такими потребителями. Мы ничего с ними сделать не можем, а они, зная это, не очень хорошо себя ведут. И никто ответственности не несёт. Более того, неотключаемые потребители, бывает, подают в суд на энергосбытовые организации. И выигрывают. 

К этому предложению я отношусь, конечно, положительно. У нас есть случаи, когда потребители и не платят, и игнорируют электросбытовые организации. И отключить мы их не можем. И никакой меры воздействия нет. Я  за государственные гарантии. Правда, сомневаюсь в финансовом обеспечении...

Проблемы с такими потребителями нужно решать через суд. Правда, они зачастую не исполняют решения суда. Государственные гарантии – это было бы хорошо. Я думаю, что если неотключаемый потребитель регионального значения, то с ним должен работать субъект РФ, если федерального – то правительство РФ.  Нужно найти рычаги воздействия и на таких потребителей. 

Если государство определилось, что мы не должны их отключать, то оно должно придумать, что с ними делать. К примеру, пусть платит за них. Если предприятие потребляет электроэнергию, то должно и платить. Или пусть разрешат нам отключать должников. 

С учетом постоянного роста задолженности за электроэнергию проработка такого механизма очень важна. Это логично. Если государство выделяет в отдельную группу «неотключаемых» потребителей, оно должно обеспечить гарантии по финансовому обеспечению оплаты коммунальных ресурсов. Причем этот механизм должен быть четко прописан. Пока этого не сделано, об укреплении платежной дисциплины говорить не приходится.

Внедрение механизма предоставления государственных и муниципальных гарантий в качестве финансового обеспечения оплаты электроэнергии и услуг по передаче электроэнергии предприятиями, отнесенными к неотключаемым потребителям – мера нужная и необходимая.

Предприятия сферы ЖКХ, котельные и водоканалы за последние три года накапливают долги, большинство из них банкротятся и долги зависают у энергетиков " мертвой" дебиторской задолженностью. На месте банкротов появляются новые организации, жизнь которых идёт по тому же сценарию.

Необходимо прекратить практику кредитования таких предприятий за счет энергетиков через механизм гарантирования, не менее эффективный чем механизм действующий на оптовом рынке электроэнергии и мощности.

Что касается самих предприятий ЖКХ, то в отношении таких предприятий необходимо предусматривать утверждение программ финансового оздоровления организаций ЖКХ органами местного самоуправления, на территории которых данные организации предоставляют услуги, и включение в них ряда мероприятий, обеспечивающих устойчивое функционирование организаций в дальнейшем.

Кирьянов Артем Юрьевич
Артем Кирьянов
ЭКСПЕРТ
07.10.2015

Интересоваться этими объектами, содействовать, чтобы были созданы все условия по оплате, субъекты Федерации должны. Но нести полную финансовую ответственность по неотключаемым объектам субъектам РФ – это не представляется решением вопроса.

13.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Создать фонд господдержки для депрессивных регионов, не способных обеспечить реализацию инвестпроектов в форме ГЧП

В настоящее время не все субъекты федерации имеют равные финансовые возможности по привлечению в коммунальное хозяйство инвесторов и реализацию механизмов государственно-частного партнерства в сфере ЖКХ. В то же время в стране функционирует Фонд содействия реформированию ЖКХ - структура, оказывающая финансовую поддержку регионам и муниципальным образованиям при реализации программ в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Включение в деятельность Фонда обязанностей по организации господдержки реализации проектов ГЧП в сфере ЖКХ позволит значительно ускорить процесс передачи неэффективных коммунальных предприятий инвесторам и обеспечит управляемость и прозрачность этого процесса.

Депрессивные районы – это тоже наши районы. И депрессивными-то они оказались по каким-то просчетам государства. Поэтому однозначно надо всеми способами им помогать. Если им ничего не давать и не поддерживать, то ситуация в них не изменится, а может и ухудшиться.

Жолин Андрей
Андрей Жолин
ЭКСПЕРТ
18.08.2015

Это можно сделать во внебюджетных рамках, увеличивая долю частного в государственно-частном партнерстве, но данная проблема зациклена. Депрессивные регионы не могут обеспечить, привлечь инвестиции. Но если надо увеличить долю частного в ГЧП, то надо создавать условия для развития частников, а депрессивные регионы не могут это сделать. Если Фонд реформирования ЖКХ этим будет заниматься, то да, наверное, есть смысл. По крайней мере, можно ему эту задачу поставить. 

