ЖКХ Контроль
Стадия проекта: Завершен   |   Сроки проекта: 25.01.2017 - 31.03.2017

Региональные особенности привлечения инвестиций предприятиями жилищно-коммунального комплекса

230
44
9
этапы проекта
Старт проекта
Внесение материалов
Внесений идей
Обсуждение
Экспертиза идей
Обращение в органы власти
о проекте

Анализируя, сложившуюся в российском ЖКХ ситуацию, первый заместитель председателя комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Елена Николаева отметила, что несмотря на то, что ЖКХ – это «вечный бизнес», объём долгосрочных частных инвестиций составляет лишь 8 % от общего годового оборота предприятий коммунального комплекса.

Да, мы ввели долгосрочные тарифы и усовершенствовали законодательство о концессиях, но принесло ли это желаемые результаты? У нас заключено 700 концессионных соглашений, открыто ещё 268 конкурсов, однако зададимся простым вопросом – какое количество концессий предполагает реальные долгосрочные инвестиции? Ответ печален – пара десятков, - Елена Николаева.

Статистические показатели и опросы предпринимателей демонстрируют, что инвестиционный климат в регионах России в целом неблагоприятен, однако существенно отличается от региона к региону. Эта неравномерность показывает, что не только федеральные законодатели и правоприменители, но и руководители регионов несут ответственность за инвестиционный климат, и что опыт регионов-лидеров мог бы помочь развитию менее успешных регионов.

Однако благодаря чему именно успешные регионы становятся успешными, по большей части не очевидно. То, что делают наиболее успешные регионы, как правило, делают также и менее успешные. Анализ Агентства стратегических инициатив показал, что успех от неуспеха отделяет не то, что делает регион, а как он это делает, то есть «ноу-хау».

Проанализировать сложившуюся ситуацию и обсудить механизмы формирования благоприятного инвестиционного климата в российских регионах - ключевая задача проекта.

Вехи проекта

Первый этап: Внесение идей, обсуждение идей

Сроки проведения первого этапа: 25.01.2017 – 25.03.2017

На данном этапе каждый авторизованный пользователь портала может прислать документы, связанные с темой проекта и способные помочь разобраться в проблеме, дать аргументированную оценку относительно предложенных идей. Кроме того, каждый пользователь сможет высказаться в поддержку понравившейся ему идеи.

Второй этап: Экспертиза предложенных идей

Сроки проведения второго этапа: 23.03.2017 – 27.03.2017

На втором этапе редакцией портала формируется рейтинг внесенных идей, определяемый по числу голосов за каждую идею. Лучшие предложения направляются членам экспертного совета портала, которые проводят экспертизу идей, оценивают их качество и возможность гармонизации с существующими нормативными актами. Вместе с тем, на всем этапе экспертизы идей продолжается публичная дискуссия по теме проекта.

Третий этап: Подготовка заключения по итогам дискуссии, формулирование резолюции дискуссии

Сроки проведения третьего этапа: 27.03.2017 – 31.03.2017

Резолюция формулируется экспертным советом редакции и публикуется на портале. Параллельно с этим итоговый документ направляется в органы власти, обладающие полномочиями для принятия решений, рекомендованных на этапе экспертизы идей.

итоги проекта
дискуссия
Сортировать:   По популярности   По дате  
25.01.2017
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
На приоритетной основе включать в инвестиционные программы РСО мероприятия, направленные на сокращение уровня износа сетей

Износ основных фондов жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) в регионах России составляет, по разным оценкам, от 50 до 100%. При таком состоянии сетей на местах предпочитают распределять усилия и средства, так как вложения в сами сети, их ремонт и замену сопоставимы с затратами на подготовку к чрезвычайным ситуациям. Предлагаем проекты, обеспечивающие экономический эффект за счет сокращения текущих издержек и потерь, сделать приоритетными в инвестиционных программах коммунальных предприятий. Одновременно органам местного самоуправления необходимо постоянно следить за неукоснительным соблюдением этих мероприятий. 

Инвестиционные программы из этого и состоят. Только вопрос в том, что эти мероприятия не финансируются. Всё это очень жёстко зарегулировано федеральным законодательством и основной принцип инвестиционной программы – она должна быть сбалансирована. То есть, те мероприятия, которые там записаны, должны быть обеспечены финансированием. А с учетом того, что наше правительство всеми возможными способами сдерживает рост тарифа, средств крайне недостаточно.

Сейчас ремонт сетей и их замена не стоит в наших программах на первом месте, но сама концепция, схема работы любого РСО – неважно какого – в Нью-Йорке, в Москве, в Оренбурге одинакова. Есть определенное количество сетей и ежегодно нужно перекладывать пять процентов. Если вы этот объем не перекладываете, ваш Водоканал стареет. Если перекладываете больше, вы неэффективно тратите средства. Это плановая работа, без этого невозможно существование водоканала. Но финансирования, отмечу, не хватает абсолютно у всех водоканалов России. 

Безусловно. Наверное, это первоочередное назначение инвестиционной программы. У нас цели построить новые сети при необходимости и переложить старые в целях сокращения износа. Второй пункт, учитывая степень изношенности сетей, даже важнее первого.

Конечно, можно это делать. В инвестиционную программу включаются модернизация и реконструкция. Мы занимаемся этим в плановом порядке. Износ снижается. Но можно частично и за счет инвестпрограммы это делать. Главное, чтобы деньги были.  

Терян Григорий
Григорий Терян
ЭКСПЕРТ
31.01.2017

Инвестиционная программа и так включает мероприятия по строительству новых объектов,  реконструкции и  модернизации существующих объектов централизованных систем водоснабжения и водоотведения, которые направлены на снижение износа и аварийности. Вопрос не в этом. Действующим законодательством предусмотрено, что расходы на реализацию инвестиционной программы учитываются в тарифе. Однако сегодня эта норма остается декларативной, поскольку существует ограничение совокупного платежа гражданина за коммунальные услуги на уровне 4 % и такого прироста недостаточно не только для обеспечения инвестиций, но и операционных расходов.

Это делается в плановом порядке, но, конечно, хотелось бы, чтобы делалось в больших объемах. Например, если 70% изношенных сетей, то понятно, что если такими темпами ремонты проводить, то, конечно же, нельзя выйти на нормальный уровень. Есть смысл включать эти мероприятия в инвестпрограмму и делать приоритетными. Износ сетей – это проблема серьёзная. 

Инвестиционные предприятия водоснабжения в первую очередь направлены на то, чтобы увеличить объем производимого ресурса. Мероприятия по поддержанию сетей в них не закладывают.  Рассмотрим суть инвестпрограммы. Вы хотите подключиться, вам нужно больше воды. Я должен за ваши деньги получить возможность это большее количество воды произвести и подать. Если я поменяю одну трубу на другую, откуда у меня такая возможность появится? Уровень износа должен обеспечиваться продвижением нормального уровня. Не инвестпрограммой. Это не её предназначение. 

Я думаю, что нет смысла это делать. Инвестиционные программы подразумевают направления работы другого рода. А сокращение износ сетей лучше предусматривать в производственной программе. 

Замена сетей, их износ – очень большая проблема. Конечно, хорошо бы эти мероприятия включать в плановые, но где на это деньги брать? Иногда включаем в инвестиционные программы. В какой именно программе это будет по большому счёту не так уж и важно. Главное, чтобы на это было финансирование. 

Конечно, нужно это сделать. Сети ведь надо обновлять. И это должно быть в инвестиционной программе. Своими силами сто лет можно делать и не сделать. Вот лежит, к примеру, кабель, которому уже 40-50 лет и если его не включить в инвестипрограмму, то деньги не найти на его замену.  

Для этого и нужна инвестиционная программа, чтобы сети менять. У нас инвестпрограмма как раз направлена на сокращение уровня износа сетей. За счет этого мы как раз что-то и строим. Иначе было бы проблематично. 

Конечно, нужно включать. А куда же ещё вносить эти мероприятия. У нашей инвестиционной программы три источника финансирования: амортизация, надбавка за тариф, плата за подключение новых застройщиков. У нас нет технической возможности подключать новых абонентов без увеличения пропускной способности трубопровода. Амортизация –  это тоже инвестиции. Только речь уже о тех сетях, которые работают, имеют износ. И в тариф включается производство этих сетей. 

Конечно, нужно это делать. Допустим, у нас износ сетей около 70% и силами тарифа, за счет той амортизации, которая у нас предусмотрена, мы это будем делать бесконечно долго. У меня 800 км сетей, а тариф амортизации всего около 70 млн. И если инвестпрограммой сокращение уровня износа сетей не предусмотрено, то я могу использовать только амортизацию. Все остальное – текущие ремонты и эксплуатация.

Нужно это делать. Ведь на сегодняшний день самый большой износ приходится именно на сети. Это, как правило, более 60 процентов и в связи с тем, как выстроен тариф, срок окупаемости сетей составляет около тридцати лет. По большому счету инвесторы не слишком заинтересованы во вкладывании денег в сети именно в силу очень длительного срока окупаемости. 

Конечно. Иначе за счет чего сети менять, которые уже отработали свой срок? Новые сети – это ведь тоже развитие водоканала, без которого нельзя обойтись. 

Мы уже сейчас включаем сокращение уровня износа сетей в инвестиционные программы. Увеличение мощности и обеспечение новых участков, приведение в порядок существующих мощностей – все это предусмотрено в нашей инвестиционной программе. И, конечно, новые  трубы кладём из современных материалов – за счёт инвестпрограммы. 

Мы только так и работаем. Иначе откуда взять деньги на сокращение уровня износа сетей? Предприятие существует только за счет тарифа. Денег нет. И мы можем менять сети только благодаря инвестиционной надбавке.

 

Износ сетей сократится только в том случае, если мы будем взамен старых строить новые. Мы в производственные программы включаем только ремонт, а в инвестиционные обновление фонда. Это, конечно, лучше со всех точек зрения. Фонды обновляются, амортизация начинает снова идти. 

А в чем суть инициативы? Что нового она подразумевает? Ответ - ничего... Вопрос в объеме инвестиций. Капитальный ремонт сетей - на это есть амортизационные отчисления. Новое строительство и реконструкция - инвестиционная программа. В части: "Предлагаем проекты, обеспечивающие экономический эффект за счет сокращения текущих издержек и потерь, сделать приоритетными в инвестиционных программах коммунальных предприятий." - а без экономического эффекта, точнее без обоснования экономической эффективности мероприятия, Вам никто не одобрит инвестиционную программу. Это основополагающий принцип любого планирования. Если есть возможность применяя новые технологии добиться окупаемости проекта реконструкции или нового строительства - такой проект будет внедряться при наличии денег, а вот экономия ради экономии (то есть при отрицательных значениях окупаемости) - она такая зачем? Зачастую просчитав все "за" и "против" предприятие вынуждено использовать устаревшие технологии, которые дают бОльший экономический эффект за счет своей дешевизны (относительно инновационных технологий) - на это сверху накладывается повальное недофинансирование, при которым у предприятия два пути: заменить 1% оборудования с нулевой эффективностью, но на инновационных технологиях, либо заменить 5% оборудования, получив бОльшую экономическую эффективность за счет масштаба, приведя в порядок (относительно первончального состояния) бОльший объем оборудования. И что же предприятие должно выбрать? Особенно если износ выше 70%...

ИТОГО: Ничего нового инициатива не предлагает. 

Конечно, нужно это делать. Сети изношены. Мы сидим на тарифе и за счет каких-либо производственных программ сократить уровень износа невозможно. Для этого нужны большие вложения. 

