ЖКХ Контроль
Стадия проекта: Завершен   |   Сроки проекта: 20.09.2016 - 20.11.2016

Перспективы развития возобновляемой энергетики в России

373
56
10
этапы проекта
Старт проекта
Внесение материалов
Внесений идей
Обсуждение
Экспертиза идей
Обращение в органы власти
о проекте

В начале 2015 года объявлено о том, что в Европе себестоимость ветро- и солнечной энергии сравнялась с традиционной. Традиционно об альтернативной энергетике говорили в Китае и бедной полезными ископаемыми Европе. Но в 2014 г. масштабные проекты стали разворачивать США и Индия, которые произвелаиза последний год мощнейший рывок в солнечной энергетике.

Наметились подвижки и в России. Правительством поставлена цель по расширению возобновляемых источников энергии в энергобалансе. Объем возобновляемых источников энергии с учетом ГЭС в России к 2024 году достигнет порядка 20% в общем объеме, без учета выработки гидрогенерации — до 2,5%, заявил министр энергетики России Александр Новак на российско-греческом форуме в рамках международной выставки в Салониках.

Очевидно, что для достижения поставленной цели Необходима система поддержки генерации на основе ВИЭ в централизованной энергосистеме для создания необходимого объема спроса на оборудование ВИЭ с целью достижения «эффекта масштаба» и создания новой отрасли промышленности.

Проект реализуется совместно с компанией ООО "АльтЭнерго" и Белгородским институтом альтернативной энергетики.

   

Проанализировать сложившуюся ситуацию и обсудить механизмы эффективного развития технологий использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) - ключевая задача проекта.

Вехи проекта

Первый этап: Внесение идей, обсуждение идей

Сроки проведения первого этапа: 20.09.2016 – 10.11.2016

На данном этапе каждый авторизованный пользователь портала может прислать документы, связанные с темой проекта и способные помочь разобраться в проблеме, дать аргументированную оценку относительно предложенных идей. Кроме того, каждый пользователь сможет высказаться в поддержку понравившейся ему идеи.

Второй этап: Экспертиза предложенных идей

Сроки проведения второго этапа: 10.11.2016 – 15.07.2016

На втором этапе редакцией портала формируется рейтинг внесенных идей, определяемый по числу голосов за каждую идею. Лучшие предложения направляются членам экспертного совета портала, которые проводят экспертизу идей, оценивают их качество и возможность гармонизации с существующими нормативными актами. Вместе с тем, на всем этапе экспертизы идей продолжается публичная дискуссия по теме проекта.

Третий этап: Подготовка заключения по итогам дискуссии, формулирование резолюции дискуссии

Сроки проведения третьего этапа: 15.11.2016 – 20.11.2016

Резолюция формулируется экспертным советом редакции и публикуется на портале. Параллельно с этим итоговый документ направляется в органы власти, обладающие полномочиями для принятия решений, рекомендованных на этапе экспертизы идей.

итоги проекта
дискуссия
Сортировать:   По популярности   По дате  
21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Внести изменения в условия инвестирования в ветроэнергетику

На рынке ветроэнергетики действуют те же правила, что и для солнечной генерации, предполагающие высокую квоту для отечественного оборудования. Несмотря на реализацию программы импортозамещения на федеральном уровне, в стране нет развитого производства компонентов для ветроэлектростанций, их приходится закупать за рубежом. В связи с этим необходимо изменить условия поддержки отрасли. Предельные капитальные затраты (почти 66 000 руб./кВт) нужно увеличить до 97 696 руб./кВт из-за переоценки рубля. Требуемый уровень локализации снизить до 36% в первые два года (по текущим правилам - 65% с 2016 г.), а программу продлить за горизонт 2020 г.

Ветроэнергетика имеет особенности. Она не везде может применяться. На определенной высоте ветер должен иметь определенную скорость для того, чтобы выдавать электроэнергию. Эта энергия, ветра и солнца, более изменчива и, к сожалению, для нас, для России наиболее интересны Приморские отдаленные районы. Преимущества альтернативной энергии в том, что вы можете ее производить в местах ее потребления, не затрачивая огромные деньги на инфраструктуру и не имея потерь при передаче энергии. Вот у нас электростанция в Сибири и по проводам гонит энергию на Урал, половину теряя. Альтернативные энергетики, где построили, там и потребляют. Но у нас для ветроэнергетики лучшие регионы – вдоль побережья. Они, к сожалению, не имеют такой потребности, а передавать эту энергию на расстояние будет в двадцать раз дороже. Поэтому по ветроэнергетику пока, по глобальным генераторам, огромным у нас говорить не приходится. Есть другие направления, за рубежом это хорошо развито – малые ветряные мельницы, которые могут располагаться в городской среде и даже на крышах домов. Но и в России, и за рубежом пока их мало, чтобы они были эффективными. Сейчас мир идет к глобальным ветряным турбинам. В некоторых странах стоят огромные турбины, образуют целые парки. У нас их пока некуда ставить. А вот возможность применения в городской среде – это более реальное направление для России. 

Зак Игорь
Игорь Зак
27.09.2016

Вся Германия заставлена ветряками, все поля. И они продают на сторону энергетику. Я считаю, что, прежде всего, надо пересматривать закон об энергетике, чтобы можно было производить возобновляемую энергетику и продавать её. Вот тогда это всё заработает. Единственный драйвер для экономики – это деньги. И для людей тоже. Когда человек понимает, что сможет сэкономить и, вдобавок, заработать, то он пойдет и начнет что-то делать. В том числе, вполне возможно, будет инвестировать в привлекательную сферу энергетики. 

Надо отрасль развивать. У нас есть регионы, не очень подходящие для ветроэнергетики. Например, в Москве считается скорость ветра достаточно низкой и для ветровой энергетики это не очень позитивно. С другой стороны, надо иметь некоторые технологические решения. Я была на ряде конференций, где наши российские производители презентовали ряд наработок в области ветровой энергетики, которые работают на малых скоростях ветра. 

Ветрогенерацию можно применять с точки зрения глобальной подачи ресурсов. Например, был такой проект: на дамбе поставить ветрогенератор и вырабатывать электричество для нужд города. Здесь, наверное, принимает участие и государство, задействованы государственные деньги. Соответственно, такая дорогая игрушка государства может работать. С точки зрения частных инвестиций – любой инвестор, который захочет вырабатывать энергетические ресурсы из вторичных источников, в любом случае будет считать деньги. Эмоции – да, он увидел это где-нибудь в Дании. Проехал в Эстонию, по дороге в Таллин увидел ветрогенераторы, красиво, хочет себе такой же. Но потом он подсчитает инвестиции и через сколько времени это окупиться. Тем более у нас вот даже в Питере довольно ветрено на Финском заливе, но, тем не менее, там скорость ветра 3-4 метра в секунду. Для эффективной работы ветрогенератора нужно более 10 метров в секунду.

Не вижу смысла что-либо менять. Ветряки – это алюминий, достаточно грязное производство, при котором образуются ядовитые шламы.  Вдобавок, запчасти ветряков периодически выходят из строя. Сразу от ветряков электричество к вам к дом не идет. К ним нужна куча оборудования, которое делает электричество, к которому мы привыкли в розетке.

Ветрогенераторы – это авиационная технология, это моторы, приводы, аккумуляторы. Вдобавок, когда вы это построите, оно долго-долго будет окупаться. Надо или не надо что-либо делать, должно определять технико-экономическое обоснование. 

Это регионально. Потому что ветроэнергетика работает далеко не везде. Есть существенные ограничения для жилых районов, определенные экологические ограничения. Нужно увеличивать, конечно, инвестиции в разработку новых, более совершенных систем. Более безопасных, более эффективных, более дешевых. С другой стороны, нужно делать это комбинированно, убедиться, что нет риска. Электричество – та энергия, которая постоянно нужна. В совокупности с солнечной и еще какими-то источниками, с накоплением – используя современные наработки с аккумуляторами – всё это можно сделать достаточно эффективно. Для отдалённых территорий это достаточно хороший потенциал, перспективное направление.

Почему только в ветроэнергетику? Почему так мало упоминаются, «забыты» приливные станции – а ведь Россия имеет весьма протяженную морскую линию. Ветряки создают звуковую нагрузку, представляют потенциальную опасность для птиц, происходит передача вибраций на грунт и т.д. Не берусь судить, но, возможно, приливные электростанции имеют в этом смысле преимущество.

Для солнечных тепловых коллекторов, тепловых насосов также надо бы иметь конкретные программы поддержки и стимулирования. Все технологии ВИЭ должны развиваться, также, как и все группы инвесторов, включая частные домовладения, малый и средний бизнес, например – курортные мини-отели, рестораны, фабрики-кухни, частные дома, и т.д. Так на основе математического моделирования выработки тепловой энергии от солнца мы видим в регионе Дальнего Востока особенно хороший потенциал не только приготовления горячей воды, но поддержки отопления от солнечных коллекторов. Для этой цели компания – Viessmann, например, имеет специальную запатентованную технологию, благодаря которой солнечные коллекторы при избытке солнечной энергии не вскипают.

Нужно, но в зависимости от региона. И для начала необходимо провести масштабное исследование, где и как может использоваться этот вид энергии, выявить наиболее активные для ветроэнерегитки регионы. Применять ветроэнергетику, конечно, нужно выборочно.  Учитывая технические условия. 

Я бы не разделял особо все эти виды энергии: ветер, вода, солнце. Эти технологии и другие в пилотном режиме осваиваются. Эти вещи все должны развиваться. Вопрос, как стимулировать это развитие. Единый подход должен быть. Должны быть предусмотрены льготы, преференции, но для поддержки возобновляемых источников энергии всё надо очень хорошо считать. Насколько это затратно в обслуживании, в эксплуатации. И подумать о взаимоотношениях с предприятиями, использующими традиционные источники энергии. Мы можем понаставить ветрогенераторов, установок, но если монополист откажет в возможности включения новой генерации в общее распределение по объектам, то ничего хорошего не будет. 

Финские ученые посчитали, что если РФ построит станции возобновляемой энергетики вдоль Транссиба, то мы сможем круглосуточно снабжать Европу и Азию, полностью удовлетворить их потребность в энергии. Мы можем не делать ничего, продавать нефть, а можем стать энергетической сверхдержавой на чистой возобновляемой энергии. Это реально. 

Если мы не хотим отставать от цивилизованного мира, то есть смысл увеличить государственные вложения в эту сферу. Появляются всё новые разработки, в которых мы, кстати, тоже участвуем. Разрабатывается новое оборудование, новые технологии, а в России этого практически нет вообще. У нас нет генерации такой в центральных сетях.

 

Я считаю, что у нас ветроэнергетика вообще не развивается. Она используется разве что на коррупционных сделках, когда придумываются странные проекты и пытаются внедрить. Покупают бывшие в употреблении ветряки, старого поколения. Живут на откатах. Проекты предпринимателей, организацией при этом никак не поддерживаются. Скорее, наоборот. 

Должны быть более разнообразные формы поддержки и её объемы для ветроэнергетики и солнечной энергии. Можно создать государственный специализированный фонд по аналогии с фондом развития промышленности. Определить компетенции, выделить направления и увеличивать лимиты. 

Ветроэнергетика – одно из дополнительных направлений нашего предприятия. В общем-то, мы сами справляемся с существующими условиями. Поддержка бы, наверное, не помешала бы, но в первую очередь информационная. Люди мало знают о ветроэнергетике. Если бы об этой отрасли побольше писали, показывали бы положительные примеры применения, рассказывали, насколько это эффективно, то и предпринимателям, которые развивают альтернативную энергетику, было бы проще.  

Судя по реакции инвесторов на конкурсы по строительству ветропарков, законодательство в этой сфере сейчас относительно неплохое. В нём, конечно, есть что реформировать, но это уже инновационные процессы. Поэтому революции никакой не надо. Надо дать ветроэнергетике возможность себя зарекомендовать. 

На мой взгляд, она не столь эффективна как солнце, геотермальная энергетика, но, наверное, нужно развивать все направления возобновляемой энергии. Затрудняюсь, правда, сказать, стоит ли это делать с помощью государственных вложений. 

Желательно ввести зелёные тарифы, то есть закупку электроэнергии от частников, потому что можно поставить большую альтернативную электростанцию, но получить разрешение довольно-таки тяжело, так как у нас сети – монополисты. Если дать частнику возможность продавать излишки выработанной электроэнергии, то развитие возобновляемых источников энергии пойдет намного более активно. И при этом, конечно, не появится планов ввести большие налоги на эти виды энергии. У нас в Краснодарском крае можно развивать и солнечную энергетику, и ветроэнергетику. Как раз планируют ставить большие ветростанции. Правда, мне не все в этой идее нравится. И пока непонятно, будет ли от них, от таких больших, польза. 

Кожуховский Игорь
Игорь Кожуховский
ЭКСПЕРТ
20.10.2016

Нужно это сделать, но здесь главное субсидировать не мощность установок, а выработку.

Развитие ветроэнергетики сейчас поддерживается сравнительно достаточно. С другой стороны, я бы в промышленной ветроэнергетике создал более прозрачные условия в плане договоров и расчетов. Я бы упростил расчеты и конкретизировал уровень задач по локализации оборудования. С другой стороны, для частников, для того, чтобы подтолкнуть конкурентную среду я бы предложил вообще не использовать термин локализации. Для частников и для мощностей ниже пяти мегаватт.

Всё должно идти от экономики. К сожалению, не знаком с состоянием наших генерирующих мощностей, но могу предположить, что они достаточно изношены. Политика, логика была заложена, чтобы заработанные средства вернулись на строительство нового, но так не получилось. Тем не менее, я не вижу смысла в том, чтобы уменьшать эту генерацию и заменять ее альтернативной. Чем больше агломерация потребителей, тем больше превалирует централизованное энергоснабжения. Для Москвы это ТЭЦ, крупные котельные и так далее. Для нашей страны эти же самые крупные электростанции. От них никуда не денешься. Альтернативная энергия никогда не заменит традиционную, она составит какую-то часть. Допустим, Краснодарский край имеет децентрализованное энергоснабжение. Здесь применение подобных технологий вполне обоснованно и нормально. Снижает нагрузку – сезонную и суточную. Мы прекрасно знаем, что есть курортные зоны, это весь прибрежный район. Здесь летом колоссальный наплыв отдыхающих. Это влечёт за собой большие нагрузки на энергосистему, на электричество в частности.  Нужны бойлерные, чтобы нагревать воду, нужны кондиционеры, другое инженерное оборудование. Альтернативная энергетика как раз позволит снизить пики потребления. 

Не думаю, что надо увеличивать затраты на эту сферу энергетики. Есть ветровые зоны, определенные регионы, где это имеет смысл развивать. 

Надо увеличивать внимание к ветроэнергетике. Для некоторых регионов это отличный источник энергии. У нас очень неразвито это производство. Я знаю предприятие, которое выпускает уникальные ветрогенераторы, но эта продукция штучно почему-то идет в Америку, в Японию, но не в Россию. У нас нет на это спроса и причины мы рассматривали в предыдущих вопросах. Но, опять же, надо понимать, что при реализации проектов с альтернативной энергией возможны и неэффективные сценарии. Всё требует серьезных расчетов. Нужно находить те решения, которые позволяют использовать наиболее эффективные альтернативные источники там, где это востребовано. 

Развивать все надо, конечно, но используя все возможные виды энергии. Например, мы ставим остановочные комплексы, оборудуем пешеходные переходы. Чтобы там постоянно был свет, мы ставим солнечные батареи, а зимой световой день пять часов всего, но зато ветров в десять раз больше. Поэтому сочетание ветряков с солнечными панелями позволяет обойтись без каких-либо дополнительных источников. Всё это отлично работает. 

Есть смысл больше вкладывать в развитие этой сферы энергетики. Ставить станции в прибрежных районах, где ветер сильный. Там это будет эффективным. Хорошо бы использовать ветроэнергетику в северных районах. Обычную электростанцию там трудно поставить, а силу ветра использовать можно. 

Нужно пересмотреть затраты в сторону увеличения на ветроэнергетику. И все-таки ослабить требования по локализации.

В Германии усиливали развитие ветроэнергетики, внедрялись государственные программы, направленные на это, а сейчас у них перепроизводство такой энергии. Себестоимость понизилась. И они переходят фактически опять на неэкологичные виды энергетики. Так что с одной стороны я за развитие ветроэнергетики, а с другой самое главное – экономическая целесообразность. Там, где нет ветра, какой смысл ставить ветровые станции. Если ветер есть, а нет потребителя, тоже нет смысла. Отмечу к тому же, что ветер – это не гарантированный вид энергии, он не гарантирует выработку. Мы вот ещё занимались приливной энергетикой. Она более стабильна и регулярна. 

Имз Гай
Гай Имз
08.11.2016

Ветер можно и нужно использовать там, где нельзя или очень сложно, слишком дорого использовать другие виды энергии. Плюс альтернативной энергии в том, что её можно использовать локально. 

Я считаю, что нужно развивать, конечно, ветроэнергетику, но это не должна быть единственная технология такого рода. Скорее, вспомогательная. Дополняющая традиционные виды энергии. 

Нужно развивать её в отдельных районах, там, где это возможно. У нас 80% страны со среднегодовой скоростью ветра примерно три метра в секунду. Это очень мало. Ничего работать при такой скорости не будет.  

Насколько я знаю, определенные программы по развитию этой сферы энергетики периодически возникают. Не могу сказать, доходят ли они до стадии финансирования. Конечно, где-то и государство должно поддержать ветроэнергетику, где-то и внебюджетные источники должны быть. То, что ветроэнерегтика должна развиваться и поддерживаться, это однозначно. 

У России есть потенциал ветроэнергетики. Это интересная форма возобновляемой энергии. Понятно, что эти установки достаточно дорогие, но после того как пройдет срок амортизации, окупятся капитальные вложения, операционные затраты альтернативной энергетики будут значительно ниже, чем у классических.  Это касается не только ветра, солнца и установок, работающих на отходах. Операционные расходы любого вида альтернативной энергетики значительно ниже. Ведь им же не надо платить за топливо. 

У нас, как и в других странах, разные районы. Есть прибрежные, где имеют неплохой потенциал и волновая энергетика, и приливная. У нас есть на Кавказе и на Дальнем Востоке геотермальные источники. Везде, где наиболее применимы и эффективны эти источники, надо развивать их. 

Пока в России нет таких объектов, чтобы было понятно, насколько эффективно использование солнечных батарей и ветроустановок. Нужно пробовать на небольших объектах, в коттеджных городках. Заниматься масштабными разработками, на мой взгляд, ещё рано. По крайней мере, это не очень актуально в Сибири, мне кажется. У нас не так часто бывает сильный ветер. Вот на Дальнем Востоке это можно использовать. 

Ветряки у нас уже работают, понятно, как и где это развивать. Эта система очень удобна и перспективна. Благодаря ветроэнергетике можно обеспечивать посёлки, которые по 40-50 лет работают на генераторах. 

Конечно, нужно больше развивать ветроэнергетику. Если есть такой удобный и не очень сложный инструмент, то почему бы им не воспользоваться? Тем более, что это не только удобно, а ещё и выгодно.  Приведу пример. Возьмем удаленный поселок. Там есть несколько котельных. В том числе дизельная на 300 киловатт, которая употребляет в год миллионов семьдесят рублей. И допустим, мы ставим несколько ветряков. Тратим 120-130 миллионов. Окупаемость – от двух до четырех лет. Дальше все деньги идут в бюджет. Ощутимая разница в расходах и доходах?

У нас в Краснодаре ветроэнергетика, наверное, вряд ли станет очень уж широко развиваться. Вот где-нибудь в Калмыкии или в другой степной местности с сильным ветром – может быть. Нужно смотреть, в каких регионах есть этот ресурс и по возможности использовать его. 

Нужно больше вкладывать в ветроэнергетику. В производстве ветрогенераторов задействовано очень много предприятий – металлургических, промышленных.  Можно же это производство развивать и у нас в стране. Развивая данную отрасль, тем самым будем развивать нашу промышленность. 

Внести изменения, наверное, можно, только ветроэнергетика не везде окупаема. Надо заниматься этой отраслью в тех регионах, где это эффективно. Например, в Москве это вообще не актуально. Здесь, как правило, довольно слабый ветер. 