Вялкин Алексей
Алексей Вялкин
ЭКСПЕРТ
19.08.2015

Мы обсуждали эти вопросы на одном из брифингов  в управлении ТПП, которое было посвящено вопросам развития государственно-частного партнерства в России. Не думаю, что сейчас, в условиях бюджетного дефицита, эта идея была бы правильной. Скорее всего, надо регионы поддерживать не прямыми деньгами, не фондами, а какими-то инициативами, которые позволяли бы средства из регионального бюджета направлять на развитие регионов и на проекты, связанные с ГЧП.

Есть же Фонд реформирования ЖКХ, пусть он этим и занимается. Я считаю, что дублирующих организацией создавать не нужно. Это лишние и непонятные затраты.

Саму систему ЖКХ поддерживать, конечно же, нужно. В том числе и в нашей Саратовской области. В бюджете зачастую нет денег, и поэтому необходимо создание таких инструментов, как государственно-частное партнерство. Если этот фонд сможет осуществлять поддержку, это приветствуется, это достойно. Из-за дефицита бюджета финансирование проектов становится просто невозможным. А область не может помочь. Чаще всего ищется частный инвестор, а задача такого Фонда сделать процедуру максимально прозрачной и понятной и, главное, не допустить каких-либо перекосов.

Мне кажется, разумнее было бы разрешить софинансирование проектов. Но не просто закрепить обязанность поддержки. Иначе необходимо будет вводить какой-то механизм отбора таких проектов из депрессивных регионов и регионы начнут смотреть не столько на полезность проекта, сколько на его соответствие критериям. Если регион готов финансировать проект и уже начал его реализацию – тогда да, дополнительная поддержка таких проектов не помешает.

Конечно, надо поддерживать. Только не на словах. Нужно реальная помощь. Мы, к примеру, два года назад получили федеральные деньги – 15 миллионов рублей – по программе энергосбережения. Купили насос.  Для предприятия деньги небольшие, конечно, но я не думаю, что кто-то бы отказался. Вот такая помощь, финансовая, нужна. Правда, не знаю, насколько это реально. Мы по выпадающим доходам-то не можем получить компенсацию. 

В депрессивном регионе нет денег. В том числе и у жителей, которые не могут оплачивать коммуналку на все сто процентов. Естественно, предприятие, которое придет, –  оно должно получить все полностью, иначе через год-два разорение будет неминуемо. И, конечно, нужно поддерживать реализацию проектов ГЧП в депрессивных районах. У нас, кстати, концессионеры поддержку уже получают. Мы помогаем вместе с областной администрацией.

Водоотведение-водоснабжение – это такая отрасль, которая без государственной поддержки просто пропадет. Я вообще считаю, что частные инвестиции в водоснабжение-водоотведение – это утопия. Это не будет работать никогда в условиях государственного регулирования тарифов на воду и стоки в том виде, в котором оно существует сейчас. Там нет интереса частного инвестора. Он никогда не сможет при таких условиях получить прибыль. А цель любого инвестора – это быстрый возврат инвестиций с определенной гарантированной нормой прибыли. В водоснабжении это сейчас нереально. Многие водоканалы в стране объединяются в концессии, но это время покажет, ради чего они объединяются и какая цель была у лица, взявшего в концессию водоканал. 

У нас в регионах денег не хватает, а проекты не могут реализовываться только при помощи сил частной стороны. Поэтому ради того, чтобы запустить большие проекты, государственная поддержка безусловно нужна. В идеале должен быть комплексный подход. То есть, с одной стороны, должны быть определенные льготы, чтобы инвестора заинтересовать. Но без финансовой поддержки, без финансового участия государства некоторые процессы  не смогут реализоваться. Здесь необходимо уже исходить из самого проекта, из его окупаемости и из тех целей, которые, прежде всего, имеет публичная сторона. Если публичная сторона  для себя определила какие-то конкретные цели  и частный партнер может их осуществить при помощи своих средств, то, возможно, будет достаточно одних льгот. Если же так не случилось, а нужно создать что-то лучшее, в кратчайшие сроки, то необходима финансовая помощь. 