Мы сейчас включаем замену сетей в инвестиционные программы, но большинство работ по сокращению уровня износа сетей должно делаться в производственном порядке. Я считаю, что так было бы правильнее. И этим надо заниматься ежедневно, ежегодно в течение всего производственного периода. 

Сокращается только период, а износ может быть уменьшен. Мы включаем эти мероприятия в инвестиционные программы, потому что идут дорогостоящие работы. Это связано, во-первых, с земляными работами. Во-вторых, меняем металл на термопластик. А для того, чтобы это не ложилось на тариф, эти мероприятия лучше закладывать в инвестпрограммы, разделяя на несколько лет. 

Мы для решения этой задачи разработали долгосрочную инвестиционную программу. Проблемы в нашей отрасли характерны для многих регионов страны – это повышенный износ тепловых сетей и котельного оборудования, технологическая отсталость, дефицит и избыток мощностей по отдельным районам. Все эти негативные факторы тормозят динамичное развитие города. Можно много говорить о проблемах, но сами они никогда не разрешатся, необходимы системный подход и долгосрочное планирование. Естественно, делалось это всё не сразу. В совокупности на решение всех поставленных задач потребовалось около трех лет. На основе  долгосрочной инвестиционной программы у нас разработана схема теплоснабжения города в соответствии с генеральным планом развития и застройки города. То есть система теплоснабжения не должна отставать от развития города, чтобы обеспечивать его растущие потребности необходимыми мощностями.

Это вопрос надежности. Если кто-то не включает эти мероприятия в инвестпрограммы – это преступление. Инвестиции – это что? Все считают экономический эффект, сколько что принесет. Но энергетика – это прежде всего надежность и не всегда можно посчитать эффективность, нельзя путать колбасу с энергетикой. Это неправильно. 

На наш взгляд, решение проблемы износа сетей не в том, чтобы сделать мероприятия по замене сетей приоритетными, а в том, чтоб найти их источник финансирования. Тарифные источники ограничены, за их счет у РСО нет возможности осуществлять замену ветхих сетей в требуемом объеме. Поэтому уровень приоритетности мероприятий не оказывает влияния на снижение износа сетей. 

Думаю, что нужно это делать. При ограничении тарифа на государственном уровне, конечно, других средств недостаточно. За их счёт невозможно в короткие сроки единовременно привести в порядок сети, которые находятся в неудовлетворительном состоянии. 

Конечно, нужно это делать. Сети изношены. А есть старые дома, в которых всё нужно менять в кратчайшие сроки и практически полностью. Без включения в инвестиционные программы найти на это средства не получится. 

Включать эти мероприятия в инвестиционную программу более эффективно, рационально, хотя не надо пренебрегать и производственными программами. 

Нужно эти мероприятия включать в инвестиционные программы. Ведь износ сетей имеется значительный. Для того, чтобы их привести в порядок, нужны огромные деньги, которые сегодня выделяются из тарифа, но не в таком большом количестве, который нужен для восстановление системы и доведения до нормального состояния. Фактически должна быть федеральная программа, которая решила бы этот вопрос в течение трех лет. Сами предприятия будут этим заниматься лет тридцать. 

Конечно. Уровень производства и изношенности сетей такой по объему, что средств не хватает. Расходы на подобные мероприятия лучше включать в инвестиционные программы. Тогда более высока вероятность их реализации.  

Сети ТСО (территориальных сетевых организаций) действительно очень сильно изношены. Не подлежит сомнению тот факт, что необходимо включать в инвестиционную программу мероприятия, направленные на сокращение уровня износа сетей. Даже реконструкция сетей, проводимая для осуществления технологического присоединения не позволяет обновить их в требуемом объеме. В инвестиционную программу включаются в основном мероприятия по реконструкции, модернизации, новому строительству сетей, в соответствии с планом развития города. Однако, в условиях городов, где вся земля в коммуникациях, сложно найти новые трассы для строительства сетей. Приходится резервные линии, предназначенные для замены изношенных сетей, да и новые, прокладывать в обход уже существующих коммуникаций. А это требует увеличения затрат.

И самая главная причина кроется в том, что источником инвестиций при технологическом присоединении выступает прибыль после налогообложения. ТСО вынуждены заплатить все платежи из прибыли, а затем осуществлять финансирование инвестиционной программы. При этом ТСО, доля в уставном капитале которых составляет более 50%, становятся заложниками ситуации. С одной стороны, муниципалитет, в соответствии с решением Городской Думы, принимает решения о пополнении казны города за счет отчислений части прибыли за пользование имуществом. С другой стороны, ТСО вынуждена выполнять принятые на себя обязательства по договорам и выполнять инвестиционную программу. Таким образом, ТСО с различной формой собственности оказываются в неравных условиях.

Кроме того, в настоящее время в постановления Правительства РФ вносятся дополнения, ухудшающие положение ТСО, доля в уставном капитале которых составляет более 50%. Так например, внесены изменения в постановление Правительства РФ № 427 от 18.05.2009 г. (с изменениями от 23.01.2017 №51), в соответствии с которыми должна проводится проверка сметной стоимости объектов капитального строительства. Ранее такого положения не было. Подобная ситуация приводит к росту стоимости объектов капитального строительства и увеличению сроков строительства, так как проверка сметной стоимости составляет до 30 рабочих дней, а в соответствии с «дорожной картой», утвержденной распоряжением Правительства области, максимальное число дней, которое отводится на выполнение мероприятий по технологическому присоединению составляет 70 дней.

Конечно. Это источник амортизации, а амортизация предполагает компенсировать износ. Закладывать траты на сокращение уровня износа сетей в инвестиционные программы – это наиболее рационально, эффективно. Новое строительство у нас идет за счет источников присоединения, а существующие сети, их амортизацию мы компенсируем за счет инвестпрограмм.  

Я считаю, что сокращать уровень сетей нужно за счёт производственных программ. У инвестиционных программ несколько другие цели – развитие и строительство новых объектов, установка энергосберегающего оборудования

Конечно. Средств из других источников просто не хватит на мероприятия по сокращению уровню износа сетей. Сетей, как известно, у водоканалов, много. И состояние их оставляет желать лучшего. Мы уже сейчас включаем эти затраты в инвестиционные программы. 

Мы уже сейчас это делаем. Такая система работает, вполне успешно. Инвестиции предназначены для улучшения. В данном случае речь идет об улучшении сетей.  Конечно, привлекаем средства и из других источников. Используем все возможности. 

Я думаю, что нужно это делать. В инвестиционную программу в любом случае включается амортизация. Так что обновление сетей туда попадает автоматически. Другие источники тоже нужно, конечно, направлять на сокращение уровня износа сетей, но это более проблематично. 

Сегодня уровень износа объектов жилищно-коммунального хозяйства составляет 67 процентов. Многие из них имеют такую физическую и моральную «бороду», что их давно пора закрывать: они устарели настолько, что являются источниками затрат, которые несут в первую очередь граждане нашей области. Из-за оборудования, которому не один десяток лет, происходят отключения, сбои. Модернизация сферы ЖКХ – это, наверное, единственный путь. Так, например, за последние два года заменили 10 источников теплоснабжения – то есть котельных – общей мощностью около 60 мегаватт, –Что мы имеем в результате? Снижение потребления газа на 15–20 процентов и энергии – на 25–30. И уменьшили численность персонала на 50 с лишним человек. Котельные работают практически в автоматическом режиме.

В Калужской области, я считаю, не стоит этого делать. Сети, конечно, изношены и очень старые, но в нашем предприятии политика немного другая. Для нас более важно сейчас не сети ремонтировать, а поставить в первую очередь на учёт датчики, электросчетчики. Мы для себя приняли такую политику: сначала надо посчитать всё и увидеть реальный объем потерь. Всё убыточно, конечно, меняем сети, зачастую в аварийном порядке, но мы решили сделать вот таким образом. 

25.01.2017
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Обеспечить на законодательном уровне гарантии по возмещению ресурсоснабжаюшим организациям выпадающих доходов

Действующим законодательством прямо не установлена безусловная обязанность государства по возмещению предприятиям выпадающих доходов в полном объеме. Исходя из этого, органы местного самоуправления выплачивают компенсацию выпадающих доходов, основываясь на наличии денег в собственном бюджете, а также на возможных поступлениях из областного бюджета. Никаких экономических предпосылок к тому, чтобы доходы местного бюджета увеличились в ближайшие 5-10 лет, нет. Если у предприятий не будет гарантий получения этих денег, то остается единственный выход – переходить на 100-процентную оплату потреблённой населением энергоресурсов.

Они на самом деле есть, закреплены на законодательном уровне. Только федерация закрепила это за субъектом. А у субъекта нет денег. Законодатель свое дело сделал, но денег не дал, поэтому эта формула не работает.

У нас правила ценообразования предусматривают, что в случае, если в предыдущий  период регулирования были какие-то недополученные доходы, то их уполномоченный орган должен учесть в следующем году. Но это все формально. Он учтет, а расходы обрежет, чтобы вписаться в те же самые декларированные проценты. 

Однозначно, это бы улучшило ситуацию. Сейчас такие обязательства, вроде бы и есть, но возмещать выпадающие доходы нам никто не торопится

Терян Григорий
Григорий Терян
ЭКСПЕРТ
31.01.2017

Это главная задача для создания благоприятного инвестиционного климата. Мы всегда «за» как за совершенствование действующих механизмов возмещения (выпадающих расходов, недополученных доходов, компенсации межтарифной разницы), так и за установление дополнительных гарантий.

Мне кажется, что в этом вопросе (идеи) смещали некоторые нюансы:

1.       Не указана причина возникновения выпадающих доходов. Если выпадающие доходы действительно возникли за счет снятия «последней мили» в электроэнергетике – это одна проблема и ее в настоящее время пытаются снять за счет увеличения тарифов для крупных предприятий. Без комментариев! Если возникла в рамках неправильного тарифного регулирования или перераспределения НВВ, то это другая проблема, которую нужно решать на субъектном уровне, но, на мой взгляд, не за счет субсидий (и т.п.) областных (республиканских) бюджетов. Потому что нужно анализировать, почему это проблема возникла: предприятие завысило свои ожидания по выручке и т.д.

2.       Как правильно заметили мои коллеги, в соответствии с действующим законодательством ресурсоснабжающие организации имеют право на возмещение выпадающих доходов, возникших по итогам периода регулирования. Но на практике регулирующие органы в основном не принимают данные затраты для формирования тарифного меню в следующих периодах. Возникает проблема, когда предприятие потратило свою расходную часть, взяв при этом коммерческие кредиты, а доходы не позволили обеспечить их возмещение. И получается следующая проблема: «закредитованность» таких предприятий.

3.       100 процентная оплата за потребленные энергоресурсы. Не указаны - какие потребители будут оплачивать 100 процентов. Допустим, население. Если это происходит из-за перекрестного субсидирования, то регулирующие органы и ресурсоснабжающие организации обязаны следить в режиме реального времени за экономической ситуацией и вносить правки в тарифное меню в рамках тарифных границ, а также предприятие обязано снижать операционные расходы.

И как следствие, я вижу, что в настоящее время в субъектах растет проблема с «неравномерным» тарифным распределением между группами потребителей и как вывод – это рост выпадающих доходов. В отношении гарантий – я против, так как норма возмещения существует, но она не работает. Тем более, экономические гарантии в данной экономической ситуации могут дать регионы с профицитным бюджетом. А их число в РФ все сокращается и сокращается.

В такой ситуации я вижу очевидное решение - только в более оперативной работе с регулирующими органами и сокращением (оптимизации) затрат самой ресурсоснабжающей организации. Ведь кредитом проблему не решить, ее можно только усугубить!