Она у нас практически не развита. Её стоимость зависит от того, какие механизмы вы придумываете к стимулированию. Она может быть и не дорогостоящей. Надо учитывать, при каких условиях она существует, кто платит, откуда берутся деньги и под какой процент, там очень много разных нюансов. Всё зависит от того, как вы организуете дело. Если вы думаете, что живете только сегодня, а завтра вас уже не будет, тогда никакая возобновляемая энергия не будет для вас иметь смысла. Если вы думаете на двадцать лет вперед, вы можете рассчитать программу, в которую надо в начале вкладываться. Никакая новая отрасль бесплатно не начинается. Ровно также, когда начинали развивать традиционную энергетику, вкладывали огромное количество денег и сегодня продолжают это делать. Если мы говорим, что новый вид энергетики будет развиваться, то, конечно, сюда надо вложить финансы. Это вопрос долговременного планирования. Вы можете спланировать так, что вам сегодня нужно будет вкладывать, а завтра она станет дешевле, а через 10 лет еще дешевле и окажется выгоднее того, что мы считает сегодня традиционной энергетикой. 

Я думаю, что все возобновляемые источники должны быть поддержаны в равной степени. И приоритеты должны быть от того, какие ресурсы есть в регионах. Какой есть, такой и надо развивать. А какие-то базовые правила, которые заложены, они уже созданы и их менять, наверное, не имеет смысла. 

Считаю, что в России большой потенциал для развития альтернативных источников энергии. В том числе с использованием ветра. Есть огромное количество территорий, где можно было разместить ветроэлектростанции. И в северных регионах, и на побережьях. Там условия позволяют. Странно, почему до сих пор это не внедряется. Тем более, что многие населенные пункты находятся далеко от областных центров, от инфраструктуры, а ветроэлектростанция могла бы обеспечить их энергией. Ведь при использовании альтернативных источников энергии не будет вставать вопросов о подвозе бензина, о строительстве трубопровода и так далее. 

Я считаю, что нужно изменять условия развития и финансирования и ветроэнергетики, и солнечной, и гидро. Только гидроэнергетика должна быть основана на небольших объектах, чтобы не нарушать экосистему водоёмов. Нужно всё развивать там, где есть ресурсы. 

Среди перспективных направлений развития энергетики особое место занимает использование ветроустановок. Благодаря данному источнику можно решить большое количество проблем с энергоснабжением загородных домов и удаленных объектов, а также иметь независимость от работы местных энергоснабжающих организаций. Ветряк является самым доступным и мощным источником возобновляемой энергии при отсутствии или при плохом качестве централизованной сети.

Владельцы альтернативных установок не зависят от веерных отключений, постоянно увеличивающихся тарифов на электроэнергию, кражи кабелей и трансформаторов. При этом в запасе всегда имеется некоторый объем энергии, который позволит работать в автономном режиме от 30 минут и до 10-12 часов.

Бытовые ветряки могут обеспечить энергоснабжение в регионах со средней скоростью ветра всего 3-5 м/с (в Подмосковье - около 4м/с). Если необходимо большее количество электроэнергии, то достаточно создать энергетический комплекс, состоящий из двух или более ветрогенераторов и солнечных батарей. Такой ветроэлектрический комплекс способен обеспечить электроэнергией не только один загородный дом, но и несколько или фермерское хозяйство, и даже небольшой поселок.

Альтернативная система дублирует не только приток энергии, но и выделенную мощность. И, если к вам незадорого подведён немощный источник сетевой энергии, то за счёт альтернативной системы вы сможете нарастить мощность до нужного вам количества киловатт. Во-вторых, - в ветреных районах или районах с большим количеством солнечных дней ветряк или солнечная электростанция способны дать немалое количество энергии. Следовательно, окупаемость их резко возрастает. 

Можно это сделать, но надо учитывать, что зачастую территории, где есть ветер, находятся далеко от потребителей. То есть, там, где можно производить энергию за счёт ветроэнергетики, нет потребности в этой энергии.  В Европе с этим проще, там всё компактно. У нас другие расстояния. А при использовании ветроэнергетики все-таки эффективнее организовать локальное потребление. Кроме того, отмечу, за рубежом уже давно используют гибридные технологии, которые дополняют друг друга, а мы используем то, что было десять лет назад. 

Тут не то чтобы нужны какие-то субсидии в плане поддержки возобновляемой энергетики, сколько хватит субсидировать в таких регионах, децентрализованных, традиционную энергетику. Если мы возьмем многие автономные поселки, то увидим, что там получают энергию за счет дизельных электростанций. Там стоимость электроэнергии для конечного потребителя почти такая же как в центральной Росси – несколько рублей за киловатт-час. Реальная же стоимость – десятки, а то и сотни за киловатт-час. Это все субсидии. Если мы от них откажемся, то все сразу помчатся устанавливать ветряки и другое альтернативное оборудование. 

На большей территории нашей страны ветров нет. У нас не может быть большой ветровой энергетики. Отдельные пункты можем найти, да. Но больше ветра у нас по северному побережью. Там нет промышленности, нет населения. Ветроэнергетикой занимаются те страны, у кого на побережье ветра много. И там при дефиците газа, нефти и прочего это эффективно. А у нас кто и для чего будет вкладывать в ветер? Это дорогое удовольствие. 

И ветроэнергетику, и солнечную, и множество других видов развивать надо, они все работоспособны. Но при условии, что они будут лишь дополнять существующую инфраструктуру. Не заменять, а дополнять!

 

Предложение не вызывает возражений. Но лучше проблему инвестирования в разработку и производство отечественного оборудования ВИЭ рассматривать в комплексе, не выделяя отдельные направления. Тем более, что часто эффективно строить именно ветро-солнечные электростанции.

На наш взгляд, изменения условий инвестирования в ВЭС нецелесообразны. Либерализация условия по уровню локализации приведёт к тому, что оборудование для ВЭС будет импортироваться. Этот результат будет явно противоречить позиции Минэнерго, согласно которой цель программ поддержки ВИЭ заключается именно «в развитии соответствующих отечественных технологий и локализации производства оборудования» (см. интервью А. Текслера: http://tass.ru/pmef-2016/article/3408448). Следует отметить, что даже в текущих, довольно жёстких условиях, находятся компании, желающие инвестировать в ветроэнергетику (например, аффилированное с «Росатомом» «ВетроОГК»). Нам нужно развивать свою промышленность, а не кормить чужую, и не перекладывать возросшие, благодаря ВИЭ, издержки на потребителей.

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Включить в план деятельности Министерства РФ по развитию Дальнего Востока программу развития геотермальной энергетики в регионе

Геотермальные источники Камчатки с температурой до 200 °С на глубине всего лишь 3,5 км могут обеспечить работу не одной мини электростанции. Сегодня с помощью камчатских источников можно вырабатывать около 300 МВт электроэнергии, но реально используется лишь 25%. Геотермальные воды островов Курильской гряды обладают потенциалом в 200 МВт: этого достаточно для полного обеспечения электроэнергией всего региона. В настоящее время в России действует Мутновская ГеоЭС, где накоплен богатый опыт использования энергии земли. Необходимо предусмотреть создание региональной программы поддержки геотермальной энергетики и включить ее в план деятельности Министерства РФ по развитию Дальнего Востока.

Геотермальная энергетика хороша и на этом построена, например, Исландия. К сожалению, пока еще стоимость альтернативной энергии еще очень высокая. Ее есть смысл использовать при полном отсутствии традиционной энергии. Например, дальние районы Севера, Дальний Восток. Вести туда обычное топливо дорого. Но применение геотермальной энергии не везде возможно. У нас оно ограничено Дальним Востоком. К тому же, зачастую бывает проще поставить турбину. А геотермальная энергия – это затраты еще на исследование, на резервуары, насосы, другие системы. 

Зак Игорь
Игорь Зак
27.09.2016

Где есть возможность развивать геотермальную энергетику, там, конечно, нужно её развивать. В Центральным областях у нас такого нет, мы не Исландия, а на Дальнем Востоке можно попробовать. 

Это еще одна проблема альтернативной энергетики, что она производится, как правило, не там, где она требуется. Весь мир идет к такому понятию как микрогенерация, то есть производить энергию как можно ближе к источнику ее потребления. Это идеальная ситуация. Не везде это доступно. Что касается геотермальной энергетики, я знаю эффективные примеры в Англии. Эффективность геотермального насоса напрямую зависит от геологии, геоморфологии данного участка. Соответственно, государство взяло уже на себя расход по созданию карты использования тепловых насосов для Англии. Любой частный домовладелец может посмотреть на карту и понять, имеет смысл покупать насос или нет. Большая часть капитальных расходов – это геолого-геоморфологические исследование. Таки общие ресурсы, по крайней мере, там, где они потенциально могли бы применяться, сильно бы облегчили для частных домовладельцев, для девелоперов работу. 

Там, где нет газа, где нет городских сетей, развитие геотермальной энергетики – это необходимость. Для того, чтобы выработать тепловой ресурс, можно использовать геотермальные источники. Но это некий частный случай, если нет возможности подать ресурсы, которые я называл, это от безысходности. Это не эффективно. Россия богата газом, с газом тепло – самый дешевый ресурс. И то, что вырабатывается напрямую, это самый эффективный способ. 

Думаю, нужно это сделать. Там сам Бог велел. Там достаточно этого ресурса. Но только Камчаткой ограничиваться не стоит. У нас и в других регионах это можно сделать. Другое дело, что  надо грамотно это делать, потому что, например, в любом крупном городе это неэффективно. Там, где нужно, там развивать. Там, где неэффективно, там оставить традиционные источники энергии. Это не должно быть поголовной программой, а точечными решениямм. 

Насколько я помню, профильные министерства рассматривают эту тему, см. например, сайт Минэнерго. Безусловно, логично использовать энергию, находящуюся «под ногами». 

Я не совсем согласна, что развивать геотермальную энергетику нужно только на Дальнем Востоке. Если иметь в виду в прямом смысле геотермальные источники, то да. А если мы говорим о тепловом насосе, то им можно пользоваться в любом регионе России. Здесь нет исключения, разве что районы Крайнего Севера, где сложно обеспечить работу тепловых насосов.  

Если будет экономическое обоснование. Вся эта зеленая тема – ее нужно считать. Мы понимаем, что зеленая энергетика – это хорошо для природы, что это полезно. Но если это затратно сейчас, на данном этапе и непонятно, в какой перспективе может дать финансовую отдачу, то подходить к этому нужно очень осторожно. 

Такая программа была в советское время и первая геотермальная станция у нас существует. Правда, она разваливается. Приведу примеры. В центре Парижа есть геотермальная станция. Самый крупный регион Турции отапливается и снабжается электроэнергией за счет геотермальных источников. Причем, это не просто тепловые насосы. Там промышленные установки, которые дают электричество, тепло. Клубника из Турции, которую мы едим, выращена на геотермальной энергии. Мы об этом не знаем, не слышим, не представляем, а во всем мире технологии не просто развиваются, это есть везде. В том числе в странах, которые в результате этого конкурируют с нами, дают нам товары, которые мы покупаем. Например, клубнику, мандарины, оливковое масло.

Надо эту отрасль развивать у нас. Спрашивать, надо ли это делать, хотим ли мы это делать – это всё равно что спросить, хотим ли мы выращивать собственные фрукты, овощи, жить в теплых домах или не хотим. Или хотим завозить всё через тысячи километров в то время, когда под землей есть источник энергии, который можно получать круглый год? 

Конечно, можно развивать геотермальную энергетику там, где это возможно, но вот мы сейчас перешли на волновую энергетику. Уже на море выходим, владеем этими технологиями. Нам кажется это более привлекательным. 

Я считаю, что всё надо развивать, что приносит меньше вреда. Зеленая энергетика – это, конечно, великолепно. Но, боюсь, не для нашей страны. У нас много монополистов, которых всё устраивает в нынешнем положении вещей. Им не нужны другие виды энергии. 

С точки зрения промышленного, научно-технологичного развития, конечно, развивать геотермальную энергетику полезно. И потенциал на Камчатке высокий. Можно сделать больше проектов в именно в области геотермальной энергетики.  

Мы считаем, что нужно развивать геотермальную энергетику и на Дальнем Востоке, и на других территориях России. Тепловые насосы входят в сферу нашей деятельности, и мы точно знаем, что их можно применять в очень многих регионах. Хотя, конечно, нужно смотреть климатические и другие условия. У нас во Владивостоке тепловые насосы успешно работают.  Если применять их севернее – это уже может оказаться проблематично. 

Думаю, такая программа должна быть не только на Дальнем Востоке. Тепловые насосы тоже фактически на геотермальной энергии работают и дают довольно большую экономию. Но на Дальнем Востоке это, конечно, проще. Там много теплых источников. 

Кожуховский Игорь
Игорь Кожуховский
ЭКСПЕРТ
20.10.2016

Геотермальную энергетику надо развивать и не только на Дальнем Востоке, но и, главное, это низкопотенциальная геотермальная энергетика. Я имею в виду тепловые насосы. 

Нужно. На Камчатке, благодаря ее источникам, можно установить электростанции, которые делали бы теплый воздух вместо нагрева воды, потому что при нагреве воды и прохождении по сетям велики потери. То есть, обеспечить при их помощи воздушный подогрев. Нужно смотреть, в каких регионах возможно использование тепловых насосов, потому что тепловой насос при температуре ниже пятнадцати градусов плохо работает. 

Приведу наглядный пример того, как у нас развивается геотермальная энергетика. Есть компания по нефтедобычи. Она осуществляет бурение, находит нефть. И периодически пробы из скважин дают вместо нефти горячую воду, геотермальную. Этой водой можно обеспечить теплом массу объектов. Но получается так, что другая структура объявила всё это полезными ископаемыми и установила достаточно высокий тариф. Вот вам и программа развития. Ресурсом занимается одна компания. А по идее на этой местности, богатой геотермальным теплом, надо разрешить людям бурить себе скважины и ставить оборудование. И это было бы эффективнее. Отмечу, что геотермальное тепло характеризуется тем, что потребитель должен быть в непосредственной близости. А это зачастую не получается. Тепло – это не кирпичи, его не сложишь. И в бочке не запасешь.  Тепло получил, его надо потребить. Если город расположен на источнике геотермального тепла, его надо использовать. Если в ста километрах, никак ты его не используешь. 

Конечно, есть смысл развивать геотермальную энергетику именно на Дальнем Востоке и в Краснодарском крае. Там, где есть соответствующие источники. 

Такая программа полезна. Надо развивать и геотермальную, и энергию ветра. Это нужно и для Дальнего Востока, и для всех регионов, которые могут иметь такие природные преимущества. Там, где есть потенциал для альтернативной энергии, его, безусловно, надо использовать. И использовать точечно, локально. 

Это перспективное развитие. В некоторых странах это очень развито. В России, конечно, более уместно на Камчатке. Я думаю, что все направления альтернативной энергетики нужно развивать. И геотермальную тоже. 

Конечно, это может быть выгодно в тех районах, где недоступны традиционные виды энергии или их очень сложно обеспечить. Я думаю, что по такому принципу и нужно пока внедрять альтернативную энергию – там, где других вариантов нет. 

Конечно, нужно развивать геотермальную энергетику. Примером тому Пауэжетская ТЭЦ, которая уже долгое время работает на Камчатке и использует тепло земли. 

Дальний Восток считается оптимальным для развития геотермальной энергетики в нашей стране. Возможно, есть ещё источники. Конечно, нужно развивать этот вид энергии, если есть природные ресурсы и это экономически целесообразно. 

Имз Гай
Гай Имз
08.11.2016

Наверняка на Дальнем Востоке есть необходимые для этого источники. Надо пользоваться этим. Создавать государственную программу, развивать геотермальную энергетику, которая позволяет обеспечить энергией автономные дома, поселения. Наверняка, подобные источники энергии есть и в других местах России. 

Конечно, на Дальнем Востоке нужно развивать геотермальную энергетику. Там есть ресурсы, есть технический задел, много чего разработано. Есть отдельные проблемы научно-технического плана, организационного, но это всё решаемо. 

Любые ресурсы, если они есть, нужно задействовать. Необходимо, конечно, посмотреть, во что это обойдется. Предпринимать какие-либо шаги стоит, когда есть анализ соотношения цены-качества, определено, какие задачи мы таким образом решаем. 

Нужно развивать геотермальную энергетику и на Дальнем Востоке, и на Кавказе, где есть термальные источники, да и в других регионах. Во многих регионах возможно в стандартном режиме использовать геотермальные насосы. Должна быть определенная диверсификация. 

Там, где есть ресурсы, надо ими пользоваться, развивать эту отрасль. Конечно, на Дальнем Востоке можно использовать и геотермальную энергетику, и ветер. А на территориях, где этого нет, конечно, нет смысла и деньги тратить. 

На Дальнем Востоке этот ресурс есть, там, конечно, надо развивать. А вот у нас в Иркутской области это не перспективно, у нас нет ничего подобного. 

Я думаю, что такой план деятельности должен быть не только для Дальнего Востока. Конечно, там наиболее привлекательные ресурсы в этой отрасли, но тепловые насосы можно использовать практически везде, а это тоже часть геотермальной энергетики. Более выгодная, чем использование традиционных видов энергии. 

Нужно смотреть, где и какие есть ресурсы. Соответственно, там и развивать те или иные виды энергетики. На Дальнем Востоке, конечно, следует поддержать геотермальную. 

Я не слышал, чтобы в нашей стране помимо Дальнего востока где-то ещё были развит этот ресурс. Геотермальную энергетику развивают на Камчатке ещё с советских времён и, насколько я знаю, продолжают это делать. Конечно, есть смысл создавать программу дальнейшего развития этой энергетики. Это же неисчерпаемый источник. 

На Дальнем Востоке есть территории без сетей, без электрогенераций. И там альтернативная энергетика наиболее актуальна. Другое дело, что всегда применительно к какой-то точке, к поселку должен быть проведен сравнительный анализ по тому, какие ресурсы нужно использовать. То есть, развивать те или иные альтернативные ресурсы нужно, но применительно к конкретному месту, проекту.  

Это очень важно. В этих регионах огромный потенциал для геотермальной энергетики и для ветроэнергетики. Там большие возможности. Конечно, надо развивать. 

Геотермальная энергетика мне наиболее близка. Есть смысл, конечно, разработать программу её развития на Дальнем Востоке, но вообще я думаю, что геотермальную энергетику можно использовать везде. К примеру, тепловые насосы работают практически в любых условиях, под землёй практически везде тепло – им не подходят разве что регионы крайнего Севера. 

Да, на Дальнем Востоке можно использовать горячую воду, но вообще геотермальную энергетику надо понимать шире. Есть тепловые насосы, им не нужна горячая вода. Им нужна температура земли. Запускаете жидкость в теплообменный корпус при температуре минус пятнадцать градусов и у вас будет горячая вода. Это другая технология. Просто нужна устойчивая температура источника. 

Можно и нужно внести не только геотермику, но и фотовольтаику, и ветровую энергетику для замещения Северного завоза. Сегодня Северный завоз – это колоссальные бюджетные средства, которых так не хватает для инвестирования в реальный сектор экономики с целью ее зеленой модернизации. Уже сегодня ветровая и солнечная энергетика с успехом замещают "золотую" солярку в Якутии и не только. Здесь нужен рывок, финансовая поддержка со стороны государства.

Конечно, там нужна такая программа. На Дальнем Востоке и геотермальная, и ветровая энергетика. Там очень хорошие ветра. И гидроэнергетика шикарная может быть. 

Нужно развивать эту энергетику на Дальнем востоке, на Камчатке – везде, где она есть. Надо по максимуму, на сто процентов использовать местные ресурсы. Причем, там есть разные виды источников. И на Кавказе можно, и в Ставропольском крае. Но если говорить о Ставропольском крае, то там это дорогое удовольствие на одну только разведку того, где наиболее горячая вода. 

Геотермальную энергию можно использовать не только на Дальнем Востоке.  У нас на Урале отлично работают тепловые насосы. Они почти везде могут работать, потому что законы физики одинаковы для всех. 

Предложение хорошее. Главное не планы, а их выполнение. Это в нашей стране далеко не одно и тоже. Более того, даже от управления или хотя бы координации в «большой электроэнергетики», Минэнерго РФ почти устранилось. На первом месте газ, нефть, северные и южные потоки и т.д. Даже ликвидированное РАО «ЕЭС России» было центром координации и принятия решения.

Есяков Сергей
Сергей Есяков
ЭКСПЕРТ
26.12.2016

Считаю, что подобные программы и проекты могут быть во многих отдалённых регионах, подсоединение которых к общей энергетической системе экономически нецелесообразно. В РФ есть множество неэлектрофицированных территорий, имеющих огромный потенциал для реализации промышленных проектов. Вдохнуть жизнь в такие регионы можно с помощью объектов возобновляемой энергетики: ветропарков, солнечных электростанций, малых гидроэлектростанций, а также электростанций на биомассе. 

Нужно это сделать. У нас в Крыму неплохие условия для ветроэнергетики, кстати. Но требуются накопители электроэнергии, современные аккумулирующие устройства для запаса энергии. Они очень дорогие пока. 