Поддержка, конечно, нужна. Следует обдумать ее способы. Это могут быть и субсидии, и льготы. Без государственной поддержки проекты ГЧП во многих регионах вряд ли реализуются.

Депрессивные регионы обязательно надо поддерживать. Оказывать помощь. Предприятия водоснабжения, скажем честно, выживают с трудом. Тариф у нас мизерный. К примеру, сравним с предприятием, которое воду просто подогревает. У нас разница в тарифе – в пять раз! Разве такой она должна быть? И что будет инвестор с такими тарифами делать? Как зарабатывать? А если еще и депрессивный регион, и население не платит.

Да, должны быть различные формы поддержки. Наиболее эффективными, на мой взгляд, будут субсидии. Есть сомнения, правда, что в бюджете найдутся на это деньги, но в качестве меры поддержки именно субсидии были бы наилучшим вариантом для проектов ГЧП в депрессивных регионах. 

Я считаю, что любая поддержка – это хорошо. Но, конечно, каждый конкретный случай нужно рассматривать отдельно. Нужно разработать механизм реализации поддержки. Все это возможно. И было бы неплохо. И субсидии, и льготы были бы не лишними. 

Я считаю, что никакой поддержки именно в реализации проектов ГЧП быть не должно. Инвестор принял решение об участии в концессии. Он должен самостоятельно это окупать. Привлекая дополнительные средства, различные организации, обозначая сроки. Это его страх и риск. 

Не вижу ничего полезного в перераспределении еще большей части бюджетных доходов через федеральный центр при повсеместной нехватке средств в местных бюджетах. Процесс это не ускорит, а, как показывает практика, наоборот усложнит. То же самое с прозрачностью. Необходимо не искать все новые методы перераспределения денег через Москву, а думать, как их оставлять на местах.

Конечно, государство должно поддерживать реализацию проектов ГЧП в депрессивных регионах. Если  инвестор заходит в какой-то государственно-частный проект в сфере жилищно-коммунального хозяйства, то он в любом случае будет окупать потраченные денежные средства. Если регион депрессивный, то инфраструктура обветшалая. Соответственно, потребуются капитальные вложения. Есть два варианта, как окупать. Либо длительным сроком – порядка двадцати лет, хотя инвесторы чаще всего на это не идут. Они хотят за более короткий срок окупить свои инвестиции. А если берётся короткий срок, то происходит рост тарифа. Между тем, рост тарифа – это больная тема для любого муниципалитета. И государство могло бы компенсировать, хотя бы частично, какие-то затраты инвестору или помогать муниципалитетам по различным программам, чтобы тариф не очень сильно рос. Выделять дополнительные средства, если муниципалитет вошел в концессию и привлек инвестора, чтобы частично разгружать нагрузку на тариф.

Полностью поддерживаю это предложение, считаю, что привлечение инвесторов (концессионеров) в сферу ЖКХ для регионов с высокой степенью изношенности коммунальных сетей пройдет более успешно благодаря дополнительной государственной поддержке таких проектов.

Однозначно, нужна государственная поддержка. Система водоснабжения изношена. Без государственной помощи, мне кажется, не справится ни один регион. Разве что Москва – это государство в государстве.  Без государственной поддержки города численностью до половины миллиона человек не способны эту систему привести в порядок. Водоснабжение – очень затратная система. И при этом далеко не всегда рентабельная. 

Я думаю, что во всех регионах надо поддерживать, не только в депрессивных. Нужно изыскивать для этого ресурсы. Если говорить о государственно-частных проектах, то это условия для инвесторов. Государство должно предложить такие условия сотрудничества, при которых интересы частного инвестора были бы защищены.

Считаю, что поддержка государства в реализации таких проектов должна быть во всех регионах. Состояние жилищно-коммунального хозяйства на таком низком уровне, что без поддержки государства мы никак не можем выйти на передачу, на то, чтобы полностью отдать эту сферу частным лицам. Или это должна быть настолько гибкая тарифная система, чтобы инвестор мог компенсировать свои затраты, либо должна быть поддержка государства. 