При такой ситуации мы бы понимали, что эти средства в обязательном порядке будут получены и, значит, можно строить какую-то политику привлечения средств, развития. Можно будет планировать свои действия более чётко. Сейчас выпадающие доходы не всегда компенсируются. Понятно, что у бюджета есть свои проблемы, но по выпадающим нам постоянно приходиться вести дополнительную работу. 

Было бы хорошо, но мы за десять лет не из каких источников не получили ни копейки. Только собственные средства и  наша инвестиционная программа. 

Конечно, если бы нам компенсировались выпадающие доходы, то можно было бы говорить о более благополучном положении предприятия. Нам не компенсируют ничего. 

Это было бы большим плюсом для водоканала. И для финансового благополучия, и для планирования, и для развития. Пока возмещение выпадающих доходов – дело случая. Причём, весьма редкого. 

Нам практически не компенсируют выпадающие доходы. Такие гарантии и возмещение дали бы финансовую стабильность предприятию. Если я в год трачу 26 миллионов, а компенсируют мне только 14, то откуда я возьму ещё 12?  Это мои выпадающие доходы. И я закрываю их за счет за счет платы на подключение, за счёт других доходов, которые могли бы пойти на развитие предприятия. 

Если бы это было и методики такие служба по тарифам применяла, конечно, ситуация была бы другой. Нам включают выпадающие доходы в тариф. Но одной рукой дают, а другой убирают, потому что есть предельный индекс роста тарифа. Мы в свои экономически обоснованные тарифы включаем все. Они превышают этот предельный индекс и тогда нам режут самую незащищенную статью – капремонт. 

На самом деле механизм закреплён. Выпадающие доходы включаются в тариф и учитываются в течение трех лет. Нам возмещают. Другое дело, что этот механизм надо было бы более детально и подробно прописать. Ведь нет чёткого понимания, в каком объеме возмещать. Если мы говорим о теплоснабжении, то у нас реализация меняется в том числе из-за погодных условий, на которые никто не может влиять. И нам могут сказать, почему мы должны включать вам выпадающие доходы, если вы не реализовали тепловую энергию просто в силу того, что была теплая зима. Надо более конкретный механизм прописывать. Если возмещать, то в какой части. Если не в полном объеме, то в каком тогда.  

Появление законодательных гарантий позволило бы нам расширить инвестиционную программу и осуществлять не аварийный ремонт, а плановую замену. Это повлияло бы в целом на развитие компании, перспективу. На сегодняшний день мы планируем инвестиционные программы, но ограничены в возможности обновления сетей. У нас очень большой объем сетей, и мы можем обновлять не более пяти процентов сетей в год в силу того, что возврат инвестиций сложен. 

Это было бы очень хорошо, потому что сейчас выпадающие доходы нам не компенсируют. Если бы компенсировали, то у нас были бы дополнительные средства, которые можно было бы пустить на развитие производства. 

Это все прописано в действующем законодательстве, вот только есть маленькая проблемка... даже две...

Первая: предельный уровень тарифа (или индекс роста тарифа). Уперлись в него - Вам формально компенсировали выпадающий доход, попутно зарезав ремонты и прочие составляющие. Иначе - социальный взрыв и повальные неплатежи.

Вторая: дефицит бюджета региона. Можно было бы провести компенсацию из бюджета, ведь это тоже деньги налогоплательщиков, вот только профицитных регионов мало, дефицитных много... Проблемка...

Теперь о предоплате - каким образом Вы предлагаете это осуществить? Как контролировать и как ограничивать? Электроэнергию можно отключить, а тепло? а водоотведение?

Конечно, хорошо было бы. Нам не компенсируют ничего. И это общероссийская проблема. Возмещают эти расходы только в некоторых частных организациях. А у нас же хозяева муниципалитет. Нет денег и всё. Кстати, законодательно возмещение выпадающих доходов итак прописано, но это не работает. 

Нам никто ничего не компенсируют. Только на арендованных сетях идёт компенсация, но не в том количестве, которое должно было бы быть. Если бы возмещали в обязательном порядке, то, конечно, это стало бы большим плюсом для предприятия. 

Это было бы хорошо для предприятий, которые имеют в обороте собственные средства – для планирования, для развития, для экономической стабильности, в конце концов.  А для остальных это не имеет  значения. 

Нам и сейчас компенсируют выпадающие доходы. У нас экономически обоснованный тариф. Населения платит меньше. Нам разницу компенсируют. Но у нас есть кредиторская задолженность. Она не включена в тариф и душит предприятие. Для примера скажу, что мы отдаем каждый третий рубль на погашение кредиторской задолженности. 

Мы в течение пяти лет с этим боремся. И нам не возмещают. Между тем, существуют определенные риски при производстве тепла и горячей воды. И получаются большие затраты на ремонт. Они, бывает, превышают заложенную стоимость. И погода сказывается. Если тепло, то у нас меньше доходов. А долги растут. И нам ничего не компенсируется. 

Нам по закону итак обязаны возмещать, но вопрос в другом. На сегодняшний день уровень роста тарифа не позволяет все выпадающие затраты включить. Так что для обеспечения надежности нужны государственные инвестиции. 

В настоящее время возможность компенсации выпадающих расходов предусмотрена лишь за счет тарифов, устанавливаемых в последующие периоды. Но данная возможность ограничена предельным ростом платы граждан за ЖКУ.  Иными словами, возможный рост тарифной выручки - фиксированная величина, и в случае её расходования на компенсацию выпадающих расходов невозможно будет учесть инфляционное повышение цен на закупаемые материалы, работы.

Бюджетные источники возмещения выпадающих доходов законодательством не предусмотрены. 

На государственном уровне возмещение выпадающих доходов предусмотрено. В части тарифов на тепловую энергию. Но те ограничения по росту тарифа, которые устанавливаются, не позволяют получить необходимый объем компенсации выпадающих доходов. И мы в результате не можем себе позволить нести расходы без гарантий, что они будут компенсированы. Если бы ситуация изменилась, то, конечно, это благоприятно сказалось бы на работе предприятия. 

Это было бы правильно. У нас выпадающие доходы – это очень значительная сумма. И если бы они возмещались, то мы могли бы планировать свои действия, расходы, доходы, развитие более эффективно.

Было бы неплохо, конечно, но речь идёт о не очень значительных суммах. Это стало бы просто хорошим бонусом, плюсом для работы предприятия. Но этих денег не хватило бы даже на обслуживание. 

Это было бы нужным, хорошим делом. Объем выпадающих доходов бывает порою весьма немалым. И, конечно, ни одно предприятие не хотело бы терять своих денег. Возмещение выпадающих доходов могло бы сыграть неплохую роль в поддержке работы предприятия. 

Вероятно, речь идет о компенсации выпадающих расходов частично финансируемым из бюджета предприятиям, каковыми в регионах являются теплосбытовые компании. Что же касается ТСО в электроэнергетике, то здесь возникает временной разрыв между вложениями предприятия и возмещением выпадающих расходов в последующие периоды регулирования, что в свою очередь приводит к необходимости формирования «кредитного портфеля», покрытие которого невозможно ввиду отсутствия дополнительных доходов. Выпадающие доходы компенсируются ТСО за счет тарифов, устанавливаемых на последующие периоды с учетом роста индекса цен на услуги, превышение которых выше предельного уровня не допускается.

Они и сейчас есть, это определено законом. И нашему предприятию выплачивают выпадающие доходы. Конечно, это растягивается на многие годы, но с другой стороны руководство предприятий должны планировать свою деятельность, понимая, что им не могут безмерно возвращать.

На законодательном уровне эти гарантии уже прописаны, но хотелось бы, конечно, чтобы нам выплачивали все выпадающие доходы, а не малую их часть. Это очень большие деньги. Мы не можем их закладывать в наши планы доходов и расходов, потому что неизвестно, сколько будет возмещено. Не можем полноценно планировать свою деятельность. 

Эти гарантии есть. Но вопрос опять в бюджетной обеспеченности. Через суд точно можно получить). 

Тариф предусматривает, что выпадающие в этом году доходы должны вернуться в регулируемый период следующего года. Так что гарантии по возмещению, в принципе, в предусматриваются. Но есть потолок роста тарифов, так что превышение могут включить, а другие затраты уменьшить. И что тут не придумывай, выйти за потолок роста тарифов нельзя. Мы, конечно, пишем, что затраты оказались выше, но есть решение об индексе роста и если нам это повышение включат, то просто уменьшат другие наши затраты. Никто не сделает же тариф больше, чем предусмотрено государства. 

Мы несем очень большие потери по выпадающим доходам. И, конечно, их возмещение положительно бы сказалось на работе предприятия. Особенно если бы вновь не складывалась такая ситуация, что с одной стороны нам как бы гарантируют компенсацию, а с другой обосновывают её невозможность. 

Нам бы это помогло. Особенно по электрике. На нашем предприятии это основная статья затрат, потому что насосы старые, съедают очень много электроэнергии. Если бы нам компенсировали выпадающие доходы, можно было бы провести модернизацию. Установить менее энергозатратное оборудование. 

25.01.2017
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Инвестирование участником собственных средств в рамках конкурса на заключение концессии считать неоспоримым преимуществом

Абсолютное большинство концессий в области ЖКХ не включают инвестиционных обязательств: фактически это арендные договоры, переписанные в соглашения иного рода вне конкурса. Одновременно существует операторский тип концессий, по которым инвестиции в модернизацию инфраструктуры осуществляются исключительно за счёт надбавки в тарифе на жилищно-коммунальные услуги. Незначительная часть концессий работает по инвестиционной модели, когда вложения в обновление сетей осуществляются за счёт внешних источников. Предлагаем, при прочих равных условиях, считать победителем конкурса того концессионера, который планирует инвестировать в развитие объектов ЖКХ собственные средства.

Какие у предприятий есть собственные средства, кроме тех, которые им утвердил орган регулирования? В последние годы мы наблюдаем, что для сферы водоснабжения-водоотведения устанавливается очень низкий рост тарифа. Какие при этом могут быть инвестиции? И концессионер будет работать в той же организации водопроводно-канализационного хозяйства, в которой установлен тариф. Зачем ему такие «преимущества»?

Мы сами арендуем сети водоснабжения, которые городу принадлежат, хотя у нас не концессионное соглашение. Что же касается средств и преимуществ, то по большому счету не очень важно, откуда деньги, заработанные предприятием или заемные. Главное, чтобы был обеспечен возврат этих инвестиций. Только тогда бизнесмены будут вкладывать финансы в какие-либо проекты.

Терян Григорий
Григорий Терян
ЭКСПЕРТ
31.01.2017

Фантастические сценарии нет смысла рассматривать: свободный капитал идет в те отрасли, где есть гарантия возврата инвестиций и прибыль. Если в сфере ЖКХ мы постоянно обсуждаем, как все-таки гарантировать инвестору возврат его произведенных расходов, расчетная предпринимательская прибыль, заложенная в тарифе по факту, тратится на неучтенные расходы, о чем можно вести речь?

Я считаю, что вложение средств – это первоочередное. Это подтверждение, что предприятие будет объект развивать, у него для этого есть целевые деньги. 

Какая разница, какие деньги, заемные или собственные. Конечно, собственные дешевле, но подходить к этому с этой точки зрения неправильно. Вопрос в самой концессии. На сегодняшний день хороших примеров концессий в России нет. Если мне приведут пример, я сразу поеду смотреть. 

Концессия в Волгограде, плохой пример?