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Пересмотреть условия привлечения инвестиционных кредитов на развитие возобновляемой энергетики

В первую очередь это касается высокого процента ставок по кредитам, который перекрывает доходность, определенную в нормативных документах (12-14%), а также относительно короткие сроки кредитования (5-7 лет), что идет вразрез с 15-летним сроком возврата инвестиций, утвержденных нормативными актами. Необходимо сохранить базовую норму доходности отобранных проектов на уровне 14%, а также предусмотреть возможность отсрочки реализации проектов на год без применения штрафных санкций.

Как показывает мировая практика, возобновляемая энергетика имеет больше потенциал развития, если в стране предусмотрено льготное кредитование таких проектов. Если в России будет снижена процентная ставка по кредиту для объектов возобновляемой энергетики, в области ветреной энергетик, солнечной, гидроэнергетики, то это, безусловно даст больше возможностей для развития отрасли. И, естественно, вопрос в том числе и в предоставлении долгосрочного финансирования. Речь идет в том числе и о предоставлении кредитов на срок от 10 до 15 лет. Это является нормой в мировой практике. Если бы в России также эти принципы были бы реализованы, то это предоставило бы больше возможностей для развития отрасли. И Россия по темпам динамики могла бы развивать ее наравне с другими странами. 

Зак Игорь
Игорь Зак
27.09.2016

Конечно, хочется более доступных и дешевых кредитов, но ведь у банков должны быть основания для этого. Они должны быть заинтересованы. Почему они должны снижать процентные ставки? Если только государство выставит для них такое требование или предложит определенные условия. 

Без этого ни в одной стране мира, если посмотреть международный опыт, область возобновляемой энергетики не развивается. Как минимум, надо привлекать какие-то меры, инициативы, которые способствуют её развитию. Даже вот на Украине – я только что вернулась – действует зеленый тариф. То есть, энергию у частных производителей государство покупает по завышенным тарифам, чтобы стимулировать развитие отрасли. Зеленые тарифы не берутся с госбюджета, они спонсируются с привлечением каких-то международных фондов. Опыт показывает, что без привлечения дополнительного инвестиционного капитала эта отрасль будет развиваться очень медленно. Если бы наша страна начала привлекать инвестиции раньше, то были бы технологические преимущества. А пока что их нет, отрасль не развивается. В принципе, стоимость энергии в России значительно занижена. В три раза меньше, чем рыночная стоимость. И опять-таки, те деньги, которые недополучает наш бюджет, могли бы возвращаться и повышение ставки на энергоресурсы стимулировало бы применение альтернативной энергетики. 

Если мы говорим о тех стратегиях, что применяются в Европе и в нашем самом ближнем зарубежье Финляндии, то, конечно, там есть дотация государства. Например, во Франции 50% расходов для покупателя энергоэффективного оборудования компенсирует государство. Если у нас будет таким образом стимулироваться приобретение вторичных источников, то развитие вторичной генерации будет идти гораздо лучше. 

Более того, здесь должна быть вообще гибкая система. В той же Финляндии, например, потребителю предлагают энергию на выбор – подороже и подешевле. Подороже из возобновляемых источников, подешевле – из невозобновляемых. И люди сознательно могут выбрать более дорогой тариф, вытесняя с рынка углеводородный сектор, несмотря на то, что он в современных экономических условиях более выгоден. С учетом того, что страна брала на себя обязательства с экологическими проектами, даже была в этом застрельщиком, естественно, что должна быть национальная программа, которая будет дотировать и помогать инвестиционным процессам в этой сфере. Только это должно быть грамотно,  четко обоснованно, экономически объективно.

Более доступные кредитные ставки и увеличение сроков кредитования является одним из важных инструментов по развитию возобновляемой энергетики. Такой опыт уже есть в других стран, где альтернативная энергетика активно развивается. Нужно его использоваться и обязательно пересмотреть условия привлечения инвестиционных кредитов. 

Это нормальный подход, который используется. Один из самых понятных, простых инструментов для того, чтобы как-то привлечь в эту отрасль инвестиции. Международная практика тоже доказывает это. Но надо учитывать специфику кредитной политики в России, банковскую систему, реалии сегодняшнего дня. Снижение должно быть за счет чего-то. Если мы где-то снижаем, то кто-то должен либо доплатить, либо компенсировать. Кто это будет делать?

Существует очень много финансовых моделей. Есть так называемые зеленые облигации, зеленые бумаги, которые активно развивают многие западные корпорации. Первые регионы в Китае тоже выпустили зеленые облигации. Есть много финансовых инструментов, они по-разному должны использоваться. Вопрос в другом. Каковы приоритеты государства и людей? Если приоритеты долгосрочные, то тогда и кредиты долгосрочные. Если приоритеты краткосрочные, то и кредиты краткосрочные. Государство, которое строит свою стратегию на десятилетия, видит эти тренды и понимает, куда оно идет, создает условия для развития долгосрочного бизнеса. У нас бизнес построен на двух моделях: спилил и отжал. Соответственно, это очень краткосрочный период времени. И, соответственно, кредиты у нас краткосрочные, торговые фактически. И торговые инвестиции. Государство не вкладывает в долгосрочные программы деньги. Отсюда возникают государственные и социальные проблемы. 

Предложения по кредитованию есть от иностранных партнеров. Они хотят, но у нас нет объектов, чтобы можно было поставить установку на 100-150 киловатт и без проблем подключил её в сеть. Я могу найти инвестиции. А еще бы лучше сделать, чтобы люди владели этим. Сами бы субсидировали, владели и с этого ещё бы и получали какую-то копеечку. Но никому неинтересно это в России. 

Их нужно не изменить, а создать. Подобных кредитов, можно сказать, нет. Те, которые есть, сделаны специально для того, чтобы их было невозможно взять. Маленькие сроки кредитования, большие проценты. И условия кредитования оставляют желать лучшего. Они таковы, что собственную инициативу снизу исключают напрочь. 

Это, безусловно, необходимо. Если мы посмотрим на опыт других стран, даже стран, в которых уровень процентных ставок достаточно высок, то увидим, что даже там на проекты возобновляемой энергетики средства выделяются по льготным ставками. А в таких странах, как Бразилия, Аргентина, достаточно много инструментов льготного финансирования, предоставляются долгосрочные кредиты на 20 лет по пониженным ставкам. Это необходимое условие для развития возобновляемой энергетики. 

Я думаю, изменить надо, это поможет кому-то из предпринимателей. Но я считаю, что это не самое главное. Для нас, например, один из решающих моментов – логистика. Мы находимся в Иркутской области, сами занимаемся производством, этот процесс уже отлажен, но зачастую возникают транспортные проблемы. 

Кредиты – это болезнь и желание не только сферы возобновляемых источников энергии. Они требуются во многих отраслях. Но, конечно, для развития альтернативной энергетики было бы полезно понизить проценты и увеличить сроки кредитования. 

Я думаю, что это касается всех кредитов, не только на развитие возобновляемой энергетики. Конечно, было бы хорошо, если бы кредиты давали на более длительные сроки, а проценты были ниже. 

Нужно это сделать. На данный момент очень тяжело получить такой кредит. У нас есть программа, по которой можно получить компенсацию, если занимаешься альтернативной энергией, но со всего края всего несколько человек получают эту компенсацию. К тому же, она мизерная. Стимула развития как такового нет. Формально, на бумаге, он вроде бы существует, а на деле, увы…

Кожуховский Игорь
Игорь Кожуховский
ЭКСПЕРТ
20.10.2016

Это один из очень эффективных инструментов. Его нужно применять. Возможно, нужно пересмотреть условия для некоторых категорий. 

Условия кредитов для возобновляемой энергетики не нужно делать особенными. Государству в этом плане не надо помогать, а надо издать нормальный закон о розничном рынке генераций, который работает во всем мире, чтобы была возможность подключаться к сетям и продавать излишки энергии. Тогда люди пойдут сами, частники будут, не нужно будет государственных денег. 

Конечно, надо это сделать. Только это должно быть в комплексе общей стратегии развития государства. Государство должно поддерживать это направление. Если государство не захочет, то любые полумеры обречены на провал. У нас уже есть законы, в которых прописано, что можно использовать что-либо. Чиновники это читают так: можно не использовать.  Можно поощрять, а можно и не поощрять. Должно быть четко и однозначно прописано, что государство поддерживает инвестиционную, налоговую политику и так далее. И исполнитель ее просто может, а ДОЛЖЕН…

Безусловно, нужно это сделать. Мы отстаём в этом плане от других стран. И все разговоры об инвестиционных инновациях, о поддержке проектов в этих отраслях пока остаются разговорами. Нам, конечно, надо догнать хотя бы Белоруссию. 

Мы сколько работаем, ни разу никаких кредитов не брали. Их дают обычно своим, приближённым.  Сегодняшние условия привлечения кредитов, конечно, являются сдерживающим фактором, но есть ведь другой путь решения проблемы поддержки предпринимателей, которые работают в сфере альтернативной энергетики. Более половины стоимости оборудования составляет аккумулятор. Если от него отказаться, сроки окупаемости сократятся. Для этого нужно чтобы государство позволяло производителю отдавать энергию в сеть и брать её из сети. Тогда бы развитие альтернативной энергии пошло намного быстрее. 

Надо в комплексе решать этот вопрос. И налоги снижать, и кредитные скидки сделать, может быть, для тех, кто занимается возобновляемой энергетикой. И долгосрочные кредиты давать, чтобы можно было вложения делать. 

Сейчас как таковых и не существует инвестиционных кредитов на возобновляемую энергетику. Конечно, нужно вводить некие фонды, которые могут давать кредиты под инвестиции на возобновляемую энергетику на уровне намного меньшем, чем сейчас процентные ставки. К примеру, только недавно в Совете рынка обсуждали этот вопрос. И солнечники, представители компании «Хевел», наглядно показывают, что с уменьшением ставки кредитования для солнечной электроэнергетики, реально добиться снижения тарифа в два-два с половиной раза. 

Надо, конечно, развивать какие-то механизмы, более простые и доступные схемы инвестирования возобновляемой энергетики. Например, в Якутии люди решили, что надо построить гидроэлектростанцию, но инвестиций нет. Необходимы инфраструктурные проекты или кредитование подобных объектов на особых условиях. 

Имз Гай
Гай Имз
08.11.2016

Конечно, должны быть фонды, из которых можно было бы получать финансы для развития возобновляемой энергетики. Это помогало бы развитию этой сферы в России. 

Для всех высокотехнологичных производств, которые есть в стране, должны быть особые условия кредитования. Можно считать, что возобновляемая энергетика – один из разделов технологичного производства. Для того, чтобы были пересмотрены условия кредитования, должна быть общая политика Минфина, Центробанка, направленная на это. 

Конечно. Это действенная мера поддержки. Совершенно очевидно, это показывает опыт европейских стран, что альтернативной энергетике всегда уделяются меры государственной поддержки в той или иной форме. 

Прежде всего эти условия должны быть. У нас в стране, насколько мне известна ситуация, очень много денег выделяется на развитие, и они просто лежат в профильных ведомствах на счетах и, кроме как, процентов эти деньги ничего не приносят, не инвестируются в реальный сектор. Программа инвестиционных кредитов на развитие возобновляемой энергии не просто должна быть, она должна работать. 

Нужно, чтобы для предприятий, которые занимаются альтернативной энергией, кредиты выдавались на более мягких условиях. Это будет своеобразной поддержкой отрасли возобновляемых источников. 

Конечно, имеет смысл пересмотреть условия. Сделать их более мягкими, доступными. Так, чтобы кредиты не очень уж тяжелым бременем ложились на обороты компании. 

Конечно, это нужно сделать. Государство таким образом поддержало бы возобновляемую энергетику. Сейчас кредитная политика для всех довольно жёсткая и не все предприниматели могут ею воспользоваться. 

Конечно. Кредиты – это один из элементов поддержки и развития отрасли. И если в стране нужно развивать альтернативную энергетику, то необходимо разработать особые условия кредитования этой сферы. 

Это может стать неплохой мерой поддержки предпринимателей, которые занялись выработкой энергии при помощи возобновляемых источников. 

Кредиты, безусловно, должны быть. И они должны быть доступными, с низким процентом. Главное, чтобы они были доступны тем, кто работает с небольшими объемами. Сегодня существует государственная поддержка возобновляемой энергетики, но она, по сути, рассчитана только на крупные компании и очень большие проекты. Эти компании не специализируются на возобновляемой энергетике. У нас просто нет таких крупных компаний. Есть компании, которые занимаются энергетикой и ископаемым топливом. Вот они достаточно крупные для того, чтобы делать проекты в области возобновляемой энергетики. Ничего другого государственная поддержка не предлагает. И возникает конфликт интересов. Если компания уже занимается выработкой энергии на каком-либо ресурсе и зарабатывает на этом приличное количество денег, то с какой стати она будет стремится к результату в какой-то другой области, где, по сути, создаётся конкуренция. Надо создать систему поддержки для того, чтобы малые предприятия и какие-то индивидуальные предприятия видели смысл этим заниматься. Практически везде серьезное развитие альтернативной энергетики достигалось за счет мелких источников. Здесь важна масса, которая должна складываться именно из мелких источников.  

Пересмотреть надо. Высокие процентные ставки – это, пожалуй, главное препятствие в развитии возобновляемой энергетики, поскольку в чистом виде она очень сильно потяжелела. И проекты реализовывались бы намного активнее и успешнее, если бы процентные ставки были бы более доступными. Пока такого стимулирования мы не видим. 

Я считаю, что на возобновляемую энергетику нужно давать не кредиты, а субсидии – беспроцентную финансовую поддержку. Конечно, при этом должен быть жёсткий контроль за использованием средств, чтобы мошенники не могли эти деньги использовать. 

Есть разные меры поддержки возобновляемой энергетики. Кредиты, цена покупки этой энергии. В Белоруссии ввели коэффициент, и генерирующие компании купят у вас, к примеру, солнечную энергию в три раза дороже. Если вы поставили ветрячок, то энергию у вас купят на сорок процентов дороже. Лет через восемь вы сможете окупить свои затраты. То есть, вы инвестировали, а государство дает вам возможность отбить свои деньги.

Есть государственная политика по отношению к возобновляемой энергетике в Казахстане, на Украине, а в России её нет. 

На сегодня мне известна одна схема привлечения - это тендеры на ввод в эксплуатацию сетевых ВИЭ с гарантированным доходом. С учетом того, что тендеры на фотовольтаику выбрали квоту, можно сказать что условия привлечения в этом сегменте достаточно интересные. В сегменте ветровой энергетики препятствием является уровень локализации. Но насколько мне известно, Роснано готово решить эту проблему в 2019 году введя в строй завод по производству лопастей. Отдельный вопрос по малой гидрогенерации - третий сегмент. Там также не выбраны квоты и тут нужен диалог с компаниями, которые могут строить малые ГЭС, с целью выяснить какие условия привлечения инвестиций нужно поменять в этом сегменте. Безусловно, когда объекты будут ведены, то появятся новые сложности, например, опоздание с выдачей мощности. В этом случае нужно продумать механизмы, которые не отпугивали бы будущих инвесторов, например, освободить от штрафных санкций объекты, если отсрочка ввода не превышает года.

Все крупномасштабные начинания в стране в любой сфере, как правило, натыкаются на кредитную политику в стране. Например, энергосервисные контракты по повышению энергоэффективности развиваются медленно, так как нет «длинных и дешевых денег». Уже практически доказано, что в России развитие ВИЭ (именно развитие, а не вяло текущий процесс) без организационной (административной) и финансовой поддержки государства – невозможно!  Тут масса причин: упомянутые кредиты, тарифная политика (включающая в себя перекрестное субсидирование), практически отсутствующее отечественное оборудование и т.д. 

Базовую норму доходности можно вернуть на уровень 14 % (что соответствует доходности по проектам ДПМ в тепловой энергетике).

Возможность отсрочки реализации проекта на срок до 12 месяцев уже предусмотрена Постановлением Правительства России от 10.11.2015 № 1210.

Сокращение срока возврата инвестиций представляется нецелесообразным, поскольку это вызовет рост ценовой нагрузки на конечных потребителей. Не менее важно, что в случае сокращения этого срока для ВИЭ-генерации возникнет у инвесторов в тепловую энергетику возникнет желание также добиться сокращения срока возврата инвестиций.

Есяков Сергей
Сергей Есяков
ЭКСПЕРТ
26.12.2016

Введение в РФ стимулирующих мер для развития проектов возобновляемой энергетики позволит конвертировать огромный потенциал России в высоколиквидные проекты в сфере солнечной и ветровой энергетики, малой гидроэнергетики, а также энергии биомассы. 

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Ввести валютный коэффициент, учитывающий величину роста валют при закупке нелокализованного в России оборудования

Предлагаем проводить корректировку валютной величины капитальных затрат на специальный коэффициент, который будет учитывать колебания курса рубля относительно доллара. Применять его предлагается при изменении цены доллара более чем на 15% в течение года строительства с момента начала проекта, при этом коэффициент может быть, как больше, так и меньше 1. При этом, если инвестор не соблюдает требований по локализации, коэффициент не может быть больше 1. 

Кто-то же должен взять тогда эту нагрузку на себя. Кто за это будет платить? Кто будет компенсировать разницу? У нас сейчас бюджет очень сложный. У нас первоочередные вопросы –социально-экономические. Они несут основную нагрузку. Альтернативная энергетика развивается и будет развиваться, но сейчас, наверное, не самый лучший период, чтобы стимулировать её такими прямыми методами. Я бы больше ориентировался на конечные факторы: кому это нужно, на спрос. Чтобы рынок спроса формировался, а не за счет таких прямых методов поддержки. 

Научитесь управлять вашей валютой, рублём, и не нужно будет никакого коэффициента. Нам про конвертируемую валюту рассказывают 30 лет. Но пока что российский рубль действует только в пределах границы Российской Федерации… 

Я считаю, должна быть привязка к валютной корзине. 

До резкого повышения доллара мы ежегодно утраивали обороты. У нас и награды за это есть. В конкурсах побеждали. А как только доллар резко поднялся, всё сразу рухнуло. Конечно, хотелось бы, чтобы был валютный коэффициент, учитывающий колебания валюты. Это можно сделать только локализацией. Мы же все привязаны. В России никакого производства, ничего нет, чтобы связано было с альтернативной энергетикой. А если и есть, то в небольших объемах и по очень высоким ценам. Все приходится покупать в том же Китае. Роста доллара и евро добавляет к цене оборудования процентов сорок за границей, а потом приходиться делать наценку здесь, закладывая, к примеру, расходы на зарплаты. 

Я уверен, что нам нужно содействовать развитию этих производств в России. Надо производить в России то, что мы можем, тогда не будем зависеть от валюты. Конечно, рынок этот общемировой и какие-то вещи невозможно делать только у нас, но огромное количество продукции мы можем и должны производить сами, а не возить из-за рубежа. Ещё и экспортировать. 

Поддерживаю. валютные риски должны хеджироваться такими механизмами, конечно же.

Не думаю, что нужно это делать. Все достаточно просто. Надо локализовать производство на территории своей страны и не зависеть от валюты. 

Это утверждение требует проработки. Практика показала, что всякий административный нажим в любой сфере может дать и обратный эффект – потеряем инвесторов.

Во-первых, изменение капитальных затрат на закупку нелокализованного оборудования под влиянием колебания валютного курса уже учитывается согласно Постановлению Правительства России от 10.11.2015 № 1210. Во-вторых, сама идея компенсации каким-либо отдельным хозяйствующим субъектам валютных рисков противоречит базовым рыночным принципам в экономике. Валютные риски есть у всех, и компенсировать их надо тогда либо всем, либо никому.

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Пересмотреть лимит строительства розничной генерации ВИЭ в регионах

Основным сдерживающим фактором является лимит строительства розничной генерации ВИЭ в регионах РФ, определенный величиной в 5 процентов от баланса потерь электроэнергии по субъектам. Так, в Белгородской области допустимый уровень величины выработки электроэнергии объектами, функционирующими на основе ВИЭ составляет 43 миллиона киловатт-часов электроэнергии в год. Другими словами, регион может построить еще одну такую же, как БГС «Лучки» станцию, и на этом развитие возобновляемой энергии на розничном рынке будет закончено.

Конечно, не должны ограничивать по мощности такие генерации и необходимо обеспечить возможность продажи избытков энергии, потому что альтернативная энергетика обладает тем свойством, что она производится не в тот момент, когда она максимально нужна, а, как правило, в те моменты, когда она не нужна. Условно говоря, солнечная энергетика, электричество производится днем, а потребляется большая часть энергии в вечерние часы, то есть не совпадают пики производства и потребления. Поэтому приходится девелоперам что-то делать с этим пиковым производством энергии. Например, где-то хранить ее, а это дополнительные инвестиционные затраты создания аккумуляторов. Это не очень хорошо. Если будет возможность продажи энергии в сеть, а затем покупки энергии по более дешевым тарифам, это всегда будет для инвесторов хороших стимулом и будет способствовать развитию отрасли.