Поддержка подразумевает выделение бюджетных средств. В депрессивных регионах бюджет в минусе. Если у них на исполнение текущих обязательств нет  финансовых средств, то проекты государственно-частного партнерства – это дополнительная нагрузка для бюджета. Если будут дополнительные федеральные средства, то будет проще реализовывать проекты. Ведь даже не каждый самодостаточный бюджет может потянуть модернизацию объектов ЖКХ, учитывая объемы средств, которые на это необходимы.  А уж  депрессивным регионам тем более не помешает эта поддержка. 

Я думаю, что надо поддерживать проекты государственно-частного партнерства. Тем более в депрессивных регионах. И особенно в сфере ЖКХ. Может быть, льготами. Возможно, другими способами. Мое мнение:  без государственной поддержки проекты ГЧП именно в сфере ЖКХ вряд ли смогут реализовываться. Сфера ЖКХ отстает по уровню развития, остается на задворках. Отношение к ней пока такое: работает, ну и ладно. 

 К предложению включения в деятельность Фонда реформирования ЖКХ обязанностей по организации государственной поддержки реализации проектов ГЧП в сфере ЖКХ для депрессивных регионов отношусь положительно, при условии наличия прозрачной схемы взаимодействия Фонда, управлений ЖКХ и субъекта Федерации.

 

Наверное, государственная поддержка нужна, хотя не очень понимаю, как это может происходить. Льготы, деньги, создание благоприятных условий для прихода инвестора?  Из каких ресурсов? Но, рассуждая теоретически, да, было бы неплохо. 

Сегодня на рынке нет достаточно крупных и серьезных компаний - потенциальных концессионеров систем водоснабжения и водоотведения. Существуют лишь небольшие, ресурса которых недостаточно для реализации задач, поставленных Минстроем РФ. Для инвесторов привлекательны, в основном, водоканалы более крупные и эффективные. В неконкурентной среде, как правило, работают только муниципальные предприятия.

Сфера ЖКХ в настоящий момент требует государственной поддержки, потому что государство не занималось коммуналкой на протяжении  двадцати лет. За это время  мы откатились назад. Основные фонды превратились в пыль. Сейчас в условиях жесткого регулирования тарифов государство с одной стороны заботится о людях, чтобы не росли тарифы. А с другой стороны, предприятиям никакой помощи не оказывается. Есть два  варианта выхода из этой ситуации. Либо государство должно взять на себя обязанность компенсации какой-то части затрат предприятиям, либо отпустить тарифы. Во втором случае компенсировать гражданам затраты на коммуналку. И тогда у коммунальных предприятий появится возможность  встать на ноги. Так делается во всем мире. 

Без государства никак. Дело в том, что бизнес-бизнесом, но ЖКХ – это такая сфера, которая близка всему населению. Если государство просто отдаст эту сферу на откуп бизнесу, то неизвестно что получится. Государство должно присутствовать в этих процессах. Ну и поддерживать.

Необходимо поддерживать, иначе у депрессивных регионов вообще не будет никаких шансов привлечь инвестиций и как-то обновить систему ЖКХ. Особенно в условиях нынешней экономической ситуации. Единственный путь – через государственную помощь, потому что даже в благополучных районах и муниципальных образованиях бывают сложности с привлечением инвесторов. В редких случаях проект ГЧП может быть настолько привлекательным, чтобы реализовываться на сто процентов только на деньги инвестора.

Я думаю, что предприятия жизнеобеспечения, которые стоят на службе народу, должны быть государственными. И отдавать их в частные руки нельзя. Тем более в депрессивных регионах.

Безусловно, поддержка нужна. Коммунальная структура должна быть везде на должном уровне. И меры государственной поддержки должны быть во всех регионах. Особенно, конечно, в депрессивных

Концессии – это бизнес. И в идеале бизнес должен быть на самоокупаемости. Во всех регионах, в том числе в депрессивных. По моему мнению, предприятия ЖКХ можно сделать безубыточными. Конечно, надо учитывать изначально разные стартовые условия. Если предприятие развалено и начинать надо практически с ноля, то нужно очень уж большие вложения, которые неизвестно, когда окупятся. А вот если нужно просто модернизировать и сделать реконструкцию, то можно сделать предприятие безубыточным. В том числе и в депрессивном регионе. Все зависит от того, какой инвестор придет. 