Я вообще отрицательно отношусь к концессиям. Я считаю, что это чистое зарабатывание денег. Это будет растаскивание предприятия. Придет какой-нибудь инвестор, который хочет прибыль получить за счёт роста тарифа. И ни к чему хорошему это не приведёт. Он, конечно, изначально заявит, что хочет вложить свои средства в развитие предприятия, но на самом деле у него одна цель – заработать на этом. 

Могу только отметить, что концессия на сегодня – это вложение денег в развитие предприятия и возврат их через тариф. Это главная цель инвесторов – вернуть свои деньги. Если бы государство, регион или субъект принимали бы на себя часть нагрузки, то для жителей было бы немного лучше. Возможно, изменилась бы и работа концессионных предприятий. Основная проблема водоканалов – большая протяженность сетей и большой процент износа. И если в чистом виде все эти траты закладывать в тариф, то какой он будет? Это до волнений народных может дойти. 

Я однозначно сказать не могу, но мы бы не хотели, чтобы кто-то пришёл, с деньгами или без, и потом начались бы проблемы. Мы специалисты, работаем в этом городе, всё знаем. А могут появиться чужие люди, потом будут претензии. Мы стараемся не привлекать никого со стороны. 

Мы отказались от концессии в прошлом году только из-за того, что все потенциальные концессионеры не хотели вкладываться, а хотели просто поднять тарифы и эти деньги вложить в предприятие. А это можно и без концессии сделать. Только  невозможно поднять тариф до такого уровня, какой требуется, чтобы всё окупилось.

Я ни одного концессионера не знаю, чтобы он пришёл с портфелем денег и начал вкладывать, не извлекая прибыль. Зачем он будет вкладывать в инфраструктуру, если это всё равно все включается в тариф? Он в любом случае начнет с того, что должен экономически обосновать тариф. А это обычно резкий скачок, на 20, а то и 50 процентов. Инвестор пришёл, он хочет деньги «отбить», да ещё и с процентами через определённый срок. Никто не придёт и не скажет: я пришел вас на десять лет профинансировать и мне не нужна прибыль. Таких я не видел. Инвестор со стороны будет проталкивать свои программы, оборудование, которые выгодны ему. Он будет везде закладывать высокую рентабельность. Это, конечно, повлияет на какие-то показатели. И всё ляжет на тариф. 

Закон о концессии не всех устраивает. Почему концессионер со стороны приходит, ставит своих людей, проводит сокращения, увольняя квалифицированных специалистов? Через пять лет он уходит, а предприятие осталось ни с чем. Я не знаю пока положительных примеров концессии.

Если бы было четко видно в конкурсе по документации, кто хочет инвестировать, вкладывать, а кто идёт просто «срубить» денег, то такая дифференциация была бы интересной и правильной. 

В конкурсной документации видны все ограничители по тарифной выручке: максимальные значения долгосрочных параметров регулирования, предельных рост НВВ в каждому году концессии. И эту информацию дает регулятор. А еще есть задание, на основе которого определяются инвестмероприятия. Так что здесь все зависит от того, насколько грамотно подготовлена документация. Поэтому при ответственном подходе на стадии конкурса можно "отсечь" тех, кто хочет просто "срубить" денег. 

Мы планируем оформить концессию. Присматриваемся к ней со всех сторон, но, к сожалению, закон о концессии очень сырой и имеет много подводных камней. Например, для нас, как работающей ресурсоснабжающей организации, непонятно полное отсутствие требований к концессионеру в законе. Последние изменения вступили в силу в январе, они дают нам это право выйти с инициативной концессией, что уже хорошо – но при этом есть оговорка о том, что концидент обязан опубликовать эту информацию на сайте закупок и 45 дней ждать предложений еще от кого-либо. Любая компания-однодневка может заявится, потому что в законе нет требований ни к опыту, ни к чему-либо еще. Небольшого уставного капитала и вчерашней регистрации будет достаточно, чтобы заявиться. Требований нет вообще никаких. Между тем, страна уже столкнулась с электронными торгами и все знают, как часто появляются компании с непонятными целями. 

Все эти вопросы решаемы. Но подводных камней и нюансов действительно много. Можете написать мне на почту (в профиле есть), пообщаемся по этой теме, если есть желание. 

Я плохо к концессии отношусь. Для заключения подобных договоров приходят предприниматели, которые собираются заработать денег. Причём, не просто заработать, а, зачастую, разорить при этом предприятие. Я не знаю таких, кто приходил бы вложить свои деньги для развития. 

"Сферическое предложение в вакууме" (с)

"считать победителем конкурса того концессионера, который планирует инвестировать в развитие объектов" Это... как? "Я хороший парень инвестор, поверьте мне, я пришел не получать прибыль, а закапывать деньги у Вас в огороде!" - так что ли? Основная задача капитала - произвести еще бОльший капитал. Пока нет четкого понимания, каким образом обеспечивается возврат инвестиций, а также прибыль для инвестора - на такие предложения стаей слетятся авантюристы, чтобы за счет концессии за год-два получить деньги, обанкротить контору и сбежать...

Наверное, надо это делать. Мы готовы принять участие в такого рода соглашениях. В 2015 году уже один проект завершили большой по концессионному соглашению. Надеюсь, с 2018 еще начнем. Но пока начинаем за счет субъекта и нашего города проект стоимостью больше двух миллиардов – реконструкцию очистных городских сооружений. И пока на территории Курской области ни один предприниматель не проявляет интереса к вложениям в наш объект. И из других регионов тоже не приезжали. Вот сейчас узнали, что дадут деньги на проект, и поехали… 

Вряд ли найдутся люди, которые хотят вложить деньги в коммуналку. Так что особого выбора при заключении концессионных соглашений нет. 

Преимуществом это считать можно, только ведь невозможно понять, хочет ли человек вкладывать деньги или просто идет заработать на тарифе. Это непрозрачная система.

Я не вижу интереса инвесторов к нашему предприятию, потому что на тарифе заработать нельзя. Это не привлекательно. Надо обеспечивать привилегии для тех инвесторов, которые готовы вложиться, используя свои средства. Чтобы после того как человек вложился, заменил какую-то часть сетей или обновил оборудование, у него была бы возможность заработать. Сегодня этого нет. 

Конечно, нужно это сделать, потому что концессионеры делают очень просто. Они получают определенный опыт от концессии и подают документы на возмещение из бюджета. Это уже становится очередным источником зарабатывания средств. 

Система заключения концессий сейчас абсолютно прозрачна, проверяется все, но, тем не менее, как вы поймете, что человек собирается сделать. У нас приходили французы, другие инвесторы. Они готовы были вложить большие деньги, но спрашивали, где гарантии возврата инвестиций. Напишите нам цену. Мы не можем. Напишите нам формулу, по которой будет строиться тариф. Мы и этого не можем, потому что у нас тариф утверждается каждый год. А как он утверждается, это по большей части загадка. Есть политическая составляющая, учитываются возможности экономического развития и возможность потребителя платить. Поэтому не придет инвестор.

Надо это делать, но следует учитывать, что особых денег в этой сфере нет, и желающих вложить средства в предприятия ЖКХ мало. И практически невозможно найти инвесторов, которые не хотят получить отдачу…

Конечно, нужно смотреть, имеет ли инвестор основной капитал, солидный объем средств. И отдавать предпочтение тому предпринимателю, у которого это есть. Инвесторов в ЖКХ, конечно, мало, но это не значит, что нужно пропускать в эту сферу всех желающих. 

Конечно! Ведь они все приходят с заёмными средствами, а потом все эти долги ложатся на предприятие. И мы все знаем, что из этого получается. Предприятия в итоге остаются ни с чем. Это должно быть обязательным условием. Сейчас в концессию и идут те организации, которые не имеют своих средств. Исключительно заёмные средства. И претендуют на такую роль – концессионера… 

Любой руководитель должен быть заинтересован и в контракте это должно быть отражено. По федеральному закону сейчас все сети должны передаваться в РСО. Исходя из этого РСО должны получить какие-то условия, при которых 

Это очень важно, чтобы концессионер имел собственные средства, а не заёмные. И, конечно, при проведении конкурсов это должно учитываться. Ведь если предприниматель приходит с заёмными деньгами, это уже должно насторожить. После концессий с такими участниками ситуация на предприятии может намного ухудшиться. 

На сегодня нет таких инвесторов, которые, могли бы вкладывать свои средства в развитие коммунальной энергетики. Все затраты регулируются на законодательном уровне. Увеличение тарифа более чем на индекс роста потребительских цен невозможно. Все инвестиционные проекты – по торгам.

Это не принципиально. Ведь участники конкурса занимают деньги под собственные активы и несут ответственность за кредитные средства. Главное, что они у них есть. 

Я считаю, что заёмные средства могут впоследствии удорожить тариф концессионеров, поэтому вряд ли стоит допускать таких участников до конкурса. Ведь им нужно вернуть не только вложенные средства, но и проценты по ним. И ещё при этом получить доход. 

По-моему надо наоборот стимулировать привлечение заемных средств. Откуда собственные то взять? Да и дороже они на самом деле могут оказаться. В экономике масса невостребованных денег. Объем доступного капитала финансовых институтов превышает число проектов. Проблема в том, что на рынке почти нет качественно подготовленных проектов. Некуда размещать деньги. На подготовку проектов нужно сделать акцент - проработку механизмов, позволяющим вернуть деньги инвестору, а муниципалитету получить качественно функционирующую инфраструктуру. 

Деньги не пахнут. Какая разница, чьи они. Другое дело, куда он вложит проценты по своим кредитам. Такой вопрос, конечно, появляется. Есть повод задуматься.

Мы работаем на концессионном имуществе и с собственными средствами, и с заёмными. Это не так уж и важно. Главное, чтобы были деньги, и они вкладывались бы в развитие предприятия. 

Тульская область нуждается в значительных инвестициях для обновления «коммуналки» – это очевидно. Но чтобы проблемы тепло- и водоснабжения, водоотведения перестали быть головной болью, требуется вложить астрономическую сумму – более 50 миллиардов рублей. Понятно, что бюджетных денег для решения многолетней проблемы однозначно не хватит. Законодатель сказал: концессионное соглашение – это панацея для ЖКХ, участие государства и бизнеса позволит модернизировать сферу. Судите сами: федеральный бюджет готов субсидировать до 60 процентов инвестиций в жилищно-коммунальное хозяйство. Мы должны составить по муниципалитетам дорожную карту по максимальному числу объектов ЖКХ. Это уже сделано, скажем, в Московской области. Нам необходимо передать объекты в концессию, для чего нужно провести описание и оценку состояния, составить инвестпрограммы.

В коммунальную сферу бизнес никогда не будет вкладывать инвестиции, если предприятия этой сферы, с точки зрения организационно-правовой формы, являются государственными или муниципальными унитарными предприятиями, т.к. такие предприятия не наделены правом собственности на закрепленное за собственником имущество. Поэтому акционирование государственных и муниципальных предприятий ЖКК можно рассматривать как механизм экономического оздоровления.

Концессия, на мой взгляд, недостаточно разработанный инструмент, особенно в части контроля. Кто и как застрахован от недобросовестных концессионеров? Проще и эффективнее  выделить инвестиции муниципалитетам, им же передали сети. И контроля при этом больше, и Общественные центры могут проверить . При таком подходе будет больше коэффициент отдачи именно для населения.

 "За", в этом состоит смысл и суть концессии, такой позиции придерживаются суды в спорах по исполнению концессионером своих обязательств по реконструкции объектов концессионного соглашения.