Фактически это вопрос – темпы и объемы внедрения технологий ВИЭ. На эту тему взвешенные, разумные решения принимают соответствующие министерства. Вряд ли кто-либо другой обладает более полной информацией для принятия правильного решения.

Энергетическая отрасль – сложная сфера. Она должна хорошо управляться и все её объекты должны быть взаимосвязаны. Это вопрос стратегический. Вопрос, насколько это будет организованно, структурировано. Я бы в первую очередь подумал не о мощности, не о лимитах, а о безопасности и об эффективном менеджменте. 

Я воспринимаю это ограничение по выработке мощности как бред. Это то же самое, что вам сказали: на вашем огороде вы не можете выращивать морковки больше, чем можете съесть. Вам говорят, вы не можете поставить солнечную электростанцию больше, чем, к примеру, на один дом. По какой причине? У нас места мало, что ли, в стране? Застроено, что ли, всё? У нас земля не то что неэффективно используется,75 процентов страны просто пустует, на этой земле нет вообще ничего.

Я думаю, не должно быть ограничения. И не нужно устанавливать какую-либо величину выработки электроэнергии с помощью возобновляемых источников. Это лишнее. Есть оборудование, которое позволяет ограничивать отдачу в сеть. Безопасность при этом соблюдается, никто не пострадает при ремонтных работах. Защита есть. Проблема по ограничению мощности большей частью надуманная. 

Я думаю, что нужно лимиты все убрать, но одновременно разрешить излишки энергии отдавать в сеть – любому производителю, тем более частному, сколько бы он киловатт ни производил.

Альтернативная энергетика – это категория негарантированных источников, поэтому здесь требований по выработке просто быть не должно. 

Нужно его пересмотреть. С моей точки зрения, нам надо содействовать развитию локальной энергетики, особенно при освоении новых территорий.  Буквально до дома, квартиры. Там, где это возможно, мы должны обязательно способствовать частной генерации. Мы должны иметь возможность подключаться к сетям, вырабатывать энергию с помощью тех же солнечных батарей, иметь возможность сдавать в общую сеть города ли или поселка. Использовать в своем хозяйстве или продавать соседу. 

Да, лимиты таковы, что обеспечивают возможность ввода в соответствии с 47-м постановлением суммарно не более 1-2 ГВт по всем субъектам. В пересчете на регион это первые мегаватты установленной мощности. Для регионов-лидеров это безусловно "бутылочное горлышко", так как все может ограничиваться одной биогазовой станцией.

Какой-то лимит должен быть, но, как показывает мировой опыт, этот лимит наступает не очень быстро. Для начала, чтобы технологии начали развиваться, лимит никакой не нужен. А потом, когда спустя годы или даже десятилетия, страна достигнет такого уровня, как Германия или Дания, тогда, конечно, придется вводить технические ограничения. Но это произойдет очень нескоро. 

Надо рационально подходить к этому. У людей есть желание использовать возобновляемые источники энергии, но они не понимают, что, к примеру, если нет ветра, то нет и смысла строить установку. Многим приходится объяснять золотое правило ветроэнергетики – если средняя годовая скорость меньше семи метров в секунду, то установка никогда себя не окупит, будет убыточная. 

Какие-либо «лимиты на строительство» ВИЭ должны быть отменены! Всё определяется прежде всего экономической целесообразностью, а также отсутствием альтернативных вариантов энергоснабжения, (электо- и тепло) кроме ВИЭ, в изолированных от централизованного  энергоснабжения районах. В Иркутской области мы с этим уже имеем дело. Кроме того, даже при заведомой не окупаемости и не конкурентности проектов ВИЭ по сравнению с традиционной (и в первую очередь большой) энергетикой, они должны рассматриваться и реализовываться как пилотные с целью освоения новейших технологий, чтобы не отстать безнадежно в этой сфере.

Такое решение приведёт к росту затрат электросетевых компаний, которые обязаны покупать электроэнергию от ВИЭ-электростанций на розничном рынке для компенсации потерь в сетях. При этом ничто не мешает выводить ВИЭ-электростанции мощностью порядка нескольких МВт (как у тех же «Лучков») на оптовый рынок. Так, на ОРЭМ действуют Переволоцкая, Абаканская и Усть-Канская СЭС мощностью по 5 МВт.

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Разработать госпрограмму по развитию промышленных технологий хранения электроэнергии

Промышленное хранение электроэнергии находится в стартовой точке бума, который затронет изолированные и малые электрические хозяйства, и транспорт. Необходимо разработать иеры государственной поддержки, которые позволят сформировать пул национальных игроков на рынке. Стимулировать спрос на накопители нужно за счет компенсации рисков инвестпроектов и повышения их инвестпривлекательности. Использование накопителей позволит создавать экономически эффективные локальные энергосистемы, сгладить пики потребления и создавать рынки торговли электроэнергией для распределенной энергетики

Если говорить про солнечную энергетику, то во многих странах она является центральным местом в области энергоснабжения. Например, в Германии, Австралии. Италии много случаев, когда солнечные электрические установки устанавливались на крышах домохозяйств, административных объектов, спортивных сооружений. Это минимизирует расходы на электроэнергию и позволяет сделать объект ЖКХ более независимым от наличия сетей. Что касается накопителей, то они безусловно могут сыграть стабилизирующую роль в этих объектах, на которых установлена солнечная электростанция или ветроэнергетическая установка. Сейчас многие компании как раз инвестируют в разработку эффективных и низких по стоимости накопителей электроэнергии, поскольку это является хорошей комбинацией вместе с теми же солнечными модулями. 

Хранение энергии – очень интересный, новый аспект. На мой взгляд, Россия с точки зрения государственной политики не готова. Только-только эта тема начинает развиваться, оказалась в центре внимания США. Вообще, хранение энергии, ее аккумулирование – очень важная составляющая альтернативной энергетики, потому что ее ресурсы непостоянны. Для нормальной работы, особенно в городских сетях, особенно для обеспечения бесперебойности питания, важной частью является аккумулирование энергии. Оно пока очень дорого и малоэффективно. Сейчас мы говорим о лучших разработках. А говорить о государственной программе пока еще рано. Только разобрались с альтернативной энергией, со стимулированием различными программами, проектами. Преждевременно пока говорить об аккумулировании. Лучше говорить о возможности продажи независимой альтернативной энергии не только гарантированными поставщиками, как сейчас, но и домохозяйствам, как это во всем мире. Вот это будет более сильно стимулировать, чем программа об аккумулировании, хоть аккумулирование – очень важная составляющая. Но пока время не пришло…

В принципе, надо. У нас два варианта. Либо где-то производить и хранить, либо энергию производить там, где она потребляется. Очень часто хранение энергии, компенсация пиковых нагрузок, является достаточно большим капиталовложением для того, кто собирается инвестировать в альтернативную энергетику, поэтому, конечно, развивать технологии в этой области, какой-то промышленный потенциал имеет смысл. С другой стороны, все это хранение энергии чревато большими экологическими проблемами, связанными с дальнейшей утилизацией. Надо всегда видеть обратную сторону медали.

Каждый источник идет в поставке с аккумуляторными батареями. Технология хранения разработана. Может быть, её нужно развивать дальше. Я отмечу, что мы работаем со вторичными источниками, но из двадцати объектов где-нибудь на одном может быть что-то применяется. И то больше ради того, чтобы показать, что объект зеленый, а не для нацеленности на снижение выбросов. С точки зрения массового использования нужно смотреть те регионы, которые богаты солнцем или сильным ветром. Там тогда ставим электростанции из вторичных источников, которые должны обеспечивать либо отдельную территорию, либо город. Но этом объект должен быть государственным, возможно, с привлечением частных инвестиций в этот проект, потому что сроки окупаемости гигантские – 20-25 лет. 

Минэнерго в рамках российской технологической инициативы работает в этом направлении. Хотелось бы добавить еще одну технологию хранения избытков электроэнергии. Избыток электроэнергии расходуется на выработку метана из воды и углекислого газа, с последующей закачкой метана в существующее подземных хранилища или в сеть. Тем самым происходит связывание СО2 – т.о. «зеленая» технология, «возобновляемый природный газ».

Это очень важно. Технологии хранения обеспечит Россию запасами дополнительной альтернативной энергии. Конечно же, нужно разрабатывать государственную программу, чтобы это развивалось в промышленных масштабах.  

Госпрограмма всё-таки, наверное, не нужна, потому что госпрограмма должна уже предусматривать понятную фактуру, а у нас все это в состоянии стартапов. Нужно сначала понять, что это вообще такое, с чем это едят, какой там экономический эффект. Экономику всю просчитать, затем структурировать. Прежде, чем создавать такой серьезный документ, как госпрограмма, нужно всё хорошенько изучить.

Я против любых госпрограмм. Нужно создавать условия для бизнеса, чтобы ему было выгодно этим заниматься. У нас прекрасно развивается бизнес, энергетические холдинги через отпил и раскат.  А можно создавать условия чтобы бизнесу было выгодно создавать активы, инвестиции. Не получать маржу с тарифа какого-то, не вводить дополнительный тариф, который будет субсидировать чего-то, а создавать условия. 

Такая программа не помешала бы. Развитие – это такой процесс, когда одно подталкивает другое. Необходимы стимулы регулирования, новые стандарты, подстёгивающие развитие альтернативной энергетики. Если брать рынок накопителей, систем хранения энергии, то мы видим, что в мире он растет хорошими темпами. У нас страна большая, большая энергетическая система даже с точки зрения внутреннего рынка, можно многое сделать. Такая госпрограмма должна быть.

 

В общем и целом такая программа нужна, разработок по хранению энергии уже довольно-таки много. Есть поставщики ультраконденсаторов, которые вполне могут заменить аккумуляторы. Но их надо дорабатывать, сейчас они имеют довольно большой объем. Я считаю, что его нужно уменьшить, чтобы это был источник мобильного хранения – для домов, для автомобилей.

Кожуховский Игорь
Игорь Кожуховский
ЭКСПЕРТ
20.10.2016

Это нужно сделать безусловно. 

Программа такая нужна. На мой взгляд, необходимо вкладываться в аккумуляторные батареи, смотреть, какие накопители есть, смотреть инфраструктурные накопители. 

Если речь идёт о промышленных аккумуляторах, то я бы хорошо подумал об их необходимости. Всё, что связано с аккумуляторами, во-первых, опасно, во-вторых, слишком дорогостояще, в-третьих срок службы подобных систем достаточно низок при их высокой стоимости. Тот же киловатт час, который вы потребляете из больших хранилищ, совершенно точно не будет дешевле, а, как правило, будет дороже.

Нужно это делать. Мы участвовали в одном из подобных проектов, но тогда это ничем не закончилось, потому что кончились деньги. Это должен быть государственный проект, государственная программа. 

Энергию, конечно, надо аккумулировать и продавать, но пока аккумулирование – не очень зеленая технология. Это связано с вредными производствами. 

Мы понимаем по существующим тенденциям, что за этим будущее.  И причем, грядут изменения в том числе локальные, например, автономные дома. Я стажировался в Японии, видел, как дома работают на водородных топливных батареях.  Технология литий-ионных аккумуляторов тоже получит большое развитие. Есть и другие технологии. Не уверен, нужна ли нам госпрограмма или просто часть стратегии профильного министерства. Программа – это, наверное, слишком, громко. Скорее, требуются какие-то меры, которые предпринимались бы для содействия науке и бизнесу в этом направлении. 

Системы хранения очень дорогостоящее удовольствие. Аккумуляторы составляют больше половины затрат. Я, наоборот, за то, чтобы отказываться от систем хранения. Зачем они нужны? Вот у меня коттедж. Я выработал электроэнергию, отдал в городскую сеть. А когда мне нужно, вечером я с работы пришел, я беру уже энергию из городской сети. Во всем мире работает такая система. С аккумуляторами очень малое количество людей работают. Только в автономных системах. 

С хранением энергии всё сложнее. Там очень дорогостоящие технологии. Пока, мне кажется, рановато нам заниматься государственной программой в этой сфере. Пусть научный мир сначала разберется, как её правильно сохранять. И разработает программы удешевления технологий. А потом уже будем создавать какие-то фонды, программы. 

Приведу в пример приливную энергетику. Есть несколько мест, где это возможно сделать. В то же время потребителей, которые находятся рядом, немного. А станции вырабатывают большое количество электроэнергии. И как раз здесь можно заняться вопросом создания энергетических кластеров. То есть, например, ковенвертацией элеткроэнергии в водород. Но для этого тоже должна быть инфраструктура. Нужны технологии для транспортировки водорода. Нужны машины, которые могли бы ездить на водороде. Либо договоренности о продаже этой энергии в Европу. Нельзя просто так взять, построить какой-либо объект, нужно реализовывать это так, чтобы продукция была востребованной.

Имз Гай
Гай Имз
08.11.2016

Хранение энергии – это работа для Сколково, для учёных. Они должны решить, как лучше это делать. Скоро будет большое мероприятие по энергетике – 22-23 ноября (Международный форум ENES 2016) и, я думаю, мы там поговорим об этом

Это просто необходимо сделать. Ведь хранение энергии – самая затратная часть во всех альтернативных источниках. Практически 80-90% стоимости – это аккумуляторы. 

Конечно, такая программа нужна и новые технологии хранения энергии тоже. Это бы очень помогло развивать альтернативную энергию и сократило бы затраты на неё. 

Хотелось бы новых открытий, изобретений. Существующие системы хранения, аккумуляторы, это дорого и не эффективно. А пока не появилось какой-то универсальной системы хранения, надо создать условия, чтобы электроэнергию не нужно было хранить. Её надо сразу использовать. Для своих нужд или продавая излишки, передавая их, к примеру, в общую сеть. 

Это очень большая проблема. Эффективных способов хранения энергии очень мало. С генерацией нет таких проблем, как с хранением. Конечно, хотелось бы новых предложений в этой сфере. 

Конечно, такая программа нужна. Вопрос в том, какие приоритеты у нашей энергетической политики. Если мы развиваем возобновляемые источники энергии, тогда, естественно, вопрос хранения будет стоять и его надо будет решать. Если мы не развиваем возобновляемую энергетику, то у нас есть другие источники и вопрос хранения не надо решать. Вопрос, чего хотим?

Этим заниматься нужно. Тут ситуация такая: если возобновляемая энергетика в принципе уже серьезно продвинулась в техническом и экономическом плане, то по технологиям хранения энергии этот процесс еще только идет. Это проблема развития возобновляемой энергетики. Особенно это актуально для таких регионов нашей страны, которые находятся в изоляции от централизованного энергоснабжения и, соответственно, эти системы накопления могут повысить эффективность удаленных генераций. Технологии хранения энергии – очень перспективная тема в силу того, что сети есть не везде. 

Это актуально на сегодняшний день. Накопленная энергия должна где-то храниться. Тем более, что в нашей стране её пока вообще сложно передать в общие сети. 

Конечно, нам нужна и программа, и какие-то средства хранения энергии. Если энергию можно хранить, то использование становится более выгодным. Не надо резервного питания и энергоснабжения. 

Накопитель энергии необходим, потому что мощность ветра не постоянна. Пока для хранения используются аккумуляторы. Возможно, в будущем придумают новые технологии. 

На Западе сначала производители зеленой энергии ставили аккумуляторные батареи, другое оборудование. И это было сложно. Это серьезное удорожание. После того, как домохозяйствам или отдельным производителям разрешили отдавать энергию в сеть, эта проблема, с хранением и большими затратами на него, снялась.  Появилась другая: вам нужно всё, что произвели, отдавать за бесценок. А оборудование между тем устаревает и вырабатывает всё меньше энергии…  

Необходимость таких программ не подлежит сомнению. Но с учетом отсутствия явных лидеров на этом рынке (за исключением ГАЭС) нужно подойти осторожно к этому вопросу. Возможно не стоит вкладываться в одну технологию, а запустить "на пробу" несколько. Как вариант продумать возможность аккумулирования электроэнергии нестойчивых ВИЭ на крайнем Севере путем гидролиза и хранения и использования водорода. Да, там есть сложности, но, например, решения, которые выбрало Минобороны для военных баз в Арктике в виде атомной генерации малой мощности, насколько мне известно, - в принципе не берутся.

Технологии промышленного хранения энергии безусловно необходимы, но они настолько дороги, что речь может идти не о каких-то инвестиционных проектах, а о проектах, предназначенных для обеспечения качества энергоснабжения, надежности. В сфере промышленного хранения энергии человечество не придумало ничего за исключением гидравлического аккумулирования. Надо использовать те ресурсы, которые есть. В других странах гидроаккумулирующих электростанций очень много. А у нас их всего три штуки на всю страну. 

Это обязательно нужно сделать. У нас порядка 920-940 мегаватт днем потребляется, а ночью в два раза меньше – 410-430 мегаватт. А электроэнергия имеет такие свойства, что ее надо потреблять немедленно. Хорошо бы ее где-то накапливать. Аккумуляторы пока не очень надежны. Они не могут мегаватты копить. Самый удобный способ на сегодня –гидроаккумулирование. У нас такие станции есть в стране, но они малоэффективны, потому что гидроаккумулирование хорошо, когда рядом есть ветроэнергетика. 

Предложение не вызывает возражений. Но повторю – программа это одно, а её реализация совсем другое. Это важное направление, если будет дан хоть какой-то старт активному развитию ВИЭ, и тем более «виртуальных электростанций». Мы здесь опять отстали. Например, в США используются и для гражданских целей СПИН – Сверхпроводящие индукционные накопители, которые позволяют решать не только проблемы выравнивания графика нагрузки (при переменной генерации ВИЭ), но и быть резервом при крупных авариях, сопровождаемых значительными потерями генерирующих источников.

Есть предпринимательские риски: и их должен нести бизнес, а не государство за счет налогоплательщиков. Нужно не искусственно стимулировать спрос на накопители, а системно повышать эффективность электроэнергетики, снижать ее издержки, и в итоге – цены для конечных потребителей.

Что касается сглаживания пиков потребления, то эта проблема в ЕЭС России успешно решается газотурбинными и парогазовыми ТЭС, ГЭС и ГАЭС. 

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Отказаться от субсидирования традиционных источников энергии для развития технологий использования ВИЭ

Прорыва в развитии ВИЭ в России не произойдет, пока возобновляемые источники находятся в положении падчерицы по сравнению с ископаемыми видами топлива, которые пользуются значительными субсидиями. Цены на природный газ в России исторически всегда поддерживались ниже общемирового рыночного уровня за счет экспорта газа. Развитие возобновляемой энергетики в России в значительной степени может зависеть от того, произойдет ли отказ от субсидирования традиционного топлива в пользу ВИЭ: повышение цен на газ для российских потребителей, по мнению участников российского сектора возобновляемой энергетики, может вызвать долгожданное оживление на рынке ВИЭ в России.

В странах, где уже давно развивается возобновляемая энергетика, происходит следующее: до какого-то времени в том числе и в Саудовской Аравии, и в Арабских Эмиратах, которые также богаты углеводородными ресурсами, как и Россия, долгое время традиционная энергетика субсидировалась. Сейчас эти страны решили снижать субсидии в традиционную энергетику и так называемые свободные средства перенаправлять в новую энергетику. Стоимость солнечной энергии в тех же Эмиратах или Саудовской Аравии уже по предварительным расчетам ниже, чем стоимость газа или генерации на любом жидком ископаемом топливе.

В связи с этим многие страны сейчас снижают субсидии в традиционную энергетику и увеличивают объем инвестиций в возобновляемую энергетику. Причем, еще где-то в 2013 году объем ввода мощностей возобновляемой энергетики, превысил объем ввода традиционной генерации. И сегодня объем инвестиций в возобновляемую энергетику составляет примерно половину от всего объема в энергетику в принципе. И безусловно это снижение стоимости технологий, повышение эффективности в отрасли возобновляемой энергетике привело к тому, что сейчас отрасль возобновляемой энергетики уже становится не субсидируемой, поскольку себестоимость компонентов тех же солнечных электростанций существенно снизилась – за последние 8-10 лет примерно в пять раз.