Кирьянов Артем Юрьевич
Артем Кирьянов
ЭКСПЕРТ
07.10.2015

Вопрос неоднозначный, поскольку сегодня государство поддерживает в целом идею государственно-частного партнерства в ЖКХ. Сегодня сформирована законодательная база для ГЧП, в том числе в сфере ЖКХ, позволяющая достаточно активно работать концессионерам в этом направлении. В процессе уточнения и совершенствования законодательства о концессиях ОП РФ также принимает участие в рабочем порядке, формулируя. предложения участников рынка и муниципалитетов. Однако если речь идет о прямой финансовой поддержке государства по отдельным депрессивным регионам – с невысокой бюджетной обеспеченностью, то не надо себя обманывать. Не надо подменять реальное государственно-частное партнёрство определенным субсидированием тех сфер и направлений, на которые государство уже не должно тратить деньги. По крайней мере из бюджета федерации. Я прежде всего вижу модель ГЧП прежде всего завязанной на обеспечение интересов граждан и инвесторов в долгосрочной перспективе процесса реформирования системы ЖКХ, процесса качественного изменения инфраструктуры ЖКХ. И здесь главными гарантиями, форматом участия государства должны быть определенные законодательно условия, правила игры.

Большие сомнения вызывает востребованность таких предприятий. Но в идеале – это хорошее предложение, при условии, что будет обеспечена фактическая государственная поддержка, разработана долгосрочная прозрачная программа финансирования.  

С одной стороны концессии – это бизнес, с другой довольно многое зависит от тарифов на коммунальные услуги. Всеобъемлющих рецептов в данной сфере нет. Есть большое количество государственных предприятий, которые занимаются именно сферой коммунального хозяйства. У нас есть структура «Росводоканал», которая зашла и занимается «Водоканалом». Мы им отдали его в аренду, чтобы эта структура работала и приводила предприятие в порядок.  Так вот, если тариф низкий, то есть необходимость  поддержки реализации проекта государственно-частного партнерства в ЖКХ. Понятно, что без денег ничего не бывает. Понятно, что инвестор хочет получить назад деньги, которые вкладывает. Чудес не бывает, и если кто-то обещает другое – это обман. Но бывает так, что муниципальные предприятие имеют довольно приличный тариф. И при этом сама организация  просто недостаточно эффективная, сказывается плохой менеджмент. И тут, конечно, государственно-частное партнерство поможет оптимизировать предприятий – без какой-либо дополнительной поддержки. 

Безусловно нужно поддерживать. Это сейчас одно из основных направлений – привлечение любых инвестиций, развитие ЖКХ. Это очень важно и, конечно, необходимо поддерживать во всех регионах. Условия уже созданы – есть законодательная база, которая позволяет формировать концессии. Есть федеральный закон о ГЧП, есть иные механизмы. Надо, чтобы и в бюджете на это были заложены цели, здесь должны работать департаменты ЖКХ. 

Как регионы смогут обходится без государственной поддержки? Конечно, государство должно регулировать вопросы, в том числе в сфере ЖКХ, и в регионах, которые не имеют крупной промышленности и крупных предприятий. Им сложно вкладывать деньги в развитие ЖКХ. 

При реализации проектов инвестора интересует не только модернизация имущества, но и возврат вложенных средств. Если средства не возвращаются, то это уже не может считаться инвестициями, это переходит в разряд благотворительности, а на благотворительность привлечь интересантов очень сложно. Инвестор должен иметь гарантии возврата средств, в случае, если регион депрессивный, то реализовать крупные инвестиционные проекты без участия государства мало реалистично.

У нас концессия тяжело идет и, я думаю, что государственная поддержка должна быть. Низкая платежеспособность населения ведет за собой отрицательную заинтересованность у бизнеса, отсутствие желания идти на концессию. Особенно в сфере ЖКХ. В некоторых местах пытаются заработать, вводя экономически необоснованный тарифы. Я считаю, что частный бизнес не пойдет в тот регион, в котором он не сможет получить прибыль. И даже государственная поддержка здесь не поможет, хотя она наверняка не будет и лишней.

Отрасль ЖКХ пока выглядит не очень привлекательной. Есть проблема тарифов, неплатежей. Первое время в любом случае нужно помогать. Отмечу, это уже и делается. Работает фонд модернизации ЖКХ. Помощь осуществляется в том числе и деньгами. Для мелких поселений государственная помощь и модернизация – это, наверное, единственный способ выхода из сложившейся не самой лучшей ситуации. 