25.01.2017
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Отменить регулирование в сфере технологического присоединения

Поступательное экономическое развитие в современных условиях требует наличия доступной инженерной инфраструктуры. Наиболее эффективным инструментом регулирования взаимоотношений между хозяйствующими субъектами в условиях рыночной экономики является конкуренция. Очень часто ресурсоснабжающие организации заинтересованы в том, чтобы увеличить количество подключений, и готовы опустить размер оплаты ниже расчетной величины. Предлагаем отменить государственное регулирование в сфере техприсоединения. Это позволит стимулировать РСО к сокращению издержек, оптимизации своих инвестиционных программ и повышению эффективности использования объектов инфраструктуры.

Пусть остается. Это же больше интересе между застройщиком и водоканалом. Сколько стоит труба, столько застройщик и заплатит. А если не хочет платить, значит, не получит воду. А регулируется это присоединение или нет, это не принципиально. 

Терян Григорий
Григорий Терян
ЭКСПЕРТ
31.01.2017

К вопросу отмены регулирования деятельности естественных монополий нужно относиться аккуратно, поскольку такое регулирование введено прежде всего для защиты интересов абонентов, и в ином случае могут быть злоупотребления со стороны монополистов. Тем более, когда экономический стимул снижения цены подключения ради новых подключений не работает - на практике увеличение количества абонентов не дает улучшение экономики проекта.

Я думаю, что не нужно отменять. Вопрос непростой, конечно, но на данном этапе не стоит, потому что сетевая компания будет побольше добиваться большей выгоды, а это может обернуться спорами, судебными разбирательствами, обращениями в антимонопольный комитет. Вот сейчас установили стандартизированные тарифы и работаем. Другое дело, что они должны быть объективными, но те, что сейчас есть, они близко к этому подходят. 

Я бы отменил. Мы с этим сталкиваемся. Есть правила выдачи условий присоединения. Это надо регулировать в рамках договорных отношений РСО и того, кто желает подключиться. Обсуждать стоимость, технические особенности и решать. А когда это попадает к регулятору, то все это затягивается, мешает работать. 

Эммм... А кто запрещает снизить стоимость технологического подключения прямо сейчас? Вам регулятор еще и спасибо скажет - ниже, это не выше. Вот только по факту - регулирование естественных монополий по техприсоединению производится "обрезкой сверху", а никак не "снизу"... Инициатива однозначно приведет к взлету стоимости подключения в неведомые дали... А при наличии монополии - присоединяемый абонент будет вынужден платить, платить и еще раз платить...

Еще раз: "стимулировать РСО к сокращению издержек, оптимизации своих инвестиционных программ и повышению эффективности использования объектов инфраструктуры" - задача именно регулирования естественных монополий, что и происходит сейчас. Зачем монополии сокращать свои издержки, если они ничем не ограничены, а на весь объем работ "накидывается" добавленная стоимость?

Нам, бывает, мешает это регулирование, но чаще проблемы возникают с застройщиками. К понятным и чётким правилам всегда можно приспособиться.

Нельзя этого делать. Конечно, зарабатывать и вообще работать РСО это регулирование мешает, но если не будет регулирования, то ресурсоснабжающие организации могут такие цены и условия заявить, что никто не захочет присоединяться. С регулированием всё-таки больше порядка. 

Нет, не нужно отменять. У нас в последнее время идут достаточно большие конфликты. На наших сетях начинают присоединять объекты. И по сути дела технадзор должен стоять на нашей стороне. Но мы сталкиваемся с тем, что технадзор заключает договор с различными компаниями, которые используют наши сети и наши мощности. Этот вопрос нельзя упускать, иначе будет бардак

Думаю, что не нужно отменять. Сказывается человеческая натура и разные формы собственности. В любом случае кто-то должен выступать арбитром, регулировать. Не должно эту сферу государство отпускать. Это будет неправильно. 

Интереса РСО в увеличении количества подключений нет, её обязанность – подключить к централизованной системе любое обратившееся лицо. РСО не получает от подключений предпринимательскую прибыль, и заинтересована лишь в том, чтобы средств платы за подключение было достаточно для выполнения мероприятий по подключению. Отмена регулирования в данной сфере может повлечь за собой давление со стороны подключающихся организаций на РСО в вопросах снижения платы за подключение, что может крайне неблагоприятно сказаться на положении РСО.

 

Дело в том, что система централизованного теплоснабжения не развивается особо. Если говорить о воде, об электроэнергетике, то там любой объект, который строится, в любом случае, присоединяется. А в теплоснабжении новые объекты, в основном, сейчас строятся со своими источниками теплоснабжениями разного рода. К примеру, с мини-котельными. Идёт строительство с индивидуальным отоплением, и в сфере теплоснабжения регулирование бессмысленно. И если уж говорить о регулировании, то надо пойти по пути установления индивидуальных тарифов на подключение и присоединения. В других отраслях можно на год подсчитать необходимые затраты и в них уложиться, а у нас – нет. В прошлом году у нас только один объект был присоединен. Фактически сложилось, что у него индивидуальный тариф. Наверное, если оставлять регулирование в этой сфере, то в тепле дать возможность регулировать именно индивидуальные тарифы на подключение. Это позволит организациям возмещать те расходы, которые они несут на конкретное присоединение. 

Я думаю, что не нужно отменять регулирования. Если это сделать, то цены могут повысится. Возможен ещё больший беспорядок в сфере ЖКХ. Сейчас лучше вообще не отменять нигде регулирование и контроль. 

Конечно, надо отменить. Было бы правильно, если бы предприятие само устанавливало цены. Почему регулятор должен нам это диктовать, вмешиваться в нашу работу? Мы бы тогда работали более эффективно. 

Нет, отменять нельзя.  В любом случае должен быть порядок. Есть единая система, которая должна находится в одних руках. В каждом предприятии есть отдельные сооружения, сети, другое оборудование. И для регулирования необходимы правила, чёткость. 

С одной стороны регулирование упрощает жизнь организациям, которые хотят подключиться. А с другой стороны, ставит в неловкое положение ресурсоснабжающую организацию. Так что перемены вновь оставят кого-то в худшем положении.  Другое дело, что можно было бы работать по индивидуальному тарифу работать, но это не всегда просто и возможно. Не все идут на это. 

Отменять нельзя. Будет неразбериха. Врезаться в сети будут все кому не лень. При этом возможен вариант когда ТСО окажутся перед фактом присоединения. Пострадает надежность сетей.

Правила технологического присоединения обеспечивают возможность сохранить в собственности ТСО вновь построенные объекты электросетевого хозяйства, что обеспечивает качественный ремонт, обслуживание и оперативное управление сетями. Электрическая сеть является единой системой и дробление ее на множество частей, принадлежащих различным собственникам, приведёт к усложнению взаимодействия между собственниками и ущербу потребителям.

Думаю, что не нужно отменять.  В этом году мы пришли к оптимальному варианту, когда по региону установлены единые тарифы. Это позволяет выполнять технологическое присоединение на любом расстоянии. И тех, кто находится максимально близко, и тех, кто подальше. 

Может быть, совсем отменять не надо, но оно не должно оставаться таким, как сейчас. Это процедурно очень тяжело, порою неподъемно. Очень мешает работать. Регулирование в сфере присоединения необходимо упростить. 

Бывают разные условия, разные мощности присоединения. Здесь нужно, чтобы не возникло ситуаций, что человеку не дают присоединиться, требуя с него непомерных денег. И в то же время, чтобы РСО было удобнее. Должен быть благоразумный подход.

Совсем отменять не надо, но кое-какие изменения стоило бы ввести, чтобы водоканалам перестали получать что-либо по остаточному принципу, после электриков и газовщиков.  Отмечу, что в последние годы законодательство в этой сфере меняется  в лучшую сторону. Мы даже решили понизить некоторые нормативы на региональном уровне.  

Против: отмена приведет к ухудшению инвестиционного климата, к еще большему обострению в этом, и без того, проблемном вопросе, учитывая качество сетей и инфраструктуры. Плата за подключение является источником финансирования инвестпрограмм, утверждаемых в законном порядке.

25.01.2017
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Совершенствовать правоотношения по заключению регуляторных контрактов в отраслях, подлежащих тарифному регулированию

Очевидно, что коммунальное хозяйство требует модернизации, чему совершенно не способствует действующее по методу «затраты плюс» тарифообразование. При существующем формате регулирования организации не мотивированы на снижение издержек, а заинтересованы лишь в том, чтобы включать в тарифы как можно большие суммы. Одной из альтернатив существующей системе тарифообразования является метод регуляторных контрактов, когда субъект Федерации, город и ресурсоснабжающая организация подписывают соглашение, регулирующее подсчет тарифов. Предлагаем усовершенствовать уже имеющиеся правоотношения относительно заключения регуляторных контрактов в отраслях, подлежащих государственному тарифному регулированию. Введение института регуляторных контрактов позволит гарантировать РСО, неизменность установленных долгосрочных цен (тарифов), необходимых для реализации мероприятий инвестиционной и производственной программ. 

Регуляторные контракты – это соглашение об осуществлении регулируемой деятельности. Это просто формальность. Там написано, что орган регулирования устанавливает нам тариф, а мы обязуемся исполнять его положения. И все. Это просто формальность, неработающий документ. 

Терян Григорий
Григорий Терян
ЭКСПЕРТ
31.01.2017

По мере трансформации арендных отношений в концессионные необходимость в регуляторных контрактах будет отпадать, потому что все элементы этих контрактов там содержатся. Кроме того, регуляторные соглашения по своей сути не самостоятельны, они содержат ровно те обязательства по установлению тарифов и возврата инвестиций, которые есть в действующем законодательстве. Установление иных гарантий в соглашениях будет выходить за рамки бюджетных полномочий региональных и местных подписантов таких контрактов.

Пока не слышал о регуляторных контрактах. Сложно сказать, что они могут дать. Отмечу лишь, что раньше методика была, по которой не так считали выпадающие доходы и обоснованные. Брали объемы реализации за последние три года. А они снижались. Все начали экономить. Нам заведомо ставили завышенные объемы реализации. И расходная часть у нас был большая. В конце года выходило, что мы не столько реализовали, а тариф был уже занижен.  Они планировали нам 60 млн кубов  в год реализации, а у нас 45 было. 15 млн я не собрали прибыли, доходов. А планы уже были сформированы. И приходилось откладывать что-то и потом в срочном порядке делать. Мы накапливали таким образом срок амортизации, износ. 

Я знаком с этим понятием, но не сталкивался на практике. Хотелось бы почитать и посмотреть какое-то конкретное соглашение. Ведь его можно составить как в пользу ресурсоснабжащей организации, так и в пользу регулятора. Пока сложно что-либо анализировать и делать выводы. 

Пока не слышала о таком соглашении. Не очень понятно, в каком правовом поле оно будет реализовано. На сегодняшний день мы, например, работаем по экономически обоснованным тарифам. Есть и другой вариант тарифа, но законы диктуют нам работать только по одному из выбранных методов даже если мы открываем новый объект. Что касается долгосрочных тарифов, которые, как поясняется, могли бы дать регуляторные контракты, то мы бы при этом, конечно, понимали правила игры в длительном периоде. Это позволило бы нам чувствовать себя увереннее в реализации тех же инвестиционных программ. На сегодняшний день даже имея утвержденную программу, мы зависим от текущего законодательства. То есть, сегодня мы договорились, получили какой-то тариф, но в следующем году в законодательство буду внесены изменения, и вся наша замечательная система рассыпается. Отсутствие возможности полноценного долгосрочного планирования, понимания условий и правил игры не дает что-то планировать на достаточно долгий период. 