В Австралии, в Эмиратах, в Саудовской Аравии, США, в Индии и в ряде других стран стоимость солнечной электроэнергии уже сопоставима со стоимостью даже газовой электроэнергии. За рубежом речь идет о больших объемах солнечной энергетики и поэтому там явление сетевого приоритета наступило раньше. Россия вряд ли останется в стороне от этих тенденций и, я думаю, что в России стоимость возобновляемой энергии будет сопоставима со стоимостью традиционной. Причем, есть еще такой момент: у нас огромное количество регионов с высоким уровнем дизельной генерации и стоимость электроэнергии там сегодня выше, чем стоимость солнечной. Поэтому одним из важных и интересных направлений с точки зрения экономии государственного бюджета является как раз строительство гибридных дизель-солнечных установок, потому что это позволяет снизить расходы региональных бюджетов на обслуживание дизельных генераций и обеспечить меньшую стоимость электроэнергию.

Пока это вопрос экономической безопасности. Несмотря на недавнее заявление Набиуллиной, что снижается зависимость экономики от нефти, она еще долго будет доминировать в топливном балансе России. Уменьшать субсидии пока еще рано. Все-таки на данный момент стоимость и наличие технологий не соответствуют тому, чтобы у нас их было соответствующее количество.  У нас, к сожалению, не Саудовская Аравия, не Арабские Эмираты, где стоимость добычи солнечной электроэнергии в 2-3 американских цента за киловатт, реально копеечная. У нас пока такого нет. Нет таких технологий, такого климата, таких инвестиций. Пока есть смысл дотировать альтернативную энергию. Здесь важный аспект – вы не вкладываете в генерацию. Ее плюс – она может потребляться в месте ее производства. Не нужно строить сети доставки. Нужно дотировать альтернативную энергию или квотировать ее, создавать инвестиционную привлекательность не только с помощью финансовых мер, но и с помощью организационных и налоговых мер. Чтобы можно было ее продавать всем. Тогда чуть ли не в каждом доме, на каждом участке можно будет производить энергию. Идти не по финансовым субсидиям, хотя это тоже важно, но и по инвестиционным, налоговым, законодательным. 

Это было бы самой прямой, естественной мерой по стимулированию энергоффективности и по стимулированию развития возобновляемой энергетики. 

Это фанатизм. Задача любой стратегии – переход на другие виды источников, но все должно идти от сроков окупаемости. Здесь всё упирается в экономику. В любом случае должен быть основной источник электрической энергии. Вторичный источник – это не стабильный источник энергии. А электричество, тепло – это важные ресурсы. И всегда их вторичная выработка будет сопровождаться подачей энергии от той или иной ТЭЦ. Если нет солнца, ветра, то сами понимаете, ваш источник не работает. 

России — это не нужно – по крайней мере, в масштабном виде. У нас много дешевого газа и нефти. Если какой-то богатый домовладелец хочет поставить у себя на крыше ветряк или солнечную батарею, чтобы похвалиться перед пацанами, пожалуйста, он никому не мешает. А в масштабах страны переходить на альтернативную энергию нет смысла. Я не говорю, что этим не надо заниматься совсем. Я только хочу сказать, что никакая она не бесплатная и не совсем уж безопасная. Всё это тоже меняет микроклимат местности, распределение температуры почвы, потоки воздуха. 

Я думаю, что это должен быть постепенный процесс, ломать, как говорится, не строить. Надо просчитать все последствия, особенно для промышленного потребления. У нас традиционная энергетика составляет 90 процентов. Если мы уменьшим дотации, это неизбежно ударит по производителям, а у нас итак  в стране кризис. Здесь грамотно надо подходить, с учетом текущей ситуации. Но в стратегической перспективе, конечно, нужно  к этому стремиться и объявить, по крайней мере, о таких планах, чтобы предприятия заранее перестраивали свою политику. 

Я бы отметила три пункта.

Первое – в ряде регионов отказаться от субсидирования сразу невозможно. На эту тему еще несколько лет назад на сайте Минэнерго была презентация, в которой была показана доля субсидий в тарифах на тепло по регионам. Например, есть удаленные поселки коренного населения, куда топливо доставляют по воздуху. Для таких поселков государство уже последовательно вкладывает значительные средства для поддержки строительства источников энергоснабжения от ВИЭ. Но процесс еще не завершен, поэтому везде и сразу отказаться от субсидирования невозможно. Тарифы могут изменяться только аккуратно, чтобы не загубить существующие либо строящиеся предприятия, ведь с повышением тарифов себестоимость и, соответственно, конкурентоспособность продукции также меняется.

Во-вторых, будет правильным дополнить фразу: «Отказаться от субсидирования традиционных источников энергии для развития технологий использования ВИЭ и энергоэффективных технологий». Например, в ЕС теперь можно устанавливать только конденсационные котлы малой и средней мощности, имеющие КПД, примерно, на 11% выше традиционных высокоэффективных котлов; также разрешено производство и установка только энергоэффективных насосов. Значительно повышены требования к теплоизоляции котлов и водонагревателей.

В-третьих, по теме постепенного отказа от субсидирования тарифов практически для всех регионов России профильные министерства РФ работают уже несколько лет - в открытом доступе на прежнем сайте Минэнерго еще в апреле 2013 была размещена презентация «Политика в теплоснабжении», также на сайте Минстроя имеются презентации, описывающие постепенный уход от субсидирования. См., например, тему: тариф «альтернативной котельной».

Это просто необходимо. Субсидии – один из самых главных инструментов перехода на альтернативную экономику, на экологически безопасную энергетику.  Нужно субсидировать именно возобновляемую энергетику, сокращая субсидии на традиционную. Тогда альтернативные виды энергии будут жизнеспособны. И когда у нас ликвидируются ископаемые ресурсы, потребители совершено спокойно перейдут на новые виды энергии. 

Ни в коем случае. То, что мы получаем, сейчас приносит огромную пользу экономике Другое дело, что я бы высказался в пользу пересмотра самой безопасности промышленности. Возможно, стоит вкладывать средства и развивать нефтехимию. То есть, добываем сырье, но использовать его не столько на топливо, сколько на переработку и получение других продуктов. Это другую область надо развивать – перерабатывающую. 

Должен быть осознанный выбор. В каких отраслях мы хотим конкурировать, хотим быть успешными? Если хотим конкурировать и быть успешными в тех отраслях, от которых весь мир отказывается и не хочет их использовать, значит, мы просто выбрасываем деньги. Везде сокращается субсидирование. Мы идем против ветра. Нужно развивать разные отрасли или делать преференцию другим. Можем вообще не конкурировать в альтернативной энергии и оказаться в конце паровоза, когда у нас ничего не будет, а у всех будет. 

Надо энергию не заменять одно на другую, а объединять. Есть ветер, значит, пусть будет от ветра. Есть солнце, пусть будет от солнца. И можно сочетать её с традиционной энергией. Но развиваться всё должно более равномерно. 

Нужно хотя бы начать сокращать субсидирование традиционных источников энергии и развивать альтернативные. Это естественный процесс. Хотя, отмечу, в других странах тоже много проблем с этим. Например, в Германии, которая столь хвалится своими успехами, ветрогенераторы, которые они разработали, очень вредны для человека. 

В мире постепенно трансформируются, совершенствуются меры поддержки ВИЭ. Например, зеленые тарифы постепенно сокращают или отменяют, поскольку ВИЭ в некоторых регионах становятся конкурентоспособными по цене. На первую роль выходят другие инструменты поддержки – например, тендеры и долгосрочные формы льготного финансирования. Вот это нужно делать и в России. Объемы гос. поддержки для альтернативной энергетики в России необходимо увеличить – у нас пока цели, планы развития возобновляемой энергетики являются фактически самыми скромными среди всех стран мира. Даже в гораздо более мелких странах этому уделяется больше внимания. А при нынешней промышленное политике и высокой стоимости капитала в стране чисто на коммерческих рыночных условиях новая, крайне перспективная отрасль развиваться не сможет.

Может быть не отказаться, а идти к сокращению субсидий по традиционной энергии и больше развивать возобновляемую. Думаю, это помогло бы развитию альтернативных технологий. Желающие ими заниматься есть, спрос тоже есть, особенно когда люди начинают понимать все выгоды, преимущества такой энергии. Если бы ещё и государственная поддержка была, небольшая, то эта сфера развивалась бы более интенсивно. 

Получается, что развивать возобновляемую энергию мы в этом случае будет за счёт традиционной энергии. В результате этого мы получим кризис в какой-нибудь области традиционной энергетики. Это всё равно, что предложить: давайте перестанем дышать ртом и будем дышать только носом. Что мы в результате получим? Плохую работу мозга…

Тут нужен дифференцированный подход. Кому-то проще работать с традиционной энергией, где-то можно использовать альтернативную. Всё зависит от конкретного объекта и территории. Использование альтернативной энергетики может принести эффект на больших предприятиях и на объектах, которые не подключены к сетям традиционной энергетики по ряду причин. Вряд ли нужно кардинально и резко что-то менять в масштабах всей страны. 

Не думаю, что нужно отказываться. Всё это должно идти параллельно. Есть смысл перевести общедомовые расходы на электроэнергию, на нагрев воды на альтернативу, особенно в нашем регионе, в Краснодарском крае. Нагрев воды на те же коллекторы перегрузить. Это будет расход намного меньше как электроэнергии, так и газа или другого топлива, на котором работает котельная. Подъезды, подвалы, чердаки, придомовые территории вполне можно освещать за счет альтернативных источников энергии. Те же солнечные батареи можно без проблем на крыше выставить. Сейчас появилось довольно много ветрогенераторов, которые не имеют шума, вибрации. Их можно устанавливать напрямую на домах, на крышах. Особенно если это плоские крыши. Появилось много интересной техники, которая может допитывать сеть, можно иметь в доме более дешевую электроэнергию, хорошо бы на это обратили внимание управляющие компании. 

Кожуховский Игорь
Игорь Кожуховский
ЭКСПЕРТ
20.10.2016

Надо. Пример Европы. Там правительства субсидировали несколько лет возобновляемую энергетику. Это привело к тому, что цены на электроэнергию, начиная с 2011 года, практически во всех странах Европы снижаются. Не повышаются, не индексируются, не растут, а снижаются. Выводы очевидны. 

Обязательно! Зачем субсидировать традиционные источники энергетики, если они дороже? 

Это нужно сделать, но, в общем-то, я против субсидий. Субсидии для людей, которые ничего не хотят делать. Я – за стимулирование. Нужно дать возможность отдавать в сеть электроэнергию. Хочет компания сэкономить, она берёт, ставит на крышу солнечные панели. Они производят какую-то электроэнергию. Она подпитывает основную сеть. Генерируемая энергия и отдаваемая в сеть подсчитывается по двум счетчикам. Вот разница в счетчиках и есть экономия. Этот простой механизм наталкивается на барьеры. Невозможно частному лицу заключить такой договор.

Известный учёный, лауреат Нобелевской премии Жорес Иванович Алфёров в одном из своих выступлений сказал, что если бы от субсидий, которые государство ежегодно отдаёт газовому сектору, отделили всего полпроцента, то мы все уже жили бы при солнечных батареях. Я разделяю эту точку зрения. 

 Если будет стратегия развития не только альтернативной, а всей энергетики страны, тогда разрабатывается и отдельная стратегия по разделам, в том числе и по альтернативным источникам. В любом случае должен быть баланс. В каком-то месте нужно использовать солнечные батареи или другие виды альтернативной энергии, а в каком-то – нет такой необходимости. Газ – достаточно дешевый источник топлива. И зачем от него отказываться и строить дорогущие станции, работающие на другой энергии? Нужно действовать по обстоятельствам. Где нет газа, там нужно использовать альтернативные источники. А может и комбинированные, что уже и делается.  Нужна общая стратегия развития, чтобы было понятно, для чего и что мы делаем, чтобы это работало. Причем, продуктивно, по государственному решению, а не в ходе какой-то очередной кампании.  

Мы не сможем этого сделать. Мое мнение, что это должен быть плавный переход. Благодаря нашим ресурсам у нас есть конкурентные преимущества в промышленности.  Но, безусловно, отказ от субсидирования традиционных энергетических отраслей очень постепенно надо реализовывать в сторону поддержки «зеленой» энергетики. 

Правильная идея. Конечно, совсем отказываться нельзя, нужно всё развивать параллельно, но альтернативной энергии нужно уделать больше внимания и средств. 

Совсем отказаться, может, и не нужно. Вернее, нельзя пока это делать. А вот сокращать субсидии на традиционную энергию стоит. И выделять государственные средства для развития альтернативной тоже. Я исхожу из экологических потребностей. Что касается экономики, то на сегодняшний день с нашим отсталым производством альтернативная энергия будет невыгодна. 

Нужно потихонечку сокращать перекрестное субсидирование традиционной энергии в сторону увеличения затрат на возобновляемую энергию. Это увеличит энергоэффективность нашей страны. 

Я считаю, что субсидии на традиционные виды энергии нужно сокращать. И в дальнейшем отказываться от них совсем. На мой взгляд, традиционные источники энергии самодостаточны. А вот отрасли, где нужна поддержка, можно начать субсидировать– например, малую гидроэнергетику.

Имз Гай
Гай Имз
08.11.2016

Не нужно слишком радикальных шагов. При этом возможны нежелательные экономические эффекты. Нужно поэтапно переходить от субсидирования традиционных источников энергии к финансовой поддержке альтернативной энергии.  

Так нельзя. Если мы сократим субсидии на традиционные виды энергии, то мы не дадим развиваться нашей промышленности, которая сейчас итак находится не в очень хорошем состоянии. Кроме того, альтернативные виды энергии в нашей стране пока есть, в основном, только в научных разработках. Пока рановато нам на них переходить. Всем и повсеместно.  

Я плохо отношусь к этой идее. Езжайте куда-нибудь в республику Коми, в Воркутинский район. Без субсидий на ЖКХ эти деревни просто вымрут. Там реальная стоимость одной гигакалории – десять тысяч рублей. Смогут они это оплатить? Отказ от субсидий в первую очередь ударит по населению, а альтернативной энергетики там никакой нет. Во время полярной ночи солнечные панели там поставить предлагаете?

Очень много схем связано с субсидированием, поэтому отказываться от субсидирования обычной энергии нельзя. Это нарушит весь баланс экономики, стоимости товаров. А возобновляемую энергию, наверное, нужно точечно в чем-то субсидировать. Там, где государство заинтересовано в её развитии.

Я думаю, что нужно это сделать, потому что традиционная энергетика основана на не очень эффективных принципах. Там скорее оцениваются затраты и расходы, нежели какие-то доходы. 

От традиционных источников энергии мы пока никуда не уйдем. Что касается возобновляемых источников, то подобные установки должны поддерживаться государством в той степени, в какой в этом заинтересовано государство. Какая-то часть установок должна субсидироваться.  

Это хороший вариант. Нужно попробовать субсидировать несколько объектов, работающих на возобновляемых источниках, и посмотреть, что из этого получится. Традиционные источники энергии итак довольно хорошо развиты, вряд ли им нужна такая уж существенная государственная поддержка, какая оказывается сейчас. 

Я полностью согласен с этой идеей, на все сто процентов. Можно намного сократить потребление ресурсов и затраты на обслуживание старых сетей, которые все еще работают, эксплуатируются. И больше развивать альтернативную энергетику. 

Я за эту идею, но подобное перераспределение средств должно реализовываться не в ущерб общему потреблению населения. Нужно грамотно всё это сделать. 

Полностью поддерживаю эту идею. Традиционные виды энергии выживут и без субсидий, они уже давно прошли этап становления. А вот возобновляемые источники энергии надо развивать и поддерживать. 

В западных странах таким образом и действуют. Хорошо бы и у нас пойти по этому пути. Это было бы неплохо для развития альтернативной энергетики. 

На самом деле это единственный в существующих условиях способ развития возобновляемых источников энергии, потому что никаких дополнительных средств, новых инвесторов, я думаю, невозможно ожидать. И невозможно достигнуть ситуации, на мой взгляд, при которой сохранятся субсидии на ископаемое топливо и атомную энергетику, и будут деньги на возобновляемые источники. 

По моему оценочному мнению, объём субсидий, которые впрямую и косвенно идут на традиционную энергетику, я сюда включаю не только нефть и газ, но и атомную энергетику, и большие гидроэлектростанции – он несопоставим с тем объемом стимулирования, который идёт на возобновляемую энергетику. А для того, чтобы сказать, стоит ли отказываться от одних субсидий и перенаправлять их куда-либо, надо анализировать сложившуюся ситуацию и считать, что может получиться. 

Я считаю, что такое масштабное субсидирование традиционных источников энергии, какое есть сейчас, не требуется. Прибыльность этих отраслей итак довольно высокая и нет необходимости субсидировать их из государственного бюджета. Тем более, что они в большинстве своём являются частными компаниями, получают немалую прибыль. Альтернативная энергетика пока не развита, и этой сфере как раз нужна государственная поддержка – и бюджетная, и законодательная, чтобы можно было проще внедрять технологии. Сейчас вообще нет госрегулирования в этой сфере. 

Конечно, все, кто работает с использованием возобновляемых источников энергии, будет только «за». Даже если государство не откажется полностью от субсидирования традиционных источников, а хотя бы немного их сократить и перенаправит на помощь нашим предприятиям, это уже будет очень существенной поддержкой. 

Я вообще не понимаю, зачем нужно субсидировать предприятия, которые работают на традиционных источниках энергии. Они итак получают сверхприбыли и им, вдобавок, дают деньги из бюджета. 

На сегодняшний день спрос на сетевую электроэнергию превышает альтернативную. В газ готовы вложить огромные деньги безвозвратно, а чистая энергия должна окупаться как само собой разумеющееся. Заметьте: и сеть, и альтернативная система требуют первоначальных вложений. Но альтернативная энергетика оказывается куда в более жёстких условиях из-за того, что она часто воспринимается как если и альтернатива, то только после того, как сеть уже подведена. То есть безвозвратные затраты на подключение к сети воспринимаются как само собой разумеющееся, а затраты на альтернативную энергетику имеющими смысл только, если они окупаются. Понятно, что если так подходить, то альтернативной энергетике очень трудно стать по-настоящему альтернативной. Между тем, на сегодняшний день стоимость альтернативной энергетической системы приближается к стоимости подключения сетевого электричества и составляет несколько сот тысяч рублей. 

Частично можно это сделать. Есть два варианта. Вы можете помогать отрасли или ввести дополнительные налоги. Если ты сжигаешь, например, уголь, у тебя будет дополнительный налог, а если ты вырабатываешь энергию чистую, ты налог не платишь. Второй подход – тем, кто жжёт уголь, ничего не дают, а тебе – субсидии. Оба варианта использовались за рубежом, было много перегибов при этом. 

Субсидирование ископаемой энергетики в России исчисляется десятками миллиардов долларов ежегодно. Для сравнения расходная часть федерального бюджета страны составляет порядка 200 млрд долларов. При этом схемы субсидирования самые разные. В том числе связанные с налоговыми льготами и прямыми субсидиями из федерального бюджета, который переживает не лучшие времена. Есть и скрытое субсидирование. Например, государство взяло на себя компенсацию жертвами радиационных аварий или в нефтяной отрасли государственные надзорные органы не выявляют и десятой части нефтяных разливов, за которые нефтяные компании должны нести в бюджеты разных уровней примерно первые миллиарды долларов ежегодно. Поэтому руководство страны должно начать постепенный переход от субсидирования ископаемой и ядерной энергетики. Или изыскать средства на такое же субсидирование ВИЭ и энергоэффективности.

Сложно сказать, нужно ли это делать на территориях, которые обеспечены централизованным энергоснабжением. Там все находятся в разных условиях. А если говорить про большую часть нашей страны, восточный Урал и Север до транссибирской магистрали, то это все территории децентрализованного энергоснабжения. И там, если мы сможем уйти от государственных субсидий для традиционной энергетики, то возобновляемая энергетика не то что будет экономически выгодна, она многократно будет более целесообразнее, чем традиционная. 

Это несравнимые показатели. На нефть-газ миллионы идут. А на возобновляемую энергетику пока мизерные затраты. Конечно, ей надо заниматься. У нас 70-80 процентов территорий там, где население либо не имеет постоянных энергоисточников, либо все работает на завозном топливе. Это Восточная Сибирь, Дальний восток. Вот там как раз автономная возобновляемая энергетика может работать. Даже в Якутии есть опытные установки солнечной энергии. Не потому, что там солнца много. Там небо хорошее для этого, безоблачное. А ветер можно задействовать на Дальнем Востоке, на Камчатке – и обеспечить энергией автономные поселки.

И в советское время, и сейчас вся традиционная энергетика дотировалась и дотируется государством в огромных суммах. И при этом износ сетей, оборудования составляет процентов семьдесят. Получается, деньги выделяются не то что на развитие, а хотя бы на поддержку определенного уровня. Если мы их сейчас заберем и отдадим на альтернативную энергию, то вряд ли получится что-то хорошее. Конечно, надо развивать и поддерживать альтернативную энергетику, но средства на это не должны забираться у существующей инфраструктуры. Ей и так не хватает.