В связи с тем, что Фонд содействия реформированию ЖКХ создан в качестве «рычага оздоровления и модернизации» жилищно-коммунальной сферы России и работа государственной корпорации в этом направлении способствует созданию комфортных условий проживания граждан, повышению качества коммунальных услуг и увеличению инвестиционной привлекательности отрасли, считаю предложение по включению в деятельность Фонда обязанностей по организации господдержки реализации проектов ГЧП в сфере ЖКХ для депрессивных регионов не противоречащим целям деятельности фонда и поддерживаю его. 

20.08.2015
есть идея!
ЖКХ Контроль
Контроль ЖКХ
Повысить размер неустойки за долги за потребленные ресурсы, возникающие у предприятий, отнесенных к категории неотключаемых потребителей

В настоящее время предприятиям, отнесенным к категории неотключаемых потребителей, выгоднее при существующих размерах неустойки затягивать оплату в пользу поставщиков ресурсов, тем самым, по сути, кредитуясь у них по пониженной ставке. Для того, чтобы избежать возникновения выпадающих доходов и избежать срыва реализации инвестиционной программы энергокомпании, предлагается ужесточить наказание за неплатежи и повысить размер неустойки за каждый день просрочки до ставки рефинансирования ЦБ +1-2%.

Я не поддерживаю карательные меры. Считаю, что с этими потребителями должно работать правительство. Может быть, дотации, субсидировании ввести, если у предприятия какие-то проблемы. Однозначно, нужно разбираться с этим вопросом и постоянно работать с такими потребителями. Прежде всего, понять причины, почему они не платят. Индивидуально подходить к решению проблемы.

Конечно, перечень таких потребителей должен быть, но каким-то образом нужно их финансово стимулировать более жёстко. Как правило, это две категории: либо бюджет, либо  коммерческая застройка с низкой степенью ответственности руководителей. С бюджетом всё сложнее. А вот с коммерческой застройкой проще. Будучи оштрафованным один или два раза на существенные суммы, любой руководитель организации уже будет планировать оплату за электроэнергию. 

В Татрстане эта проблема не очень актуальна. Неотключаемые потребители заключают договоры с энергосбытовыми организациями, а они уже в свою очередь с нами. И «сбыты» все свои обязательства перед нами выполняют. Платят своевременно и в срок. 

Я думаю, что они не от хорошей жизни не платят. Там нужно не карательные меры применять, а проводить полномасштабную реформу. Ведь большая часть этих предприятий – социально-направленные: больницы, детские сады. От карательных мер лучше не станет. И если ужесточить наказание, повысить размер неустойки, то долги будут просто ещё больше увеличиваться. А на этих предприятиях возникнут ещё большие проблемы. Если они плохо платят, то вряд ли они зарабатывают большие деньги. Сетевая компания от жестких мер по отношению к таким предприятиям ничего не выиграет. Я считаю, что нужно не в этом направлении идти, а заниматься системными преобразованиями.

У нас не отключают такие предприятия, как больницы, зерносушильные цеха во время урожая, ряд других организаций. Если мы им повысим платежи, неустойки, введем штрафные санкции, это никак не решит проблему. Просто они будут должны ещё больше. А смогут ли расплатиться – большой вопрос. Наверное, надо к решению этой проблемы подходить как-то иначе. 

Неподключаемые потребители – это, как правило, государственные потребители. Или структуры, которые выполняют государственные функции: охраны, обороны, здравоохранения, образования. Их отключать ни в коем разе нельзя. Нужно их финансировать. Простой пример – отключение больницы, поликлиники может привести  к таким последствиям, принесет такой ущерб, что потом никаких денег не хватит на то, чтобы выплатить страховки и по новому лечить. Могут наступить необратимые последствия. То же самое с оборонными объектами. Могут быть катастрофы техногенного характера. Отключать, еще раз повторю, нельзя. Что касается ужесточения наказания за неплатежи, то я в этом смысла не вижу. Какой смысл накладывать штраф на бюджетную структуру? 

Проблема большая. Эта категория зачастую потребляет и не платит. Повышать размеры неустойки им смысла нет. Они все банкротятся, им просрочки не страшны. Надо, чтобы была возможность их отключать. Должно действовать такое правило: не платит – отключаем!