Не сталкивался с такими соглашениями, но из тевста сразу возник вопрос: "метод регуляторных контрактов, когда субъект Федерации, город и ресурсоснабжающая организация подписывают соглашение, регулирующее подсчет тарифов. " - а куда девать законодательство о тарифном регулировании? Эти соглашения что. будут ему противоречить? Дак это пресекут крайне быстро и "настучат по голове" инициатору нарушения законодательства. А если соглашение будет дублировать законодательство - то зачем оно вообще нужно? Не понимаю... Ну и как указывали коллеги выше - наше законодательство меняется очень быстро...

Поясню на примере электроэнергетики: в Постановление Правительства Российской Федерации №1178 от 29.11.2011 «О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике» за 5 лет было принято 32 поправки (в среднем, по поправке в каждые 2 месяца). О каком длительном планировании идет речь?

Сложно сказать, что могут дать подобные контракты. Пока с такой практикой не сталкивалась. Отмечу лишь, что я против долгосрочных цен, тарифов. Все очень сильно меняется. Установят долгосрочный тариф и введут какую-то индексацию, например, на 4%, а у нас идет повышение на пятнадцать процентов. И что? Я не думаю, что долгосрочные тарифы принесут нам какие-то большие плюсы. 

У нас есть федеральный закон, который обязывает РСО заключать договор с муниципалитетом, где гарантировалась бы поставка ресурсов. Этот закон не работает. Тарифы утверждаются на уровне министерств, чтобы уйти из под влияния губернаторов. 

Что это изменит? В семье если рубль есть, а надо три, то как ни регулируй, эти три рубля не появятся. Это просто игра слов. На сегодняшний день энергетика – очень долго окупаемый проект, очень дорогостоящий. Возложить всю стоимость на потребителя невозможно. Наш потребитель не готов все это оплачивать. Это объективная сложившаяся ситуация. Сегодня это без участия государства не может быть, как ни регулируй – город, субъект, федерация. Рубль все равно один и ничего не сделаешь, как ни регулируй. 

Метод формирования тарифов не имеет принципиального значения, покуда действуют ограничения тарифов предельным индексом роста платы граждан (как ни считай тариф, его придется урезать). Долгосрочные тарифы утверждаются уже несколько лет, но они ежегодно корректируются, и, как правило, в меньшую сторону. Усложнение схемы установления тарифов (включение в нее звена «муниципалитет») не решит проблем отрасли. В отсутствие масштабного финансирования (бюджетного, тарифного или частного) внедрение новых методов и систем тарифообразования не приведет к изменению сложившейся ситуации.

Я не совсем понимаю, как эта схема будет работать, но считаю, что чем больше возможностей для организации, тем лучше. Отмечу при этом, что долгосрочные тарифы в наше время не нужны. Сейчас даже на год не знаешь, как просчитать, всё меняется. Я против долгосрочных тарифов. 

Наша ТСО находится на долгосрочном методе регулирования. Тарифы ежегодно корректируются. Согласна с выступающими, что электроэнергетика это дорогостоящий, но долго окупаемый проект. Складывается впечатление, что регуляторные контракты по сути своей призваны заменить регулирующий орган. Кому это нужно?

Действующее регулирование уже сейчас в большинстве отраслей ЖКХ гарантирует долгосрочный тариф через установление долгосрочных параметров регулирования. И есть гарантии компенсации недополученной выручки в случае принятия "неправедного" решения тарифным органом. Другой вопрос, как реально работает этот механизм компенсации? 

Рост концесий безусловно способствует повышению гарантий для РСО в части незименности размера тарифа. 

Против. Все механизмы уже заложены в долгосрочном тарифном регулировании. Любые контракты, направленные на изменение законодательных норм - ничтожны.

25.01.2017
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Внедрить принцип инверсии инвестиционной привлекательности для объектов ЖКХ

В основу формирования механизма взаимодействия участников системы инвестиционного обеспечения ЖКХ региона должен быть положен принцип инверсии, предполагающий, что для наименее инвестиционно-привлекательных объектов ЖКХ должны быть задействованы максимальные финансовые рычаги. Таким образом, механизм взаимодействия участников системы инвестиционного обеспечения ЖКХ региона предполагает, что на период инновационного цикла развития системы ЖКХ частному инвестору предлагается дифференцированная схема вложения инвестиций, в которой наибольший процент по кредитам гарантируется государством по наименее инвестиционно-привлекательным на текущий период объектам.

Привлекать инвестора можно только условиями нахождения на конкретном предприятии. А это всего лишь один пункт – гарантия возврата вложенных инвестиций. В федеральном законодательстве все это изложено, но не работает. Отмечу, что за последние 5-7 лет сделан просто колоссальный шаг вперед по законодательной базе, однозначно положительный. Мне трудно судить по каким причинам, но реально хорошие добротные федеральные законы страдают при исполнении

Инвестиции в жкх – это миф и утопия. Цель любого инвестора, неважно кто он, получить прибыль как можно быстрее и с максимальным процентом. В условиях государственного регулирования цен и хронического ограничения роста тарифов инвестор этой цели никогда не достигнет. Понятно, что у государства намерения благие: нельзя допустить, чтобы население платило за коммунальные услуги непомерные суммы и так далее. Но эти благие намерения сводя на нет попытки привлечения инвестиций. 

Если будет экономически обоснованный тариф на услуги ЖКХ, тогда ситуация в этой сфере резко изменится. И инвестиционная привлекательность сразу появится. Ну или государство хотя бы должно нам компенсировать выпадающие доходы – в обязательном порядке. 

Терян Григорий
Григорий Терян
ЭКСПЕРТ
31.01.2017

Наверное, там где «экономика проекта не летает» и бизнес вынужден выполнять социальные функции, господдержка должна быть сильнее. Но этот принцип сегодня уже заложен в немногочисленных мерах поддержки, которые существуют. Например, они реализуются в малых городах. Однако бюджетные ассигнования на эти цели крайне ограничены, поэтому меры фактически не реализуются.

Надо определить, в чьей собственности находятся объекты и выполнять долгосрочные программы, которые разработаны.  Если есть программы, а деньгами это не подкреплено, то за этим ничего не стоит. Инвестор должен видеть, что получается в результате уже существующих программ. 

Нужно сделать честные тарифы. Пусть государство сдерживает их, но не должно быть игры, когда нам с одной стороны говорят, что понимают наши проблемы и окажут поддержку, а с другой, что нельзя больше повышать, потому что скоро выборы.  А выборы у нас регулярно проходят. Я знаю такие предприятия, которые под административным давлением из года в год не повышали тарифы, а теперь им жить не на что. И никто им не разрешит повысить тарифы даже на десять процентов. Ведь везде идет повышение на три, пять, шесть. Им же для нормального развития вообще надо поднять тариф 30-40%. 

Пока не будет предприятие развиваться и у инвестора не будет перспективы на получение прибыли, до тех пор никакой инвестиционной привлекательности у объектов ЖКХ не появится. Основной вид деятельности у таких предприятий – убыточный, поэтому об инвестиционной привлекательности говорить не приходиться. 

Я думаю, что тот, кто скажет только об одном варианте – повышении тарифа – это руководитель, который не хочет изыскивать другие ресурсы. Желательно бы их всё-таки находить. У каждого предприятия это индивидуально. Наверное, можно найти другие пути. 

Нужно навести порядок в сфере ЖКХ. Должна быть работа с жильцами теми же. Сейчас много проблем, особенно с оплатой за общедомовые нужды, когда начинают распределять их на всех. Такие скандалы происходят.  У людей нет ясности, в работе предприятий ЖКХ нет прозрачности. 

Чтобы объект ЖКХ был привлекательным для инвесторов, должна быть быстрая оборачиваемость капитала, а в ЖКХ с такими тарифами, которые сейчас существуют, это невозможно. Так что трудно придумать, чем привлечь инвестора. 

На «нефтянку», к газовикам идут инвесторы, а вот в водоканалы не идут, потому что у нас тариф достаточно невысокий. Работая с нефтью и газом, можно вернуть деньги быстрее. А предприятия ЖКХ, конечно, должны быть привлекательными. Если грамотный специалист, то он знает, что вы, внедряя какие-то энергосберегающие технологии, получите  деньги, но не сегодня, а через год или пять. А многие хотят сегодня и много. 

"внедряя какие-то энергосберегающие технологии, получите  деньги, но не сегодня, а через год или пять." - нет, не получите. Принцип формирования тарифа "от достигнутого" срежет Вам эффект на следующем периоде регулирования, то есть если мероприятие не окупилось в течение текущего периода регулирования, то оно не окупится никогда. Именно такой принцип отпугивает инвестора.

Надо сделать более прозрачными и понятными условиям работы предприятий и деятельность жилищно-коммунального хозяйства в целом. Первый шаг сделан, устанавливается трехлетний тариф. Надо двигаться в этом направлении дальше, расширить горизонт планирования. 

Необходима большая понятность, прозрачность рынка. На сегодняшний день тарифное регулирование – это очень сложная и непрозрачная процедура для инвестора. Если компания уже работает на этом рынке, то ей где-то и как-то понятны правила игры. А если заходит компания, которая не является оператором, не оказывает услуги, например, по производству и передаче тепловой энергии, то порядок регулирования и выставления тарифов для нее окажется очень сложным. Особенно самый первый тариф. Усугубляется положение и возможным толкованием некоторых положений в законодательстве – есть обязательные включения, а есть необязательные. И здесь возникает масса вопросов, разночтений и разногласий между эксплуатантами и регулятором. 

Нужно сделать экономически обоснованный тарифы – административно-командным путём. Перестать их сдерживать. Тогда у инвесторов может появиться интерес. И водоканалы будут не выживать, а развиваться и совершенствоваться. 

Дифференцированная схема вложения инвестиций - сомнительна с учетом повсеместного износа оборудования, которое есть в системах ЖКХ на данный момент. Требуется единовременное вложение большого объема инвестиционного капитала, который потом надо еще вернуть и получить прибыль: основное назначение любой коммерческой структуры - получение прибыли. Если прибыли не предвидится, то инвестор не придет на рынок ЖКХ. Если и говорить о диференцированной системе, то не вложения, а возврата инвестиций. Необходимо обеспечить возврат капитала, пока такой системы нет и если инвестор не видит возможности возврата капитала в течение одного периода регулирования, то он не придет на такую площадку. То есть говорить о действительно больших объемах инвестиций - он не придет никогда. Все это осложняется предельными уровнями тарифа и принципом формирования тарифа "от достигнутого".

Поднимать тарифы надо. Пока всё так жёстко регулируется, сложно будет с инвестиционной привлекательностью. Хотя, мы уже три инвестиционные программы реализовали. Новые объекты подключали, сети строили. 

Пока мы сидим на тарифе, никто не пойдет в нашу сферу. Тарифы убыточны у всех. Материал становятся дороже, а рост тарифа минимален. Никто не пойдет вкладывать деньги в убыточное предприятие, на котором нельзя заработать.

Инвесторов можно заинтересовать получением выгоды, а на предприятиях ЖКХ с этим  тяжело. Есть мнение, что ситуацию может изменить повышение тарифов, но ведь это повышение ещё доказать надо и включить туда инвестиционную составляющую. И что из этого получится, неизвестно. 

Сложно сказать. Могу только отметить, что повышение тарифов ударит по населению. За счет этого нельзя повышать инвестиционную привлекательность. 

Вряд ли их можно сегодня сделать инвестиционно привлекательными. По крайней мере, водоканалы. Можно было бы поднять тарифы, но надо же учитывать платёжеспособность населения. Больше чем на десять процентов повышение у нас утверждается только через депутатов, это очень сложный процесс, принимаются во внимание интересы жителей. 

Здесь очень много факторов. Многое зависит от места, отопительного периода, от административных ресурсов. Хотелось бы, чтобы было какое-то более расширенное постановление правительства по инвестиционной привлекательности. Схема подтверждения инвестпрограммы достаточно сложна. Есть административный ресурс, который с нашей стороны непробиваем.  