Ошибочное утверждение. В нашей северной стране нанести удар по традиционной большой энергетике означает поставить под угрозу энергетическую безопасность страны. Всё должно разумно сочетаться. И дело не только в ВИЭ. Необходимо поддерживать и распределенную генерацию традиционных способов производства энергии (мини-ГЭС, мини ТЭЦ, ГТУ, ПГТУ, поршневые двигатели (электростанции) и т.д.

Такого перекрестного субсидирования не существует: рентабельность поставок на внутренний рынок ниже, чем на экспорт, но это не субсидирование, а ценовая дискриминация.

В любом случае, более низкие цены на газ в России по сравнению с европейскими странами обоснованы — хотя бы потому, что транспортное плечо существенно короче. И Россия не является уникальной страной в этом плане — в США цены на газ также достаточно низки.

Относительно низкая цена газа в России способствует удержанию конкурентоспособности базовых нетопливных отраслей промышленности — в частности, металлургической и химической. Низкие издержки на энергию – наше естественное конкурентное преимущество, одно из немногих, и нам следует сохранить его, а не разрушать.

Есяков Сергей
Сергей Есяков
ЭКСПЕРТ
26.12.2016

В России есть все предпосылки для развития ВИЭ в изолированных энергосистемах. Там строительство генерации с использованием возобновляемых источников уже сейчас с учетом северного завоза может быть экономически целесообразным и выгодным. При нынешних тарифах в 60 рублей за киловатт-час и 8 тысячах рублей за гигакалорию в Дальневосточной федеральном округе генерация на основе ВИЭ окупается за 5-7 лет.

Многие специалисты не видят перспектив возобновляемой энергетики, считая, что они дорогостоящие. Они дороже в 3-5 раз нежели энергия, поставляемая из традиционных источников. Я считаю, что должна быть золотая середина. И нужно вкладывать от государство долю расходов, имея в виду перспективу того, что в будущем ресурсы будут заканчиваться. А возобновляемые источники энергии – неиссякаемые – пока солнце светит, пока ветер дует. Добавлю, многие крупные электросетевые компании занимаются новой для Крыма задачей – это умные сети, интеллектуальные системы с активно-адаптивными сетями. Это новый уровень энергетики, где всё регулирование, передача, подчиняются одним законам в пределах единой энергетической системы России – от Камчатки до Украины, от Балтики до Черного моря. С учетом энергосбережения и другим факторов. С помощь компьютерных сетей. За этим, наверное, будущее. 

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Разработать техрегламенты присоединения источников генерации ВИЭ к сетям

До 2020 года в России предстоит ввести в строй 5,87 гигаватт дополнительных энергетических мощностей на основе возобновляемых источников. В связи с этим необходимо разработать техрегламенты присоединения источников генерации ВИЭ к сетям. Их отсутствие создает опасность получить в ближайшем будущем нерегулируемое энергохозяйство.

Зак Игорь
Игорь Зак
27.09.2016

Конечно, надо попытаться их разработать, чтобы вообще понять, можно это сделать или нет. Насколько я знаю сейчас есть ограничения по использованию ветряков и других элементов альтернативной энергетики.

 

Я за унификацию, стандартизацию всех правил. И в электроэнергетике тоже. Это единая система по всей федерации и должны быть единые правила. Стандарты позволяют оптимально ориентировать отрасль. 

Это всё должны были сделать вчера, а у нас до сих пор рассматриваются вопросы с подключением возобновляемой энергетике к сетям. Это связано с инвестициями. Здесь возникают государственные инвестиции крупных корпораций, которые не сделали ничего по переходу наших сетей в умные сети. Умные – это которые могут и отдавать, и принимать электроэнергию. Таких сетей в стране практически нет. Все локальные электросети как были каменного века, так и остались.

Наша компания уже присоединяется к сетям. То есть, какие-то параметры уже всё-таки есть. Другое дело, что это пока ещё не системно и скорее исключение, чем правило. 

Технические регламенты уже есть, только российские несколько отличаются от западных. У нас в России уже есть накопленный, хотя и небольшой, опыт строительства ветропарков и присоединения их к сетям, поэтому кое-какие регламенты есть. С опытом они будут меняться. Существующие технические регламенты нужно всего лишь доработать. 

Регламенты уже есть, можно собрать нужные документы, но всё это очень сложно. Я знаю по опыту одного из коллег: он собирал всевозможные справки и добился подключения к сетям, но это было очень долго, вдобавок, он компенсацию за это не получает.  Наверное, нужно доработать существующие регламенты, но организациям, которые курируют установки, вырабатывающие альтернативную энергию, и предприятиям, которые этим занимаются, нужно контролировать процесс.

Техрегламенты должны быть максимально простыми. Если у человека есть генерация, неважно сколько у него электрической энергии. Он должен отдавать по счётчику.  Должно стоять два счетчика. Одни на потребление, другой на передачу в сеть. Соответственно, легко отследить, сколько генерировал, сколько потребил. 

Технические регламенты у нас худо-бедно есть, они называются технические условия. И эти технические условия выдаются, но – большим генерациям. Каждый индивидуум становится маленькой генерирующей компанией. И, соответственно, к нему применим существующий регламент, но если у производителя меньше пяти мегаватт, можно даже не подходить. Никто с тобой разговаривать не будет. Снимите это ограничение. Пусть генератором будет хоть установка. на киловатт. 

Конечно, нужен такой техрегламент. Во всем мире он существует уже десятки лет. Он есть и в Казахстане, в Узбекистане, во всех окружающих нас республиках, странах.  У нас только нет и, наверное, еще где-нибудь в Зимбабве. 

Нужно разработать. Нужно много чего делать, но всё это возможно только при государственной поддержке. Государство должно разработать устойчивую стратегию развития, в которую будут вписываться все эти шаги и меры.  А пока владельцы установок, которые работают на возобновляемых источниках энергии, не могут подключиться к общим сетям. 

Во-первых, нужно разработать или доработать существующие техрегламенты, а во-вторых, у нас даже нет такого практического опыта, особенно для малых мощностей. Должны быть на пилотных проектах разработаны технические решения, как вообще это делать, как учитывать и управлять альтернативной энергией. У нас в стране это не делается. 

Конечно, нужен техрегламент, но самое главное, чтобы было принято принципиальное решение – разрешить частникам подключаться к сетям. Отсутствие этого разрешения – основной сдерживающий фактор развития сферы возобновляемой энергетики. Можно было бы отказаться от дорогостоящих аккумуляторов, систем хранения, а сами солнечные панели дешево стоят. Передавали бы энергию в городскую сеть, не храня её, и было бы замечательно. Но монополистам это не выгодно.

Это было бы самым главным инструментом для развития сферы альтернативной энергетики. Такой опыт есть и в Германии, и в других странах. Солнечные батареи, например, ставят на крышу, генерируют лишнюю энергию в сеть. Это приветствуется  на Западе. У нас – нет. 

Я думаю, нужно это сделать, потому что там есть свои особенности и их нужно учитывать. Как и многие другие. 

Конечно, нужно разработать. Возможность присоединения к общим сетям – это то, что должно быть в принципе. Без этого альтернативным видам энергии развиваться невозможно. В Якутии есть дизельная станция и есть перспектива построить гидростанцию, которая будет давать более дешевую энергию. Конечно, они в одной сети будут работать. Когда невозможна работа гидростанции, включается дизельная. Должна быть градированная подача энергия. Должно всё быть в общей сети. И для этого нужны техрегламенты. 

Надо тщательнее исследовать сферу возобновляемых источников энергии, просчитать, какая будет цена на выходе, если мы станем присоединять подобные установки к общим сетям. Тогда и будет понятно, насколько важно разработать техрегламенты. 

Сейчас если подключиться к сетям, то счетчик не различает, отдаёте вы энергию или потребляете. Он её всю считает, как потреблённую. Вы отдаете энергию в сеть и за неё еще и платите, будто ее потребили. Не один вменяемые человек в сеть при таких условия ничего отдавать не будет. Если новый техрегламент изменит эту ситуацию, то я буду «за».  

Это уже делается практически. Определенные регламенты разработаны, другое дело, насколько они распространены. В мире реализована научно-технологичная философия. Каждый фермер может продавать электричество, если у него избыток. Это технически совершенно не сложно. Регламенты нужны для самих сетей, для производителей соответствующего оборудования. Фермер не будет разбираться. Ему нужно в принципе разрешить подключаться и дать оборудование, которое сертифицировано под решение этих задач. 

Я думаю, что в России очень важно законодательно закрепить требования о том, что сети обязаны брать энергию, вырабатываемую альтернативными источниками. Это большая проблема. Большая энергетика не хочет пускать в свои сети альтернативную энергию, выработанную независимыми производителями. 

С этим сейчас беда, за исключением, пожалуй, проектов в районе Бурятии. Там хоть как-то развивается альтернативная энергетика. А в общем и целом в стране не видно глобальных мероприятий и проектов в этой сфере. Ситуация измениться, если появится возможность продавать излишки энергии в сеть.  

Конечно, должен быть технический регламент, чтобы подсоединение было правильным, чтобы не возникало никаких проблем. Да и чтобы вообще предприниматели, занимающиеся альтернативной энергетикой, могли подключиться к общим сетям. 

Нужно это сделать. Если появятся чёткие, современные техрегламенты, то всё будет систематизировано, упорядоченно. И у владельцев альтернативных установок появится возможность зарабатывать на излишках энергии. 

Сейчас подсоединиться вообще невозможно. Если разработают технические регламенты в расчёте на то, что владельцы альтернативных установок смогут продавать излишки энергии и подсоединяться к сетям, то, конечно, положение резко изменится к лучшему.

Это бы способствовало развитию альтернативной энергетики. Например, на Западе это общепринято. Там возобновляемые источники энергии используются очень активно. Человек ставит на крышу солнечные батареи и может не только сам потреблять энергию, но и отдавать, продавать в общую сеть. У нас это не прописано. Есть объекты, которые теоретически могут это делать, но они не делают, потому что это по документам невозможно.

Невозможно ничего сделать в альтернативной энергетике, пока не решен вопрос продажи в сети. Без этого нет никакого экономического смысла заниматься альтернативной энергетикой. Когда сети будут обязаны покупать энергию и обязаны будут по закону, как в других странах, иметь не меньше определенного процента возобновляемой энергии, тогда дело сдвинется с мертвой точки. Это один из главных элементов для того, чтобы система работала. У нас и 20 лет назад в стране были установки по возобновляемой энергетике. Но у них отказывались брать энергию в сети.  

В принципе, надо на эту тему смотреть шире. Смотреть на проблему не только технических регламентов, но и организационно-правовых форм и регламентов по присоединению возобновляемых источников к сети, потому что несмотря на то, что вроде как федеральное законодательство появилось, и оно работает, на региональном уровне, когда встает вопрос о подключении установки, работающей на возобновляемых источниках энергии, к сети, это вызывает сопротивление со стороны сетевых компаний. Им эта тема еще непонятна и в принципе они являются противниками. Какой-то должен быть документ, нормативный акт, который бы более четко прописывал обязательства сетевых компаний следовать уже принятому федеральному законодательству о поддержке возобновляемых источников. Нужны дополнительные акты, объясняющие взаимодействие между возобновляемыми и сетевыми. 

В стране недостаточно законодательной базы для развития альтернативной энергетики. Конечно, необходимы нормативные акты, которые позволят работать и развиваться сфере возобновляемых источников. 

Конечно надо. Это большая проблема. Как развивать альтернативную энергетику, если её нельзя передавать в общие сети, продавать? Без соответствующих техрегламентов возобновляемые источники энергии не будут работать в таком масштабном объеме, как могли бы. 

Они разработаны и предприятия подключаются. Конечно, нужно давать возможность присоединяться и объектам с меньшей мощностью. С двойным учётом энергии, на вход и выход. Это выгодно было бы всем. 

Если у вас есть свой источник энергии и устройство способное подать её в сеть с несколько большим напряжением, то энергия пойдёт от вас на просторы единой энергосистемы страны. И, если этот поток энергии будет на законных основаниях покупаться у вас государством, то вы сможете получать легальный доход. Эта практика существует в других странах, а у нас многие об этом даже не слышали. Но вопрос на повестке дня и уже существует оборудование, способное перегонять энергию в сеть. Так что ваша альтернативная энергетическая система в недалёком будущем может стать стартовой площадкой вашего небольшого энергетического предприятия и давать доход.

Дело не только в этом. За границей государство, например, поддерживало установку только определённых систем ограниченной мощности – в полтора киловатта. Если до полутора киловатт, тебе помогут, дадут субсидию, вернее ваучер.  Государство обязывает компании покупать чистую энергию по определённому тарифу. Там два тарифа. Вы видите баланс: сколько пришло и сколько вы отдали энергии.  Кроме того, за рубежом считают не только объем выработанной чистой энергии. Они ещё считают, на сколько это позволит сократить выбросы парниковых газов. И выдают за это ценную бумагу, сертификат.  

Странно что таких регламентов еще нет. Это во многом техническая вещь. Тут нет никаких прямых финансовых потерь для рынка.

Безусловно, это самая большая проблема нашей страны. Даже если пришел инвестор, поставил агрегат, то подключиться к сетям мы не сможем – нет нормативной базы. Нормативная база - это первое, что должно формироваться. Без этого, сколько ни вкладывай денег, ничего не получишь. 

Я с этим сталкивался сам, когда ставил свои альтернативные установки, Мне сразу сказали, что подключиться к общим сетям не получится, потому что нет никаких регламентов, не существует правил и это невозможно. Надо, конечно, техрегламенты разрабатывать. Только кто будет платить за альтернативную энергию, ведь она заведомо дороже. Причем, существенно. 

Разработка технических регламентов по присоединению источников генерации ВИЭ к сетям – это только часть задачи. Здесь обязательно необходимо комплексное решение по принципам (моделям) функционирования и управления распределенной генерации всех видов, а не только ВИЭ. Более того, нужно уже прорабатывать вопросы и «виртуальной электростанции», которая включает в себя – источники распределенной генерации, потребителей (в том числе и с управляемой нагрузкой), центры технического и коммерческого управления, накопители и элементы распределительных сетей, реализующих идеологию Smart Grid («Умные сети»), накопители энергии. Что касается «присоединения к сетям», то и для нашей текущей жизни (без ВИЭ) масса проблем!

Существующие нормативно-правовые и технические документы вполне чётко регламентируют деятельность электростанций, в том числе ВИЭ-генерации, в энергосистемах и на рынках. ЕЭС России в целом может интегрировать 6 ГВт солнечных и ветровых электростанций. Что необходимо сделать — так это регламентировать возможность выдачи электроэнергии в сеть малыми источниками (домохозяйствами и т. п.).

Есяков Сергей
Сергей Есяков
ЭКСПЕРТ
26.12.2016

В первую очередь необходимо сделать как можно более простой процедуру квалификации, после чего дать возможность в регионах проводить собственную квалификацию энергообъектов на местах. Нужен закон, регламентирующий именно малую распределенную энергетику. Создание законодательной основы развития возобновляемой энергетики в России, в частности, введение «тарифа на подключение» позволит создать очень перспективную динамично развивающуюся отрасль, которая будет играть очень важную роль не только в энергетической сфере страны, но и в социальной.

На Западе частично решена проблема по взаиморасчёту и активности потребителя, а у нас нет. Если я установил солнечную электростанцию или даже у себя в частном доме это сделал, и у меня появился избыток электроэнергии, я могу отдать её в общую сеть. Так должно быть, что я потребляю и отдаю. А в России это пока невозможно. И это не только техническая проблема. Что же касается регламентов и технических условий, то они должны быть разработаны на окончательной стадии, когда в принципе возможна передача в общие сети. 

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Позволить российским регионам самостоятельно устанавливать «зеленый» тариф

Несколько российских регионов – Белгородская, Амурская, Волгоградская, Томская области, Краснодарский край – приняли региональные нормативные акты, направленные на развитие возобновляемой энергетики и предприняли попытки установить специальные «зеленые» тарифы на электрическую и тепловую энергию, произведенную с использованием ВИЭ. На практике, однако, эффективность этих программ остается ограниченной, поскольку розничные и сетевые тарифы должны оставаться в пределах, установленных на федеральном уровне. В краткосрочной перспективе, для того чтобы инвесторы могли покрыть свои инвестиционные издержки, необходимы довольно высокие тарифы на возобновляемую энергию. В долгосрочной перспективе производители «зеленой» энергии, благодаря низким эксплуатационным затратам, смогут обеспечить доступную стоимость энергии и защитить потребителей от колебания цен на ископаемое топливо.

У регионов никто самостоятельности не отнимал. Регион самостоятельно может определять инвестиционную программу. И самостоятельность – это не столько свобода в определении тарифов, есть достаточно большой набор различных инструментов в привлечении инвесторов в регион. Это различная поддержка, например, инвестора, который приходит в регион. Когда речь идет о строительстве тех же дизель-солнечных энергоустановок, то тариф можно сделать ниже, просто увеличив срок концессии.

Если увеличивается срок концессии, если инвестор при этом может получить заемные средства по нормальной ставке, то в свою очередь регион существенно сокращает, во-первых, свои собственные расходы на обслуживание дизельной электростанции. Он передает установку в концессию. Ее обслуживает инвестор и в дальнейшем тарифы будут снижаться. Повышать их нет никакого смысла. Они в любом случае будут снижаться на дизельном топливе. 

Тарифная политика – это одна из мер, которыми удалось развить, стимулировать альтернативную энергетику в зарубежных странах. Так называемые зеленые тарифы более высокие, но за счет более высокого тарифа поддерживается производство, поддерживаются инвестиции в альтернативную энергетику. Государство гарантировало и покупало зеленую энергию по более высокому тарифу, стимулируя тем самым производство. Тарифные методы, особенно если это будет в регионах не на уровне централизованного решения, а решения, исходя из конкретных условий возможности производства, необходимости. Это может иметь положительное значение. Например, в Германии есть программа, когда государство субсидирует частных и корпоративных производителей с точки зрения оплаты части стоимости установки системы альтернативной энергетики. Дают частично деньги на приобретения оборудования и потом стимулируют продажу в сеть за счет более высокого тарифа. В США налоговые вычеты, в Японии, во многих странах. 

С точки зрения разных регионов стоимость производства разная, эффективность и так далее. Стоит ли это регулировать – это вопрос государственный. 

Зачем переходить на вторичные источники любым путём? Нет в этом необходимости. Можно сделать своё производство замечательное. Но чтобы все сделать работающим от вторичных источников – этим не надо заниматься.  С точки зрения энергетических ресурсов для какого-то конкретного проекта, конечно, было бы здорово, чтобы государство разрешило отдавать энергию с одного объекта на другой. Но это не обязательно вторичные источники. Есть другие генерации. 

Нужно двигаться в этом направлении. Это поможет развитию возобновляемой энергетики и привлечет инвесторов.

Если «зеленый тариф» не приведет к повышению тарифов для других предприятий – конечно. Либо это должен быть тариф, который не придется субсидировать, либо бюджет региона позволяет безболезненно перераспределить субсидии для обеспечения более льготного тарифа.

Хотелось бы затронуть другую тему. До сих пор полностью исключено из процесса население. Жаль, что такой потенциал не используется. С одной стороны, активно происходит информирование граждан о новых технологиях, о ВИЭ в том числе, ведется пропаганда энергосбережения, некоторая доля населения готова поставить в свой дом, например, тепловой насос, солнечные коллекторы для нагрева горячей воды, либо фотоэлектрические модули. Но данный процесс никак не стимулируется и никак не поддерживается. Например, электроэнергию от солнечных фотомодулей население не может продать в электрическую сеть и, тем более, по разумной цене. Во всех контроллерах отопительной техники Viessmann интегрирована, логика получения владельцем максимальной выгоды от установленных собственных фотомодулей. К сожалению, в России она никак не используется. С учетом изменяющихся в течение суток тарифов на потребление и продажу электроэнергии, автоматика решает, как более выгодно использовать выработанную солнечными модулями электроэнергию – на собственные нужны дома и/или теплогенератора, либо продать в сеть.

Можно было бы задать разумные граничные значения на мощность солнечной фотоэлектрической установки для присоединения к электросети и продажи электроэнергии в сеть для частного дома и для предприятия. После пропаганды энергосбережения и ВИЭ было бы логично поощрять инициативу «воодушевившихся» граждан и частных фирм. 

Тарифная политика у нас на федеральном уровне регулируется. Регионы разные. Есть, где сбалансированные бюджеты и где с кредитными обязательствами справляются, и зарабатывают. А есть регионы в долгах. И дать им регулировать тариф? Все-таки это, наверное, должно решаться на федеральном уровне. Регионы к этому еще не готовы.