Те, кого нельзя отключать – это, в основном, бюджетная сфера. И сколько мы эту сферу ни штрафовали, это выливается в увеличение наших же платежей и всего населения. К примеру, отключаем водоканал или ставим им двойной тариф. Но это же бюджет. По нам же и ударит потом. Нужно продумывать другие механизмы воздействия на такие предприятия. 

«Неотключаемые потребители» - это, в основном, государственные органы, объекты федерального значения, финансирование которых осуществляется за счет бюджета разных уровней. Увеличение неустойки, в данном случае - дополнительная нагрузка на бюджет, неэффективная мера, которая не решит проблему неплатежей «неотключаемых» потребителей. Это приведет лишь к увеличению задолженности предприятий перед энергетиками, а, в случаях с организациями, обеспечивающими эксплуатацию центрального водоснабжения, канализации и теплоснабжения (ЖКХ), может ускорить процедуру их банкротства.

Считаю, что решением вопроса неплатежей «неотключаемых» потребителей может являться обеспечение гарантии погашения задолженности за счет бюджета местного или федерального значения, то есть для таких потребителей должны быть предусмотрены особые условия  заключения и исполнения договоров энергоснабжения, предусматривающие гарантии своевременного погашения задолженности. Например, обязательный банковский факторинг, безакцептное списание денежных средств с расчетного счета потребителей в счет погашения задолженности за электроэнергию, гарантии погашения задолженности за счет бюджетов местного или федерального значения в случае отсутствия средств на расчетных счетах.

Наверное, увеличение штрафов можно рассматривать, как определенный элемент воздействия на тех, кого невозможно отключить. С другой стороны, если потребитель не платит за ресурс меньшие деньги, то вряд ли он начнет оплачивать счета в срок при повышении стоимости ресурса. Стоит помнить и о том, что, как правило, такие предприятия просто не могут платить по счетам, и штрафы могут лишь подвести их к банкротству.

Меры по усилению ответственности за неплатежи необходимы. Существующие рычаги воздействия в действующем законодательстве на гарантирующих поставщиков, накопивших задолженность перед сетевыми организациями за оказанные ими услуги по передаче электроэнергии, неэффективны. Законодательство позволяет лишать сбыты статуса ГП за долги на оптовом рынке электроэнергии и мощности, в то время, как на розничном гарантирующие поставщики могут беспрепятственно наращивать задолженность.

Мнений на сегодняшний момент много. И у представителей сетевых компаний, и у представителей сбытовых компаний, и у экспертов рынка. Остро обсуждаются критерии лишения статуса, суммы и сроки задолженности. Представители некоммерческого партнерства гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний предложили определять объективную величину задолженности гарантирующего поставщика перед сетевыми организациями путем привлечения независимого от сетевых организаций лица.

Как сетевая компания, мы заинтересованы, чтобы платежная дисциплина в отрасли нормализовалась. Ключевая задача, которая стоит сейчас перед всеми субъектами отрасли – соблюсти баланс интересов, найти такие решения существующих проблем в энергетике, чтобы от этого не пострадал ни потребитель, ни экономика регионов, ни планы компаний.

Срыв сроков платежей создает реальную угрозу выполнению собственных производственных планов энергокомпании, реализации ремонтной и инвестиционной программ.

Первое чтение. Точка сборки проблем ЖКХ

Предложить тему
эксперты
ОлегПричко
Генеральный директор ПАО «Иркутскэнерго»
ПарвизАбдушукуров
Вице-президент по тепловому бизнесу ОАО «Фортум»
СергейСиваев
Старший директор Федерального центра проектного финансирования (ФЦПФ, Группа ВЭБ)
СергейБаженов
Заместитель директора Института экономики Уральского отделения РАН, доктор экономических наук
ПавелКурзаев
Генеральный директор ГК "Российские коммунальные системы"
ЮрийДорфман
Заместитель генерального директора ПАО «ТГК-14» по сбыту, член Правления ПАО ТГК-14
ИльяЛишанский
Заместитель генерального директора по реализации энергии ПАО «РАО ЭС Востока»
АлексейВялкин
Директор департамента содействия инновациям и инвестициям Торгово-промышленной палаты России
статистика
платформы
1769экспертов
9проектов
108идей
2731комментарий
Мы в социальных сетях
Вход