Нам удалось привлечь в качестве соинвестора программы собственника имущества – муниципалитет. Мы убедили его, что в течение срока действия договора арендные платежи должны использоваться на выполнение мероприятий инвестиционной программы. Так у нас появился дополнительный источник, который уже был в тарифе, поэтому дополнительной нагрузки на потребителей не было. По условиям договора аренды, в конце каждого года все произведенные за счет арендных платежей капитальные вложения передаются в казну города и засчитываются в счет арендных платежей. Арендодатель производит переоценку стоимости аренды уже улучшенного муниципального имущества и так далее на протяжении всего срока договора.

Самой трудной проблемой было изыскать средства на финансирование нашей программы и при этом не «нагрузить» тариф на тепловую энергию. Изначально мы понимали, что рост тарифа ежегодно ограничивается государством. Нам никто не позволит установит инвестиционную надбавку, которая приведет к росту тарифа выше предельно допустимого.

Поэтому мы предложили в первые годы реализации программы за счет заемных средств выполнить мероприятия, дающие максимальный экономический эффект: заменить котлы мощностью 50 Гкал в час, полностью выработавшие свой ресурс и имеющие рабочее КПД не выше 70%, на новые котлы с КПД 90%. Получив экономию по энергоносителям, мы высвободили часть средств в тарифе для инвестиционной составляющей.

Надо не заниматься разделением и поддержкой самых бедных, а ставить задачу, чтобы выходить на другой уровень. Если мы планируем строить микрорайон, то выделяется земля, к ней должна быть подведена вода, электричество, канализация, тепло. Это задача государства в лице всех – муниципалитета, субъекта, федерации в том числе. А помогать убогим – это неправильно. Если не умеешь работать, тебе не надо помогать. 

Конечно, надо помогать тем, кто наименее инвестиционно привлекателен. К сожалению, в той отрасли, в которой мы работаем, жилищно-коммунальное хозяйство и особенно теплоэнергетика, зачастую имущество находится в плачевном состоянии и требует серьезных вложений. И без помощи предприятиям ЖКХ не справится. 

Конечно, надо помогать. Хотя, есть смысл подходить к этому вопросу индивидуально. Смотреть, что делается на предприятиях для улучшения ситуации. И какие меры можно предпринять. 

Так и должно быть, но объекты ЖКХ ни для кого же не привлекательны. И получается, что собственных денег нет, а никому они больше не нужны. 

В первую очередь нужно задействовать финансовые рычаги для помощи объектам ЖКХ. Сейчас все инвестиции направлены на крупные города, в том числе на Москву. А для мелких городов их практически нет. Между тем, у предприятий в таких городах практически нет возможности самим развиваться. 

Среди объектов ЖКХ не так уж и много инвестиционно привлекательных предприятий. Если вообще они есть. Не очень прибыльное это дело. И, конечно, нужны средства, чтобы изменить эту ситуацию. В том числе, а может, и в первую очередь, необходимо помогать тем, кто для инвесторов не интересен. Все-таки нужно учитывать, что ЖКХ – жизненно важная сфера. 

Инвестиции в энергетику от частных инвесторов возможны только в том случае, если инвестированный капитал вернется с определенной массой прибыли. Никто никому ничего дарить не будет. Но, так как существует государственное регулирование тарифов методом от достигнутого, при котором, все излишки изымаются в следующем периоде регулирования, вернуть вложенные средства не получится.

Когда речь идет об отрасли ЖКХ, вообще нельзя говорить об инвестиционной привлекательность. Эта сфера деятельности не всегда окупаема и не всегда надежность равнозначна окупаемости и инвестиционной привлекательности. Этот фактор при оказании помощи или при задействовании каких-либо финансовых рычагов вообще учитывать, мне кажется, не стоит. Просто надо поддерживать объекты по мере их социальной значимости. 

Вряд ли можно найти инвестиционно привлекательные предприятия в сфере ЖКХ. Я думаю, что было бы неплохо поддерживать жилищно-коммунальные предприятия. Ведь это важная сфера жизнеобеспечения. И речь даже не о частных инвесторах, которых вряд ли можно привлечь к вкладыванию денег в убыточную сферу, а о государственной программе. 

В условиях жесткой бюджетной экономии идея с прямой бюджетной поддержкой может быть утопичной. Видимо переломить ситуацию может только системная работа по всем фронтам: энергоэффективность, адекватный тариф, управление, совершенствование механизмов привлечение длинных и "дешевых" денег (пенсионные фонды, страховые компании).

В коммунальном хозяйстве почти все предприятия ивестиционно непривлекательны. Особой прибыли инвестор тут не сможет получить, потому что у нас тариф регулируется государством. Он экономически считается обоснованным, но не все затраты туда заложены. Тариф устанавливается на определенное количество времени. И потом еще устанавливается рост, индексация тарифов. У всех разные. Кому повезло и базовые, начальные тарифы были нормальные, им хорошо. А кому-то не повезло и теперь от этих непонятных тарифов, которые, условно говоря, стоят три копейки, рост будет три-пять процентов в год. Рост оплаты электричества, газа и всего остального гораздо больше. 

Необходимо, конечно, поддерживать предприятия ЖКХ – по возможности. Сложно сказать, как можно привлечь инвесторов для тех предприятий, которые инвестиционно не привлекательны. Видимо, в этом случае необходима какая-то компенсация или льготы от государства. Но, с другой стороны, государство тогда напрямую может помочь непосредственно объектам ЖКХ. 

Если бы в регионе была стабильная ситуация и региональный бюджет стал бы рассчитываться с предприятиями, то уже бы положение выровнялось. А если ещё инвесторам предложили бы пониженные кредиты или какие-то ещё преференции, то, возможно, им стали бы интересны предприятия ЖКХ. Пока я не вижу особых механических рычагов. Сфера ЖКХ остается инвестиционно непривлекательной и убыточной. 

Для региональных и муниципальных органов власти необходимо обеспечить улучшение целевых показателей функционирования объектов ЖКК при минимизации расходов муниципальных бюджетов на преобразования в жилищно-коммунальном хозяйстве. Для организаций жилищно-коммунального комплекса – создать условия, привлекательности объектов жилищно-коммунальной сферы, путем обеспечения возврата инвестиционных вложений и извлечения прибыли. 

Помогать предприятиям надо, наверное. Многие объекты ЖКХ находятся в плачевном состоянии. И никакой инвестор к ним не придет – слишком затратным окажется дело. И с непонятными сроками возврата вложенных средств. 

Возможно, имелось ввиду, что частному инвестору предлагается дифференцированная схема вложения инвестиций, в которой наибольший процент по кредитам гарантируется государством не по   наименее инвестиционно-привлекательным на текущий период объектам, а наоборот: по наиболее привлекательным.

25.01.2017
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Обеспечить личные гарантии главы региона компаниям, реализующим инвестиционные проекты в сфере ЖКХ

Принимаемая высшим должностным лицом субъекта РФ инвестиционная декларация региона, должна устанавливать принципы взаимодействия региональных властей с субъектами предпринимательской и инвестиционной деятельности. Подготовка такого нормативного акта осуществляется в соответствии с разработанными Минэкономразвития России Методическими рекомендациями, одобренными 20 марта 2012 г. решением Правительственной комиссии по проведению административной реформы. Предлагаем ввести личную ответственность первых лиц региона за несоблюдение положений, прописанных в инвестиционной декларации субъекта федерации. 

А как он прогарантирует это? Своей зарплатой отвечать станет? Наверное, какие-то варианты могут быть, но все эти прожекты возможно как-то выстраивать только в том случае, если мы выберемся из той ситуации, в которую оказались за последние два года.

Как он будет гарантировать? Гарантия будет заложена в бюджете субъекта РФ? Гарантия словом – это слишком мало. А любая другая гарантия закрепляется в расходной части бюджета – муниципального или субъекта федерации, или федерального. А какие у нас нынче бюджеты – все знают. Бюджет просто не позволит такую гарантию предоставить. 

Это было бы неплохо. Даже если глава региона даже просто пообещает это, на словах – ситуация будет, наверное, лучше. А если будет ещё и какое-то подтверждение, документальное или финансовое, то станет совсем хорошо. 

Терян Григорий
Григорий Терян
ЭКСПЕРТ
31.01.2017

Поскольку сложно представить такой механизм личных гарантий, можно говорить только о неких KPI для должностных лиц исполнительных органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, тогда появится их личная заинтересованность в объеме инвестиций в сферу ЖКХ в регионе или муниципалитете.

В любом случае инвестор должен видеть на бумаге, за счет чего идет возврат средств. Либо это будет строка в бюджете, либо это будут какие-то программы. Это должно быть где-то закреплено, а не оставаться словами. 

Как он может это гарантировать? Глава региона говорит, что поддерживает, а  руководитель региональной комиссии определит минимальный рост тарифа. И откуда я возьму средства для инвестпроекта? С одной стороны, мы говорим, что тариф должен все предусматривать. С другой есть административное ограничение оплаты. Как при этом работать?

Я считаю, что на данный момент инвесторов нет нормальных. Это люди, которые просто приходят разово на рынок, чтобы просто заработать и всё. И дело не наличии или отсутствии чьих-либо гарантий таким компаниям. 

Немного не так. Нет хорошо подготовленных проектов, куда смогут прийти "нормальные" инвесторы.

А чем он будет гарантировать? В любом случае должно быть финансовое обеспечение этих гарантий. Сегодня никто лозунгами и словами не руководствуется. Другое время. Обещаниями сыт не будешь. 

Конечно, хорошо было бы, но ЖКХ такая сфера, что не знаю, насколько это будет интересно инвесторам. Это очень большой и проблемный вопрос. 

Это зависит от главы региона, от его авторитета. В каких-то областях губернатор пользуется авторитетом и его слову можно верить. А где-то слово губернатора ничего не значит, сегодня сказал, завтра взял обратно. 

Любой инвестор обдумывает, что он получит в итоге и через сколько лет окупятся вложенные средства. А какая гарантия, что предприятие не обанкротится и не уйдет с рынка? Есть, наверное, такой момент. Если инвестор тщательно подходит к вопросу и анализирует ситуацию, ищет предприятие, в которое хочет вложить деньги – могут сказаться личные гарантии главы региона. 

Что значит поддержка и гарантии? Глава региона мне пообещает, а я потом к нему пойду и буду напоминать об этом? Вот если бы подписывался какой-то договор, и бюджет бы брал на себя какой-то компенсационный механизм, если не выполняются его условия. Это было бы что-то понятное. А просто слова, общие фразы ничего не значат. 

К сожалению, устные гарантии в нашей стране ничего не стоят. В соответствии с изменениями в законодательстве о концессионных соглашениях, которые вступили в силу в январе, субъект итак является третьей стороной – в силу того, что муниципалитеты не устанавливают тарифы. Но в любом случае хотелось бы иметь возможность заключать соглашение с субъектом и главой субъекта, в котором бы инвестор гарантировал свои обязательства со своей стороны, а субъект гарантировал бы какие-то аспекты деятельности со своей стороны. И, конечно, это должно быть не устное соглашение. 

Обязательства субъекта РФ по концессионному соглашению - гарантия тарифа и возмещение недополученной выручки. Подписывает этот документ, кстати, глава субъекта РФ, а не кто-либо иной. 

Я не верю ни в какие гарантии, которые провозглашаются на словах. Вряд ли им поверят и инвесторы. Не всегда и письменные обязательства выполняются, что уж говорить об устных. 