 

Во всем мире были разные механизмы. Основным был повышенный тариф. Государство доплачивало тем, кто поставлял чистую энергию. Но сегодня стоимость технологий возобновляемой энергетики уже не просто сравнима, в ряде отраслей она уже ниже, дешевле. Например, дешевле, чем угольная энергетика, чем нефтяная. Газ еще конкурирует, но уже тоже на грани, потому что у альтернативной энергетики есть отличия. Через 4-5 лет, когда затраты на строительство сооружения окупаются, она становится бесплатной. Условно. Ты должен оплачивать только работу людей, которые работают на предприятии. Сырье – бесплатное. В чем смысл возобновляемой энергетики, которую я бы назвал чистой?  Она создает новые возможности конкуренции. В Испании, Германии было время, когда энергетические компании доплачивали людям, чтобы они покупали электроэнергию. Для них чистая энергия стала бесплатной, а старую нельзя выключить, когда нет спроса. Ты продолжаешь тратить деньги на сырье и остановить не можешь. Остановка и запуск дороже в разы. Было выгоднее доплатить потребителям деньги, чтобы они купили энергию, чем остановить станции. 

Тариф всё-таки должен быть фиксированным, зелёный он или другой. За границей покупается лицензия на 25 лет, она идет от 100 киловатт. Покупаешь землю, устанавливаешь, подключаешь её к сети. И где-то со ста киловатт три с лишним тысячи евро накручивается. Это очень комфортные условия. Нам о таком остаётся только мечтать. 

А на ком будут зарабатывать? На населении? Есть методики расчетов, утвержденные федеральной антимонопольной службой о розничном рынке. Есть закон. Вот самое лучшее для развитие любой отрасли – это следовать закону. А волюнтаризм – пусть кто-то где-то и как-то зарабатывает, лишь бы отрасль развивалась – это не лучший вариант. У нас с вами что, уголовных дел мало? Итак, трясёт все отрасли России… 

Это, может быть, было бы неплохо для производителей возобновляемой энергии, но кто тогда станет использовать альтернативную энергетику, если она будет дороже, чем традиционная? Я думаю, что альтернативной энергетикой должны заниматься люди, которым это интересно и там, где есть экономическая эффективность. 

Конечно, нужно это сделать. У нас дома довольно-таки большие, есть гостиницы, у которых площадь полезной кровли, которая направлена на южную сторону, занимает по 500 квадратов, а то и больше. Соответственно, всё это можно заполнять. И у людей деньги есть на это, но многие боятся, так как периодически появляются статьи, что всё это будет облагаться налогом. Второе – нет уверенности в новых технологиях, хотя запад уже работает, фактически целые страны переходят на альтернативную энергетику. 

Кожуховский Игорь
Игорь Кожуховский
ЭКСПЕРТ
20.10.2016

На локальных рынках это компетенция регионов. Если дать им самостоятельно устанавливать такой тариф, то это, возможно, способствовало бы развитию отрасли.  

С одной стороны я за эту идею, с другой стороны там есть риски и над смотреть, как регионы будут действовать, чтобы не получилось, как в Чехии, в Европе, когда выставляется зеленый тариф, планы по возобновляемой энергетике выполняются за очень короткий период, а других источников, кроме как погашения из бюджета, нет. И тогда начинается повышение тарифа для населения, что приводит к определенного рода последствиям, в том числе и политическим. 

Вопрос с зелеными тарифами обсуждается достаточно давно. Скорее всего, это предмет лоббирования интересов монополистов. По поводу же либерализации подхода, то однозначно это делать необходимо. Поскольку регион региону рознь и наша страна располагается в разных климатических зонах, то мне кажется, что просто нужно отдать эти полномочия региональным властям и, может, придать им ускорения, чтобы интенсивнее развивали эту сферу. 

Это было бы желательно. Пусть самостоятельно его устанавливают на местах. Там лучше знают, где, что и по какой цене использовать. 

Идея хорошая, но это будет работать только в случае глобальной государственной поддержки этой отрасли. Проблема в том, что альтернативные станции, установки децентрализованы. И по большому счету они не имеют права подключаться к общей сети продавать энергию. Когда это станет возможным, это и будет главной поддержкой отрасли возобновляемых источников. 

Были пилотные проекты, которые реализовывались в регионах. Но этот опыт надо еще больше анализировать. Смотреть экономические последствия и эффект. Надо собрать больше информации, чтобы делать какие-либо выводы

Может быть, и надо разрешить, но это не решающий фактор. Самое главное – разрешить частникам отдавать энергию в общие сети. Тогда развитие сферы альтернативной энергии резко ускориться. 

Всё, что будет снижать финансовую нагрузку, будет подталкивать людей заниматься новыми видами деятельности. 

По поводу зеленых тарифов и их величины хочется привести пример. Мы занимаемся поиском инвесторов для малой гидроэнергетики в Якутии. В ходе переговоров выяснилось, что существует несколько поселений, где есть гидропотенциал и довольно высокая себестоимость электроэнергии – от 40 рублей до 70 за один киловаттчас. А проживают в каждом поселении от 200 человек до тысячи. Конечно, гидростанция им даст более дешевую энергию. В этом случае даже не нужны никакие ограничения. Если есть возможность полностью обеспечить альтернативной энергетикой население, то вводить ограничения по тарифу не имеет смысла. 

Имз Гай
Гай Имз
08.11.2016

Это экономически целесообразно. Уже есть положительный опыт использования такой системы в Германии, в других странах. На западе энергия от возобновляемых источников в три-четыре раза выше цены, по которой её покупают. Это компенсирует государство. В России такого нет. Есть компании, которые занимаются альтернативной энергией, но власти должны принимать эти предприятия, помогать им. 

Тарифы в данном случае не играют никакой роли. Зеленой энергетике вряд ли удастся заработать на тарифе. Дешевле сжечь большее количество газа, чем тратить кучу денег на альтернативную установку. Да и с традиционным электричеством в стране пока всё в порядке.  

Тарифы должны быть увязаны с программами развития данного направления в регионах. Сам по себе тариф ни на что не повлияет. Должен быть создан комплекс условий. И он зависит от того, какой ресурс, тарифы на какую генерацию – солнечную, ветровую. Нужно все это подразделять.  

Если будет возможность просто продавать излишки энергии от альтернативных установок в сеть, не тратя средства на дорогостоящие аккумуляторы, и хоть какую-то копейку на этом зарабатывать, этого будет достаточно. Тарифы, конечно, какие-то нужны, но это не главное. Они не играют в этой сфере большой роли. Пока, по крайней мере. 

Позволить им, может, и надо. Это могло бы помочь развитию альтернативной энергетики. Привлекло бы инвесторов. Но, думаю, что никто им этого не разрешит. 

Может быть, зеленый тариф как-то и помог бы в развитии альтернативной энергии, но дело ведь не в этом. На мой взгляд, основная проблема в России сейчас в том, что люди во властных структурах не хотят даже думать о возобновляемых источниках энергии. Законы пишутся, постановления подписываются, но ничего не реализуется. И не ставится даже задача начать что-либо делать в сфере альтернативной энергетики.

Если владелец установки, вырабатывающей альтернативную энергию, использует её сам, то, конечно, ему не нужен никакой тариф. А вот если он начнёт продавать излишки энергии, то тарифы и ограничения, на мой взгляд, нужны. Иначе будет большой беспорядок. 

Эта идея используется и весьма успешно в европейских странах. В результате там значительный подъем отрасли альтернативной энергии.  Насколько это реально у нас, непонятно, ведь у нас пока нет возможности передавать излишки энергии в общие сети. По крайней мере, это доступно далеко не всем. 

Конечно, зеленые тарифы нужны. Как иначе стимулировать использование энергии, выработанной на чистых источниках? В идеале было бы здорово, чтобы в России человек имел возможность выбирать энергию от той или иной компании и у него была бы информация, как эта энергия получена. Было бы здорово в таком виде иметь зеленые тарифы и тем компания, которые вырабатывают только чистую энергию иметь какие-то серьезные поблажки, налоговые в том числе. И чтобы население могло бы платить меньше за эту энергию.

Если мы говорим о розничном рынке электроэнергетики, то фактически такая возможность уже дана. По Постановлению правительства № 47 уже дано на откуп право регионам устанавливать или не устанавливать зеленые тарифы. А если мы говорим об уровне тарифа, то здесь регионы сделать ничего не в состоянии. Он назначается в соответствии с точкой расчета по специальной формуле. И это хорошо, что никто не может заниматься никакой самодеятельностью. Есть правила, они универсальные, общие для всех. Если мы говорим про оптовую энергетику, то регионы изначальноо всячески вмешивались в тему тарифообразования

Я думаю, можно это сделать. Условия во всех регионах разные. На данный момент у нас тарифы на тепловую энергию, воду и электричество разнятся в каждом регионе в зависимости от различных условий. Соответственно, может быть такая же ситуация с альтернативными источниками энергии. Где-то могут быть особо благоприятные условия для одних видов, где-то – для других. В одних регионах благодаря альтернативным видам энергии будет дешевле, например, электричество, в других – тепло. 

Неплохая идея. Это позволило бы понизить уровень бюрократии в регионах. И, конечно, внедрение этого предложения повлияло бы на развитие сферы альтернативной энергетики. 

Конечно, на местах виднее, какой должен быть размер тарифа и за что. В любом случае центр будет контролировать и корректировать, но изначальные расчеты и данные должны давать регионы. 

Тариф должен обеспечивать окупаемость и интерес для бизнеса. Именно так действует российские нормативно-правовые акты в отношении ископаемой и ядерной энергетики. Именно благодаря этому принципу (другого принципа здесь просто нет) работает Росатом, нефтяные и угольные компании, компании, работающие на топливе Северного завоза. Поэтому правила в отношение ВИЭ должны быть такими, чтобы выполнять условия окупаемости и прибыльности. Единственное - Гринпис не рассматривает МСЗ как источник "зеленой" энергии и введение повышенных тарифов для московских МСЗ, например, будет некорректно.

Скорее, да. Наверное, нужно позволить, потому что у нас огромные территории, условия везде разные. 

Для этого нужна государственная программа, а ее нет. Пока альтернативная энергия и тарифы на нее имеют смысл только в отдаленных, не крупных посёлочках, до которых тянуть ЛЭП, создавать под это проект, а потом содержать – это гигантские затраты. Жителям таких поселков имеет лучше купить ветряки, солнечные панели или другое оборудование, работающее на возобновляемых источниках энергии. Себестоимость будет очень дорогая, но оно окупится за три года. В отдаленных местах это выгодно. А в других населенных пунктах лучше заботиться об энергоэффективности. 

Это хорошее предложение, но в нашей стране из-за «смеси» перекошенных рыночных отношений в формировании тарифов и гос.регулирования тарифов для населения – реализовать будет трудно. Надо подождать. Что скоро «выдаст» ФАС (как обещали к концу 2016г.) по новой тарифной политике в стране? Предполагаю, что тарифы на «зеленую» энергетику» либо не упоминаются, либо без конкретики.

Региональные тарифные органы уже вправе устанавливать тарифы на электроэнергию, вырабатываемую ВИЭ-электростанциями на розничном рынке. Расширить полномочия региональных тарифных органов для поддержки возобновляемой энергетики представляется нецелесообразным и нелогичным. Во-первых, сетевые тарифы на то и сетевые, чтобы покрывать затраты, связанные с эксплуатацией и развитием электросетевых объектов (а не ВИЭ-электростанций). Во-вторых, розничные цены на электроэнергию для коммерческих потребителей уже не регулируются государством в явном виде. В-третьих, государством действительно регулируются розничные цены на электроэнергию для населения — но эта мера представляется оправданной. Можно представить себе возмущение населения обозначенных регионов после того, как цены на электроэнергию станут расти ускоренными темпами под влиянием развития ВИЭ-генерации.

Есяков Сергей
Сергей Есяков
ЭКСПЕРТ
26.12.2016

Нужен закон, регламентирующий именно малую распределенную энергетику и «зеленый» тариф вместо механизма ДПМ. Можно дифференцировать показатели ВИЭ по регионам и видам генерации, включить процедуру квалификации объекта в процесс согласования его строительства, формировать схему размещения объектов малой распределенной энергетики, а также поддержать развитие отечественного машиностроения в сфере ВИЭ.

21.09.2016
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Разработать национальную стратегии перехода на климатическую экономику

Обеспечение устойчивого роста в современных услвоиях возможно только с радикально новыми бизнес-моделями получения энергии, продуктов и средств производства. Российская стратегия должна предусматривать мероприятия по снижения энергоэффективности, развитие альтернативной энергетики, проекты по декарбонизации транспорта и возможность взимания платы за сверхнормативные выборы. Временным ориентиром должно стать парижское соглашение, в котором указано, что для планомерного снижения выбросов CO2 в атмосферу, национальные стратегии должны быть разработаны до 2020 года.

Сегодня существует система добровольной отчетности организаций и компаний о своем углеродном след. Соответственно, снижение углеродного следа и его измерение – это уже давнишняя практика многих компаний за рубежом. Многие компании такие отчеты делают добровольно силами третьих независимых организаций. И что очень важно – информация в этих отчетах, настолько велика, что снижение загрязнения окружающей среды различных компаний влияет на котировки на финансовых рынках. Вот как работают в мире. Скорее всего, то же должно постепенно внедряться и в России. Первые отчеты по выбросам углеродов сделали к Олимпиаде в Сочи. Сейчас, я думаю, вполне могут экологически ориентированные частные крупные компании взять практику отчетности по своему выбросу СО2, по своему углеродному следу, в корпоративную работу. 

Стратегию разработать, конечно, нужно, но не безуглеродной экономики, я думаю, а возобновляемых источников энергии, потом что наличие углеродного следа – это не главная проблема в нашей стране, а вот наличие возобновляемой энергетики мне кажется важным, потому что все, что мы можем недоиспользовать в нашей стране, мы сможем продать за рубеж. Я думаю, что как минимум нужно переходить на энергоэффективную энергетику. Как минимум надо разумно расходовать ту энергию, которая уже имеется, а уже следующий этап – меньше вредить природе, обеспечить энергетическую государственную энергетическую безопасность. И естественно, использовать возобновляемые источники энергии, не безуглеродные, а именно возобновляемые. 

Вряд ли можно сказать, что нам нужно 50% энергии вырабатывать на вторичных источниках. Введение совокупного стандарта, повышение эффективности – это да. Можно выработать решения и применять их для различных объектов. Что касается вторичных источников, то с точки зрения России, если не брать ближнее зарубежье, Казахстан либо Азербайджан, то у нас это южные регионы, Краснодар, Сочи, где можно использовать, например, солнечные коллекторы для нагрева воды. Что касается выработки электричества при помощи солнечной или ветрогенерации – эти решения неэффективны с точки зрения стоимости решения и, как следствие, окупаемости. Окупаемость этих технологий – 20-25 лет – на них никогда не пойдет инвестор. Просто никогда, если это ни какая-то государственная программа с дотациями от государства. Тогда это может быть. Ну и, соответственно, чем больше будет применяться альтернативная энергетика, тем меньше энергопотребление, тем меньше выбросов парниковых газов. Именно так работает система. 

Вред от различных веществ и опасность сильно преувеличены. Что же касается вообще альтернативной энергии и перехода на неё, то её активно разрабатывают в бедных странах. Там, где нет нефти, газа. А в России всё это есть. Нам нет необходимости разрабатывать такие стратегии перехода. Кстати, при подсчетах может оказаться, что дешевле топить дома дровами, чем при помощи ветряков и солнечных батарей. Вдобавок, вся эта возобновляемая энергия не такая уж безвредная. Её производство тоже небезопасно. 

Надо мыслить глобально. Это актуально и для нашей страны, и для всего мира. Сжигать углеводороды – это просто преступление. Это невозобновляемые источники, в конце концов. Мы за год сжигаем то, что образовывалось десятки тысяч лет.. Эти ресурсы неизбежно кончатся, это, во-первых. Во-вторых, неизбежны последствия: парниковый эффект и прочее.

Не призываю к тому, что нужно просто взять и все панелями солнечными заставить. С умом нужно подходить. Но рациональные, грамотные, экономически выверенные, выгодные экономические направления  обязательно нужно внедрять. 

Прежде всего необходимо четкое определение – что такое безуглеродная экономика.

Это 100% генерация тепловой и электрической энергии от возобновляемых источников энергии? Например, из отсортированных твердых бытовых отходов либо из сельскохозяйственных отходов был выработан биогаз, который потом был сожжен, и выработаны тепло и электроэнергия.

Если бы гниение отходов происходило бесконтрольно, то выделяющийся в атмосферу метан способствовал бы парниковому эффекту. Получается, что сжигание биогаза с целью выработки тепла и электроэнергии - полезный для окружающей среды процесс. Но биогаз, либо полученный после очистки метан – это углеродное топливо, в той же степени, что и природный газ. Как назвать этот процесс? Безуглеродная энергетика, безуглеродная экономика? Сжигается возобновляемое топливо, но это углеводороды. Это один из примеров, обязательности четкого определения.

В целом, конечно, в России надо развивать использование возобновляемых видов энергии. Это служит на пользу окружающей среде и развивает технологии, тем самым поддерживая и повышая конкурентоспособность экономики. Простая логика - если какое-то направление не развивается, то автоматически получается технологическое отставание в данной сфере.

Хотелось бы напомнить, что профильными министерствами выпущены справочники наилучших доступных технологий (НДТ), которые содержат описание энергоэффективных, использующих ВИЭ, защищающих окружающую среду технологий для разных отраслей. 

Государственная поддержка в этой сфере нужна, потому что абсолютно во всех развитых странах, где технологии альтернативной энергетики уже успешно работают, всё начиналось именно с очень серьезных мер государственной поддержки. Отрасль новая, чтобы подтолкнуть, нужны элементы господдержки. Конечно, при этом необходимо профессиональное использование альтернативной энергетики. Надо понимать, в каком регионе что можно использовать. 

Я думаю, что не нужно, потому что частично эта стратегия уже обозначена и сформулирована в других документах. У нас сейчас со стратегическими документами проблем нет, их вполне достаточно. Причем, на самом высоком уровне. И федеральный закон у нас о стратегическом планировании есть, и по экологии стратегия есть. Сейчас готовится стратегия по экологической безопасности. Туда всё заложено. Более того, я принимаю участие в подготовке ГосСовета, заседание которого состоится в декабре. Мы там тоже заложили возможности стратегического развития в части, касающейся декарбонизации. На самом деле больше потребность в механизмах реализации в конкретных инструментах. Политические решения и стратегические программы есть, а механизмов реализации, инструментов нет. 

Мы можем делать всё, что угодно как Российская Федерация, в рамках нашей Конституции, но есть неоспоримые факты о том, что мировое сообщество за переход на низкоуглеродную энергетику. 4 ноября свершится событие, когда абсолютно парижское соглашение об этом, которое уже было подписано, вступит в силу. 200 стран мира подписали документ, который говорит о том, что они будут переходить на низкоуглеродную экономику. И это уже неизбежный факт, единственное в истории событие в мире, когда абсолютное большинство стран мира согласилось с решением это делать. И более того, подписание, ратификация обязывает к выполнению некоторых действий, в том числе по учету выбросов и их сокращению. Эти страны будут это делать. И Россия тоже подписала этот документ. Даже если она не ратифицирует Парижское соглашение – это не снимет с нас ответственности по выполнению обязательств. Весь окружающий мир признал, мы признали, что мы участвуем в этом процессе. Мы согласились с правилами, которые принимает весь мир. Обратного действия это решения не имеет. А если мы всё-таки не будем выполнять эти обязательства, то только в ущерб себе.

Это было бы хорошо в сфере ЖКХ. Можно использовать свободные площади на крышах, солнечные панели, ветроустановки. Это получается выгодно и более безопасно для природы и человека. 

Разработать такую стратегию нужно и переходить на безуглеродную экономику тоже, но в нашей стране сначала необходимо, видимо, поменять чиновников. Нынешний состав безуглеродная экономика и альтернативная энергия не интересует. Мировые тенденции, может, и повлияют на нашу страну, но лет через двадцать. 

Переход на безуглеродную экономику – это очевидный мировой тренд, новые экологические стандарты производства. Это создает новые возможности для развития новых технологий и производств. И это полезно. Россия в любом случае будет вовлечена в этот процесс, даже если не будет торопиться с развитием подобных технологий. Мимо нас не пройдут. Если мы никаких мер принимать не будем, это скажется на нашей торговле, на наших взаимоотношениях с остальным миром.  Ведь в других странах производство будет постепенно будет меняться в сторону зеленой энергетики. Это очевидно. 