Гарантию можно воспринимать в серьез, если она выражается в денежном исчислеии и у инвестора есть уверенность, что данные гарантии компенсируют его затраты, в случае негативного развития ситуации. Возможно, у кого-то из глав субъектов РФ есть достаточные ресурсы и авторитет, но общероссийского применения инициативы пока не просматривается... или я не так понял, изложенное в инициативе...

Главы регионов и так несут персональную ответственность за все, что происходит в регионе, перед Президентом России. И невыполнение или ненадлежащее выполнение своих обязанностей влечет за собой потерю поста. Вот только что инвестору до потери чиновником высшего звена своего поста?

Вряд ли это что-то  может дать. Как глава поможет, чем он поддержит инвесторов? Сфера ЖКХ для инвестиций очень непривлекательна.

У нас в стране много чего обещают на разных уровнях власти. Это ничего не гарантирует.  Верить можно только себе. 

Гарантии должны быть защищены финансово. Как он будет их поддерживать, чем подтверждать? Государственное участие финансированием законодательно запрещено. Подтянуть инвесторов для водоканала ради морального удовлетворения? Никто не захочет. 

Я считаю, что только благодаря найденному взаимопониманию и поддержке руководства города, министерства ЖКХ, депутатского корпуса, Региональной тарифной комиссии нам удалось решить, казалось бы, неразрешимые проблемы. Мы обсуждали все моменты не только в администрации города, но и с депутатским корпусом. Пришлось привлекать и профессиональных независимых экспертов из Санкт-Петербурга. И в результате удалось заключить единый долгосрочный - на 15 лет - договор аренды на все объекты системы теплоснабжения в комплексе, а это 74 котельные и 230 километров теплосетей. Утвердить долгосрочную инвестиционную программу. Срок окупаемости последнего проекта программы укладывается в рамки долгосрочного договора аренды. И удалось найти механизм финансирования данной программы.

Сегодня программа успешно выполняется, и с начала ее реализации уже осуществлены капиталовложения в модернизацию в объеме более 600 млн рублей, хотя начинали мы в 2011 году с 10 млн. Всего за период реализации программы мы планируем вложить в муниципальное имущество города 2,4 млрд рублей.

Основная цель предложенного нами механизма заключается в том, чтобы по окончании срока договора аренды город получил обратно в казну не изношенное, а обновленное, модернизированное, эффективно работающее муниципальное имущество, обеспечивающее бесперебойное теплоснабжение горожан.

Гарантия может быть только финансовая. Им и сейчас ничто не мешает гарантировать эту поддержку. Но у них нет возможности гарантировать. Нет в бюджете таких денег. Они не могут повлиять на ситуацию. Как при этом гарантировать? Гарантировать то, в чём ты управляешь, невозможно. 

Какие гарантии может дать глава региона? Гарантии без обеспечения не работают. Это уже проверено годами.

Я думаю, что городские и региональные власти, а также руководители предприятия должны оказывать поддержку ЖКХ. Тогда бы всё значительно изменилось. Сегодня даже градообразующие предприятия фактически сбрасывают с себя ответственность за восстановление сетей. Они передаются нам в совершенно убитом состоянии. И тут же с нас начинают спрашивать, почему у нас сети в таком виде – жители, руководство, власти. Хорошо бы последовать примеру некоторых городов, где существует надбавка тарифа, которая идёт только на сети. 

Когда власть гарантирует, что поддержит какое-либо проект, это положительно воспринимается инвесторами. Как правило, у них появляется больше желания принять участие. Приведу пример.  Власти нашей области активно поддерживали реализацию программа международного банка развития, и она у нас работала. Это многое значит, гарантии главы региона. 

Если инвестиционная программа утверждена на уровне регионального Правительства и включена в тарифы, то региональное Правительство по ее выполнению будет отчитываться в федеральные органы власти. В случае невыполнения инвестиционной программы ответственность будет нести руководитель ТСО. Гарантия главы региона заканчивается на уровне утверждения программы.

Если бы правительство, например, компенсировало инвестиции в плане снижения кредитной ставки, то это бы сыграло свою роль. Конечно, просто слова ничего не значат, но, наверное, в силах правительства сделать реальные шаги по поддержке этого сектора. 

Не очень понятно, что такое личные гарантии, в чем они выразятся? Глава должен предложить какую-то более конкретную поддержку, иначе это мало кому будет интересно. В наше время кто-то, конечно, может, себе позволить тратить свои средства просто ради хорошего отношения, но сомневаюсь, что это привлечет инвесторов.

 

Личные гарантия или поддержка должны закладываться в бюджете. А бюджет принимает не глава, а законодательный орган. Скажут, что в бюджете денег нет. И что? Нужно, чтобы все ветви власти понимали, что коммунальное хозяйство должно быть в приоритете. Конечно, здравоохранение, образование важны, но и без коммунального хозяйства не обойтись. 

Личные гарантии главы региона могут привлечь инвесторов. Это не так уж и мало значит. У административного ресурса гораздо более мощные рычаги воздействия, чем многие думают. 

Сейчас никто никому не верит. И вкладывать деньги под чье-либо честно слово, даже главы региона, никто не будет. Инвестору нужна прибыль – это определяющее и самое главное. 

За более чем полувековую историю функционирования предприятий ЖКХ в режиме государственной и муниципальной собственности население привыкло относиться к жилищно-коммунальному комплексу как подведомственной структуре, обязанной выполнять определенный набор услуг за символическую плату, а то и без таковой. В свою очередь предприятия ЖКХ, финансово независящие от качества и надежности предоставляемых услуг, потеряли ответственность за результат своей работы. 

Против. Это противоречит Конституции РФ.

25.01.2017
есть идея!
Контроль ЖКХ
ЖКХ Контроль
Распространить опыт использования механизма гарантирования инвестиций на все ресурсоснабжающие организации

Механизм гарантирования инвестиций (МГИ) был создан для привлечения инвестиций в строительство новых объектов генерации в регионах с дефицитом мощности или с прогнозируемым возникновением такого дефицита, а также в зонах, где существуют проблемы с поиском инвестора без дополнительных гарантий возврата вложенных средств. Несмотря на свою привлекательность как для инвестора, так и для государства, МГИ так и не начал полноценно развиваться. Предлагаем распространить опыт использования механизма гарантирования инвестиций на все ресурсоснабжающие организации и внести соответствующие изменения в действующую нормативную базу.

Терян Григорий
Григорий Терян
ЭКСПЕРТ
31.01.2017

В механизме гарантирования инвестиций главный вопрос – где взять деньги? В электроэнергетике это были средства Системного оператора. Аналогия в других сферах ЖКХ не прослеживается.

Трудно ответить на этот вопрос. Я не знаком с таким опытом на предприятиях ЖКХ. Есть сомнения, что такой механизм – с гарантиями инвестиций и с гарантиями их возврата – есть для ресурсоснабжающих организаций. 

У нас есть инвестиционная программа. Она в основном предусматривает реализацию мероприятий за счет прибыли, платы за подключение. Каких-либо инвестиций государства не предусмотрено. Поэтому какой тут опыт распространения? У нас нет такого механизма.

Для реализации такого механизма, да еще в масштабах всей страны - требуется огромный объем денежных средств. Пока я не слышал о положительном опыте работы такого механизма в ЖКХ. Просто нехватает средств на его запуск. Ну и внесение изменений в нормативную базу без четкого понимания от куда и в каком объеме будут браться денежные средства - непродуктивно. Будет нормативная база, но не будет денег на ее реализацию. Вот и все.

Он не будет работать. Есть предельный рост, который может себе позволить потребитель. И государство в первую очередь на него ориентируется. Выше он не уйдет. Отсюда и инвестиции не могут большими быть. 

На мой взгляд, этот механизм в сфере ЖКХ не особо работает. Пока это мечты. Инвестиции – это не благотворительность, это возвратные деньги и, безусловно, опять же, учитывая, ограничение тарифа, получить через него возврат инвестиционных вложений не получается. Тем более, что, как правило, в нашей сферы, длительные работы. Особенно если говорить о замене тепловых сетей. Экономия какая-то возникает при этом, но все-таки вложения гораздо более серьезные требуются, чем возможность возмещения средств через тарифные источники. 

Признаюсь честно, не приходилось сталкиваться с таким механизмом. Так что предположу, что он, к сожалению, не работает.  

У нас в регионе этот механизм не работает.

            А деньги где? Источник финансирования? У каждой инвестиционной программы, утверждаемой органом гос. регулирования четко прописан источник. Поэтому она работает. Здесь отсутствует как источник, так и механизм реализации. Это утопия. Применимо разве что к индивидуальным проектам, имеющим государственное значение.

Мы на себе этот механизм не чувствуем. Не принимаем участия ни в каких программах. Наше предприятие всегда исключают из них. Так что не можем оценить его плюсов и минусов, тем более опыта использования. 

Затрудняюсь сказать, нужно ли его распространять. Не сталкивались с таким механизмом. У нас в регионе его проявлений не замечено. 

Видимо, этот механизм прошёл мимо нашего региона. Не вижу признаков его действия и, соответственно, не знаю, какого рода опыт нужно было бы распространить. 

Мы не видим проявлений этого механизма. Хотелось бы, конечно, воспользоваться чьим-то положительным опытом, но у нас ситуация другая. 

Вопрос в источнике средств: если это тарифные средства - то этот источник объективно ограничен индексом изменения размера платы за КУ.

25.03.2017
есть идея!
Осокин Андрей
Андрей Осокин
Использовать возможности краудфандинговых площадок

На проекте много верных замечаний, что инвесторы практически не заинтересованы приходить в сферу ЖКХ. В основном рассматриваются при этом стандартные методы инвестирования. В сфере ЖКХ можно попробовать применить и другой подход, а именно использовать возможности краудфандинговых площадок.

Сейчас имеется достаточно широкий выбор  порталов для сбора средств на проекты. Системы уже отработаны и способны работать. Проблем с получением средств со стороны работы площадок не будет. Причем, следует заметить, что сбор средсв и результаты будут полностью прозрачны, что для ЖКХ будет несомненным плюсом.

Считаю, что именно этот путь принесет долгожданные инвестиции для развития ЖКХ. 

Привлекательность ЖКХ для частных инвесторов обуславливается наличием стабильных, востребованных объемов производства и регулярных поступлений денежных средств за предоставленные услуги. При эффективной работе акционированного предприятия гарантированное привлечение дополнительных денежных средств возможно и через проведение эмиссий ценных бумаг общества.

При этом инвесторы получают дополнительные имущественные гарантии, а также включаются в систему совместной ответственности за реализацию проектов, возвратность кредитных средств.

Первое чтение. Точка сборки проблем ЖКХ

Предложить тему
эксперты
ОлегПричко
Генеральный директор ПАО «Иркутскэнерго»
ПарвизАбдушукуров
Вице-президент по тепловому бизнесу ОАО «Фортум»
СергейСиваев
Старший директор Федерального центра проектного финансирования (ФЦПФ, Группа ВЭБ)
СергейБаженов
Заместитель директора Института экономики Уральского отделения РАН, доктор экономических наук
ПавелКурзаев
Генеральный директор ГК "Российские коммунальные системы"
ЮрийДорфман
Заместитель генерального директора ПАО «ТГК-14» по сбыту, член Правления ПАО ТГК-14
ИльяЛишанский
Заместитель генерального директора по реализации энергии ПАО «РАО ЭС Востока»
АлексейВялкин
Директор департамента содействия инновациям и инвестициям Торгово-промышленной палаты России
статистика
платформы
1886экспертов
11проектов
127идей
3225комментариев
Мы в социальных сетях
Вход