Конечно, нужно это делать. Я думаю, что если наша страна более интенсивно займётся развитием альтернативной энергетики, то в ближайшее время Россия станет крупным экспортёром альтернативных технологий. И лично мы в этом примем активное участие. Уже этим занимаемся. 

Не надо революций. Любое ратование за какие-либо изменения в пользу той или иной энергии ничего, кроме шума суеты, не принесёт.  Возобновляемая энергетика – это не средство отказаться от угля, газа, нефти и атома. Это ещё один источник получения энергии там, где есть эти ресурсы. Ветер, солнце есть практически везде. Там, где мы имеем ресурсы, достаточные для строительства ветропарков, либо площади, необходимые для строительства ветростанций, либо иные возобновляемые источники энергии – их надо использовать, потому что они не требуют топлива, строительства трубопроводов и, самое главное, они не загрязняют окружающую среду, и для потомков мы не оставим огромные терриконы из шлаков. 

Конечно, нужно это делать. Правда, в нашей стране это может быть не очень актуально в связи с высокими ценами на оборудование для производства альтернативной энергетики. Зачастую дешевле получается пользоваться традиционными видами. Вот если бы у нас были собственные производства, чтобы мы могли закрывать рынок, а не везли все из Китая, из Европы. Сейчас альтернативная энергетика может быть выгодна для крупных объектов, а для мелких, наверное, уже нет, потому что вырос срок окупаемости. 

Это нужно делать. В первую очередь это связано с экологией. Во-вторых, альтернативные источники энергии дают больше независимости от сетей. В нашем районе, в Анапе, часто бывают отключения света. По погодным условиям и плановые, в связи с ремонтными работами. Соответственно, когда есть какая-то автономия, те же солнечные батареи, ветрогенераторы – эта система позволяет уже чувствовать себя более независимым. У бензогенератора очень ограничен ресурс работы, большие расходы на топливо, и при его работе происходит загрязнение окружающей среды. 

Кожуховский Игорь
Игорь Кожуховский
ЭКСПЕРТ
20.10.2016

Мы её должны разработать в соответствии с обязательствами в рамках Парижского соглашения. И я считаю, что это будет сделано. 

Конечно, нужно это сделать, потому что альтернативная энергия дешевле. Она в принципе дешевле по отношению к угольной и углеводородам. Возьмите параметры, которые отвечают за капитальные операционные затраты, и посмотрите десятилетний цикл. Вы увидите, что затраты на строительство, запуск, эксплуатацию энергетических мощностей с возобновляемыми источниками – такими как солнце или ветер – дешевле, чем то же самое на углеводородах.

Главное, чтобы государство создало предпосылки для создания такой экономики, реально стимулировать её развитие. А уже какие при этом будут приниматься решения и как применяться, это уже дело бизнеса. 

Очень нужно разработать такую стратегию. С учётом климата в регионах, возможности и эффективности применения того или иного вида альтернативной энергетики. То, что применяется сейчас, например, в Москве и Московской области, не соответствует климату региона. Я видел множество установок, которые рассчитаны для Северной Африки. Надо иметь в виду, что, к примеру, севернее Ростова тепловые насосы использовать можно, а солнечные батареи – нет. 

Сейчас такое время, что нужно разрабатывать стратегию не для отдельного профиля экономики, нужно разрабатывать глобальную стратегию развития, а не отдельные меры и решения по конкретным вопросам, частным. Если разработать стратегию только для возобновляемых источников энергии, то она не будет работать. Должна быть масштабная глобальная государственная стратегия и государственная поддержка. 

Стратегия, конечно, нужна, но при этом нужно учитывать существующую ситуацию, потому что невозможно отказаться от каких-то эффективных работающих решений. Надо учитывать периоды окупаемости, затраты. Это должна быть не революция, а эволюция. И скорее, в области альтернативных и возобновляемых источников энергии. 

Конечно, надо это делать. Причем, мнение о том, что альтернативная энергетика дорогостоящая, неправильное. Просто на сегодняшний момент цены завышены. Политика продаж у нас такая. А если правильно всё посчитать, то окупить оборудование можно за два-три года.

Желательно это сделать. И главным образом это необходимо для того, чтобы больше заботились об экологии. Не сказал бы, что это более выгодно экономически. Пока рано говорить об окупаемости альтернативной энергетики и её эффективности. По крайней мере, в нашей стране, с нашим довольно отсталыми технологиями. 

Конечно, нужно это сделать, потому что для улучшения энергоэффективности страны в первую очередь нужно использовать климатологию. Если где-то дует ветер, значит, нужно использовать ветер. Если где-то много солнца, значит, надо использовать солнце. Это и экономически, и экологически выгодно. 

Конечно, нужно это сделать, но всё должно быть целесообразно. Там, где целесообразно экономически, использовать возобновляемые источники энергии, там это надо делать. Где есть нереализованный потенциал ресурсов, скажем, по гидроэнергии или другой, надо смотреть стоимость существующей энергии и альтернативной. Сравнивать, изучать возможности применения. 

Имз Гай
Гай Имз
08.11.2016

Я считаю, что нужно переходить на зеленую экономику. В других странах это давно используется. В России продолжают использовать старые виды энергии. Это опасно с экономической точки зрения. Другие страны потихонечку откажутся от сырья, которое есть в России. А в России нет нужных технологий, производства для зеленой экономики. И в итоге всё получается дороже. Между тем, многие страны переходят на альтернативные виды источников энергии. В этом году проведена огромная работа в Арабских Эмиратах, в Иране. Они строят небоскрёбы, которые получают энергию полностью за счёт возобновляемых источников энергии. 

Есть смысл попробовать. Это может быть выгодно с энерго и ресурсосберегающей точки зрения и природоохранной. На счет стратегии пока сомневаюсь. Мне кажется, стоит именно попробовать. И посмотреть, что получается. 

Стратегия перехода – это, наверное, слишком. Я считаю, что нужно использовать альтернативную энергетику там, где это можно и нужно. Без фанатизма. 

Не везде нужно переходить на климатическую экономику.  У нас есть регионы перспективные для альтернативных ресурсов, а где-то таких ресурсов недостаточно. И, естественно, там не надо тратить деньги на возобновляемые источники энергии. Программа перехода нужна, но с изучением нюансов. Например, в Закавказье много солнца. Там нужно использовать солнечную энергетику. Есть места в Забайкальском крае, где много солнца. Там тоже это перспективно. Это вопрос экономический. Если нет электросетей, то, конечно, нужно использовать солнечную энергию, она будет окупаться. Если есть сети, то не нужно ставить станции, работающие на возобновляемых источниквх, потому что сетевая энергия дешевле. 

Это совершенно очевидный путь развития промышленно развитой страны. И если Россия хочет оставаться в числе развитых, то, безусловно, эта тенденция очень важна. 

Переходить на подобную экономику нужно в доступных для этого регионах, где затруднено производство и выработка тепловой или электрической энергии. Где при возведении сооружений, вырабатывающих традиционные виды энергии, буду большие потери. Не уверен, что есть смысл рассматривать применение альтернативных видов энергии в другом контексте. 

Я думаю, что нужно это сделать. Должна быть альтернатива. Когда единый монополист, это очень плохо, должна быть конкуренция, чтобы люди могли подключиться при желании к любому источнику энергии. Должны развиваться и традиционная энергетика, и альтернативная.

Обязательно нужно это сделать. Мы испытываем установки альтернативной энергетики, проверяем, всё это работает, причём, весьма успешно, и имеет большие перспективы. 

Я бы не использовал термин «переходить». Дополнять традиционную энергетику климатической, альтернативной – стоит. Снижать выбросы, конечно, тоже надо. Но всё должно быть гармонично, поступательно. 

Плавный переход или хотя бы большее использование альтернативной энергетики  были бы экономически выгодны для нашей страны. К тому же, таким образом, мы бы позаботились и об экологии, что тоже немаловажно. 

Конечно, нужно это делать, как минимум обладать технологиями, пониманием. За этим будущее. Не могу сказать, что альтернативная энергетика суперприоритетная сфера, которой нужно заниматься в нашей стране, но развивать её необходимо. 

Конечно, нужно это сделать, потому что ресурсы, за счет которых работает традиционная энергетика, рано или поздно закончатся. И если думать о будущем, то необходимо переходить на климатическую экономику. 

В целом, конечно, нужна такая программа, но очень важно определиться с тем, какие технологии использовать, а какие нет. Если речь идёт, к примеру, об атомной энергетике, то – ни в коем случае, потому что с точки зрения работы по изменению климата, то есть по сокращению выбросов, атомная энергетика не является экономичной и надежной технологией. Промышленность лоббирует использование технологий, за счёт которых номинально можно уменьшать выбросы, но при этом некоторые посторонние эффекты могут быть намного хуже, чем выбросы. И, конечно, играет роль вопрос экономики. Ни у кого нет настолько большого количества денег, ни у одного государства, чтобы развивать всё, что душе угодно. Все исходят из каких-то рамок. Ресурсы ограничены. Какая бы программа ни была разработана, на нее придется забирать финансы из других отраслей. 

Россия хоть и медленно, но переходит на альтернативную экономику. Начинает переходить, поскольку к настоящему моменту на федеральном уровне приняты соответствующие нормативные акты, которые поддерживают возобновляемую энергетику как на оптовом рынке, так и на розничном. И государство может быть и поздно, но создало условия для того, чтобы этот сектор развивался. 

Это необходимо, потому что принято парижское соглашение. Россия его подписала. В соответствии с ним страны должны внедрять те или иные альтернативные технологии, переходить на экологичные виды топлива, транспорта. И многие стране уже ратифицировали свои планы, а Россия пытается всё это отложить до 2019 года. Я считаю, что нужно в ближайшие годы этот вопрос решать и принимать какие-то меры. 

Конечно, надо. Традиционные источники энергии когда-нибудь закончатся. Надо это иметь в виду и начинать заранее готовиться, внедрять новые технологии, пока ещё не поздно. И сокращать, конечно, выбросы в атмосферу.

Таким образом наша страна сможет освободиться от зависимости от нефти и газа. Во-первых, они вредны, во-вторых, эти ресурсы имеют свойство заканчиваться. Климатическая же экономика основана на чистой возобновляемой энергетике. 

Сегодня для обеспечения большинства потребностей в энергии используются ископаемые виды топлива. К ним относятся бензин и уголь, которые обладают некоторыми существенными недостатками. В частности, объем этих невозобновляемых ресурсов постепенно уменьшается. Вместе с тем, ископаемые виды топлива наносят вред окружающей среде. Это обязывает искать альтернативные источники энергии, которые будут экологически чистыми и возобновляемыми, а также более доступными.

Дело альтернативной энергетики постепенно и неуклонно пробивает себе дорогу. Уже вполне можно сказать, что альтернативная энергетика в нашей стране обрела черты серьёзной профессиональной деятельности. За последние годы в этой отрасли достигнуты заметные результаты. Что касается цены, то понятно, что в условиях немассового производства и общей экономической ситуации в стране, которая все последние 25 лет развивается в одном и том же русле, оборудование не может быть дешевым. Тем не менее, появилось вполне совершенное и надëжное оборудование отечественного производства, которое дополняется китайским – оно вполне приличного качества и цены на него постепенно снижаются. 

Конечно, нужно, потому что это связано в первую очередь с изменениями климата. Переход на климатическую экономику минимизирует результат воздействия на окружающую среду. Но без поддержки государства ничего развиваться не будет. К тому же, возможны разные ситуации при переходе. Например, страна, где я жил за рубежом (Австралия), ратифицировала киотский протокол, был бурный рост рынка альтернативной энергии, но через некоторое время стало понятно, что неконтролируемая энергия наносит ущерб. Сети не справляются с ней. И тогда стоимость энергии, которую производят альтернативные установки, снизилась до трёх центов за киловатт-час. Получилась такая альтернатива. Человек ушел утром в офис, система вырабатывает энергию и отдает по три цента. А вечером он пришел и начинает потреблять энергию за 20 центов.

В каждой стране своя политики по отношению к возобновляемым источникам. Часть европейских стран позволила домохозяйствам устанавливать альтернативное оборудование. В Китае вы не можете установить панель, если вы физлицо, это должна делать компания. Как это будет в России, я не знаю. Самое главное, что эта волна уже закончилась. Мы хотим запрыгнуть на нее, а она уже ушла. За рубежом уже другие темы, технологии, а мы только начали обсуждать то, что использовалось много лет назад. 

В ноябре этого года вступило в силу одно из важнейших международных соглашений для будущего человечества — Парижское климатическое соглашение. Оно закрепило глобальное согласие об основном пути развития человечества. Человечество больше не может безоглядно сжигать уголь, нефть и газ, если мы хотим удержать рост температуры планеты в рамках относительно безопасных 2° C и, тем более, безопасных 1,5°.

Сейчас, когда 113 стран в рекордные сроки ратифицировали документ, Россия всё ещё медлит. Климатическая наука безжалостна и не оставляет места для вопросов в духе «Есть ли у России свой путь с нефтью и газом». Недавний сенсационный доклад на эту тему делает однозначный вывод: запасов нефти и газа в уже существующих месторождениях достаточно, что нагреть планету сильнее, чем на 1.5° C, а если учесть угольные месторождения — то больше, чем на 2° C. Это значит, что новые месторождения ископаемого топлива просто нельзя разрабатывать, если мы заботимся о будущем. А если принять во внимание главную идею Парижского соглашения, отныне любое расширение углеводородной индустрии, будь то новое месторождение угля, нефти или газа — это нарушение права каждого жителя планеты на благоприятную окружающую среду и безопасное будущее.

Глобальный переход к низкоуглеродной экономике в мире идёт полным ходом. Возобновляемые источники энергии становятся мейнстримом, они уже сегодня конкурентоспособны на многих рынках. Глобальные инвестиции в ВИЭ в 2015 году достигли рекордного уровня, уже шестой год подряд опережая инвестиции в традиционную энергетику. Система транспорта скоро изменится до неузнаваемости: кредитные агентства уже предупреждают нефтяные компании, что распространение электромобилей представляет для них серьёзную угрозу. Правительства некоторых стран от Индии до Евросоюза уже заявили о планах полностью запретить двигатели внутреннего сгорания в ближайшие 10-20 лет.  Понимание того, что мир изменился, приходит и к России. Правда, чтобы это заметить, нужно присмотреться очень внимательно. России с её углеводородной экономикой будет всё сложнее.

Предполагается, что к 2024 году в России будут работать 1,5 ГВт солнечной энергетики и 3,5 ГВт ветровой. Но это всего лишь 2% от всей нынешней электроэнергетики. На фоне того, что 48 развивающихся стран планируют переключиться на 100% зелёной энергии в ближайшие 15-35 лет, эти планы лишены всяких амбиций. Более того, они самые скромные среди всех крупных стран.

Перейти полностью только на возобновляемые источники энергии в обозримом будущем невозможно в принципе, но увеличивать их количество и качество можно. То есть, соответствующая программа, конечно, нужна. 

Конечно, надо это делать. Только есть несколько проблем.  Например, мощную ветроустановку сегодня ни одно предприятие не построят. Этим могут заниматься только предприятия, которые имеют мощное конструкторское бюро, опытные базы. Для установки нужно много чего строить, отрабатывать. На западе все это есть, надо перенимать у них опыт, где-то по китайскому методу, может, идти. Покупать у них установки, разбирать, пытаться повторить, если изготавливать у нас. Но больших объемов не будет. Может, целесообразнее приобретать. А деньги сосредоточить на других, более важных направлениях, не заниматься изобретением велосипеда. 

Ситуация непростая. Надо понимать, что жилищно-коммунальное хозяйство досталось нам от Советского Союза и в этой сфере мало что делается. Латается старое, на отдельных участках создается что-то новое, но в общем и целом ситуация плачевная. И предлагать сделать что-нибудь альтернативное именно сейчас – не самое подходящее время. Сама по себе, по сути, идея правильная, но, будучи применима в неудобное время и при развале остальной инфраструктуры – это может привести к катастрофе, убить то, что итак еле дышит. Вот если бы альтернативные источники не заменяли, а грамотно дополняли созданную инфраструктуру страны – это было б здраво, полезно и очень актуально. 

У нас и так много всяких стратегий: Стратегия развития страны, Стратегия развития энергетики до 2030 года (с коррекцией до 2035), Стратегии субъектов Федерации и т.д. Мы «не созрели» до климатической экономики. Сначала надо выйти из экономической ямы, а потом двигаться дальше. Разумеется, как задел на среднесрочную перспективу можно строить и концепцию «климатической экономики» и даже «климатической энергетики». Кстати, проблемы и перспективы ВИЭ нашли определенное отражение в упомянутой стратегии развития энергетики России.

Стремление к защите окружающей среды не должно идти вразрез с социально-экономическим развитием России. Наша страна находится в достаточно сложной экономической ситуации, по уровню доходов наше население существенно уступает жителям развитых стран. В таких условиях следует ставить только такие задачи климатической политики, решение которых не будет наносить вред нашей экономике, например, таких, как повышение энергоэффективности. Развитие альтернативной энергетики и декарбонизация не должны быть самоцелями, и не должны реализовываться таким образом, чтобы в результате мы получили рост цен на электроэнергию и транспортные услуги.

Есяков Сергей
Сергей Есяков
ЭКСПЕРТ
26.12.2016

Формирование отраслевой законодательной основы развития возобновляемой энергетики является сегодня одним из приоритетов работы Комитета по энергетике. Динамичное развитие рынка малой энергетики — один из устойчивых трендов российской экономики последнего десятилетия. Практика доказывает: собственная генерация — не только эффективный, но подчас и жизненно необходимый инструмент, позволяющий предприятиям снизить затраты на электроэнергию. Создание отраслевой законодательной базы станет фактически отправной точкой развития нового направления энергетики, которое может стать важной составляющей российского топливно-энергетического комплекса. Возобновляемая и малая энергетика могли бы стать фактором эффективного создания конкурентных механизмов, необходимых отечественному электросетевому комплексу. Однако присущая Российской Федерации сегодня «хаотичность» в строительстве энергообъектов малой генерации делает их в итоге чрезмерно затратными. Для развития малой и возобновляемой энергетики необходима более целенаправленная политика государства.

Технический потенциал возобновляемых источников энергии сегодняшней экономики составляет 4,6 миллиарда тонн условного топлива. Фактически это в 4,5 раза больше, чем потребляет вся наша экономика топлива. То есть мы в 4 раза переобеспечены такими возобновляемыми источниками ресурсов. Эти огромные цифры при сегодняшних технологиях не реальны, однако экономический потенциал весьма высок. По оценкам отдельных специалистов, он составляет порядка 300 миллионов тонн условного топлива. Умножайте на 400 евро, то, что стоит газ, и получаете то, что мы сжигаем в наших топках не сильно рационально.

Неплохо было бы объединить федеральную политику в сфере электро- и теплоснабжения в Министерстве энергетики с тем, чтобы развивать когенерацию на основе возобновляемых источников энергии. При этом одновременно должны быть расширены полномочия от правительственной комиссии по электроэнергетике, которая сможет также рассматривать вопросы теплоснабжения.

Кроме того, сегодня все проекты должны оцениваться с точки зрения воздействия на окружающую среду. Развитие возобновляемой энергетики является новым, но очень перспективным направлением для РФ.

Конечно, надо. Есть позиция обывателя, который говорит, что у нас много дешевого газа, нефть. Я на эту тему могу сказать следующее: если судить по общим запасам энергетических ресурсов, то по самым скромным прогнозам их осталось не более чем не сто лет. Если мы хотим заботиться о будущих поколениях, о своих детях, внуках и правнуках, мы должны об этом думать. И об этом думают и на Западе, и в Америке, и в России, всё прогрессивное человечество. На эту тему общую тему очень много сделано, но мы пока плетёмся в хвосте. Особенно в Севастополе.

Первое чтение. Точка сборки проблем ЖКХ

Предложить тему
эксперты
ОлегПричко
Генеральный директор ПАО «Иркутскэнерго»
ПарвизАбдушукуров
Вице-президент по тепловому бизнесу ОАО «Фортум»
СергейСиваев
Старший директор Федерального центра проектного финансирования (ФЦПФ, Группа ВЭБ)
СергейБаженов
Заместитель директора Института экономики Уральского отделения РАН, доктор экономических наук
ПавелКурзаев
Генеральный директор ГК "Российские коммунальные системы"
ЮрийДорфман
Заместитель генерального директора ПАО «ТГК-14» по сбыту, член Правления ПАО ТГК-14
ИльяЛишанский
Заместитель генерального директора по реализации энергии ПАО «РАО ЭС Востока»
АлексейВялкин
Директор департамента содействия инновациям и инвестициям Торгово-промышленной палаты России
статистика
платформы
1894эксперта
11проектов
127идей
3233комментария
Мы в социальных сетях
Вход